Сергей Гомоляко
«Чемпионат»
Гомоляко: Николишина не надо было оставлять, но я это не доказал
Работа в «Тракторе» и роковая ошибка, переговоры по Ничушкину, продажа Войнова, гепатит у Новотны и Ржепика – в интервью с Сергеем Гомоляко.
Хоккей / КХЛ 0

СЕРГЕЙ ГОМОЛЯКО В ГОСТЯХ У «ЧЕМПИОНАТА». ФОТОРЕПОРТАЖ

Бывший вице-президент «Трактора» по хоккейной деятельности Сергей Гомоляко побывал в Москве, где впервые стал дедушкой. Дочь Дарья родила ему внучку. Помимо семейных дел, Гомоляко нашёл время откровенно поговорить о проделанной работе в Челябинске, рассказал о взаимоотношениях с бывшим главным тренером клуба Андреем Николишиным, допущенной ошибке и назвал причины расставания с целым рядом легионеров.

«Я привык к управлению за последние годы, сейчас это ближе»

— Чем занимаетесь после ухода из «Трактора»?
— Бездельничаю (смеётся). Смотрю хоккей по телевизору или воочию. В Магнитку езжу.

— А в Челябинске на арену не пускают?
— Опустим этот вопрос (смеётся).

— Работать в Магнитогорск не зовут? Геннадий Величкин на связь не выходил?
— Нет, сейчас идёт сезон. Но я бы с удовольствием.

— Сейчас больше хочется тренировать или выполнять управленческие функции?
— Я привык к управлению за последние годы, сейчас это ближе. Хотя я и выходил с ребятами, катался, подсказывал тренерам. Всё вместе нормально получается.

— Насколько тяжело находить общий язык с молодыми игроками?
— Ребята прислушиваются. Они понимают, что плохого им не подскажут. В Челябинске и Магнитогорске ребята понимающие.

— Большие контракты не срывают им крышу?
— У 18-19-летних хоккеистов в Челябинске не было шибко больших контрактов.

— Когда у вас уводили Основина, Попова, то им «насыпали» больше, а вы не смогли повторить?
— Основин ушёл по регламенту. Ему дали больше в ЦСКА, а мы не стали повторять контракт. Мы на нём заработали денег. Это был нормальный менеджерский ход, потому что я не видел в тот момент, что Слава может сыграть на те деньги, которые ему предложили в Москве. Попову мы предлагали даже чуть больше, чем ему дали в «Ак Барсе». Но ребята вышли из того возраста, когда их можно удержать только деньгами. С таким бюджетом, как в «Тракторе», бороться за золотые медали тяжело, а они хотят что-то выигрывать. Мы со всеми разговаривали, всех понимали.

«Веро делал то, что ему говорили, а Саймон вообще адекватный парень»

— Вспомните о работе с Панариным в «Русских Витязях».
— С такими мастерами всегда приятно работать. Там помимо Панарина были хорошие ребята, тот же Жора Белоусов. Артемий оказался мастеровитее.

— Вообще, «Витязь» тех времён был весёлой командой. Как вам такая обстановка?
— Была хорошая команда, было весело.

— С тафгаями пересекались?
— При мне были Саймон и Веро. С ними работал. Мальчики, которые пришли после Веро, были более безбашенными. С головой, по-моему, не всё в порядке. Веро делал то, что ему говорили. А Саймон вообще адекватный парень, он и играл хорошо. Но, конечно, мог врезать в случае надобности.

— Можете назвать молодого игрока, который, в отличие от Панарина, не реализовал свой потенциал?
— Гомоляко, наверное, в своё время (смеётся). Не знаю даже. Это сейчас надо думать и перебирать все составы. В «Магнитке» есть ребята, которые, надеюсь, заиграют. Тот же Косов, Потехин. Понятно, что они выиграли по два Кубка Гагарина, но от них ждут совсем другого хоккея.

— Косов собирался за океан…
— Он каждый год собирается. Но если не забиваешь шайб, кто тебя туда возьмёт? Собираться и я могу, но что толку?

— В «Магнитке», кстати, вы работали с Майком Кинэном, с Полом Морисом. Чем запомнились эти тренеры?
— Большим профессионализмом. При Морисе больше был Илья Воробьёв, при Кинэне ещё и Майкл Пелино. То, что почерпнул я, рассказывать не буду (смеётся). Приятные люди. А то бывают молодые русские тренера, которые попали в плей-офф, а потом начинаются закидоны, что они всё знают и умеют. У этих такого нет, несмотря на множество заслуг и побед. Они всегда работают и анализируют игры.

— Многие челябинские болельщики ревнуют вас к Магнитогорску. Вы себя своим где больше ощущаете?
— Всегда задаюсь вопросом, а почему Зарипова не называют казанским? Так можно про любого сказать. Спортсмен, приходящий в новую команду, должен отдаваться полностью, как и менеджер. Я родился в Челябинске, воспитанник «Салавата Юлаева», первые бронзовые медали выиграл за «Трактор».

Всё началось ещё после прошлого сезона. Я изначально говорил, что нам не стоит оставлять Андрея Васильевича главным тренером. Но руководство настояло на том, чтобы его оставили. Я был категорически против. И не только я.

Потом переехал в Магнитогорск. Я человек мира — так это называется? Мне было везде приятно работать. В том числе в «Автомобилисте» и в «Витязе». Мы профессионалы и должны выполнять свои обязанности хорошо в любом месте.

«С отставкой Николишина дотерпели до того, что ничего было не исправить»

— Сергей Юрьевич, что всё-таки не получилось в «Тракторе» на должности вице-президента? Как складывались отношения с Андреем Николишиным?
— Всё началось ещё после прошлого сезона. Я изначально говорил, что нам не стоит оставлять Андрея Васильевича главным тренером. Но руководство настояло на том, чтобы его оставили. Я был категорически против. И не только я. В принципе, у нас с ним были нормальные отношения. Но я видел тренировочный процесс и то, как он начал относиться к ребятам. Началась предсезонка, пошли огромные нагрузки. Даже нереальные. Я высказывал своё мнение, но не категорично, так как не главный тренер. Он говорил, что советуется с ребятами, с людьми, знает, что и как делать.

— Особых конфликтов у вас не было?
— Какие конфликты? В моей менеджерской деятельности не было такого, чтобы я заходил в раздевалку и орал на хоккеистов. Да, я с ребятами встречался, общался на житейские темы. Но лезть в работу тренера? Нет.

— Решение по отставке вы принимали?
— Говорили, что это губернатор принимал решение. Но пока я не попал к нему и не задал вопрос, ничего не было. Если бы мы раньше решились на этот шаг, то, наверное, попали бы в плей-офф. Чуть-чуть поздновато вышло.

Николишин: хочу в КХЛ, но без понтов соглашусь на другую работу
Андрей Николишин рассказал о непростой ситуации в «Тракторе», взаимоотношениях с руководством и желании работать тренером дальше.
Сергей Гомоляко в гостях у «Чемпионата»
Сергей Гомоляко в гостях у «Чемпионата»
Фото: Александр Сафонов, "Чемпионат"

— У вас не было желания самому встать на тренерский мостик? Хотя бы в качестве помощника, как когда-то Алексей Жамнов в «Атланте».
— Если бы партия приказала… На тот момент я видел, что Анвар готов. Я видел, как он работает, понимал, что может справиться. Он парень с амбициями. Поэтому не было смысла самому вставать на лавку.

— Смена тренера затягивалась из-за того, что Гатиятулин был с молодёжной сборной в Канаде?
— Да нет, не в Гатиятулине дело. Высшее руководство терпело, терпело и дотерпело до такого момента, когда уже нельзя было что-либо исправить. Мы подобрались к зоне плей-офф, но немножко не хватило.

«Николишин неправильно провёл предсезонку»

— Что пытались исправить после ухода Николишина?
— Команда начала больше дышать, гулять. Лёгкие пробежки вокруг дворца пошли в дело. Считаю, что предсезонная подготовка была немного не так проведена. В Италии мы неправильно тренировались. Я высказывал свою точку зрения, но не настаивал на ней. Я понимал, что, тренируясь в таком темпе на высокогорье, нам будет трудно выкарабкаться в начале чемпионата. Когда Гатиятулин пришёл, мы начали работу по выводу команды из этого состояния.

— В чём разница между тренерскими методиками Николишина и Гатиятулина?
— У Гатиятулина тренировки более сбалансированны.

— У Крикунова баллоны до сих пор таскают.
— И в «Тракторе» в этом году таскали. Но если их каждый день таскать, какой от этого толк? Где-то не таскают баллоны и кроссы не бегают. У каждого сейчас своя методика.

— Про Гатиятулина и Карри Киви хорошо отзывался, говорил, что он очень умный человек. За счёт чего сейчас у Анвара получается в «Тракторе»?
— Анвар постоянно разговаривает с игроками. Я тоже разговаривал с ребятами. Коллектив собрался отличный. Мы вместе подбирали игроков, исходя из финансовых возможностей и задач. Между собой ребята могут сесть, поговорить, никаких проблем. В «Тракторе» нет таких больших мастеров. Парни в основном рабочие.

«Ничушкин хотел вернуться, но компенсацию за него «Трактор» не потянул»

— Рыбакова с Кокуёвым пытались удержать? Или их невозможно было оставить в команде?
— Мы всех пытались удержать.

— Рыбаков с Кокуёвым всё-таки не последние люди в прошлогоднем «Тракторе».
— Нет, конечно, они не последние люди. Лично я больше за уход Попова переживал. Потому что центральный нападающий есть центральный. Кокуёв же рабочий парень, но игрок третьего-четвёртого звена, никак не первого. Не бомбардир, скажем прямо. Все видят, что Рыбаков сейчас не попадает в состав «Динамо», а Кокуёв играет в четвёртом звене. Когда мы вели с ними переговоры, то понимали, на какие деньги они наиграли, а на какие нет. Но и надо понять ребят, что они поехали в топ-клуб.

— Правда ли, что Валерий Ничушкин летом катался с «Трактором» и была возможность вернуть его в родной клуб?
— Действительно, Валера катался с командой, шли длительные переговоры о его возвращении. Однако «Динамо» столько запросило за компенсацию, что мы не потянули.

— Сам Ничушкин хотел выступать за «Трактор»?
— Да. Он и со мной разговаривал, и с директором клуба. Одного желания мало. Если права принадлежат «Динамо», то с этим ничего не поделаешь.

— Не обидно, что челябинские воспитанники один за другим уезжают за океан и проявляют себя в других клубах?
— Понятно, что обидно. Но жизнь такая. Куда деваться? Кто-то уехал ещё до нас. Те же Ничушкин, Дугин, Карпов. Все знают, что там была за ситуация.

Сергей Гомоляко в гостях у «Чемпионата»
Сергей Гомоляко в гостях у «Чемпионата»
Фото: Александр Сафонов, "Чемпионат"

— Но уже позже покинули «Трактор» Абрамов и Тренин, Сергеев и Микулович.
— Ребята уезжают в Канаду. Что тут поделаешь? Права при этом остаются за «Трактором», никуда они не денутся. Другое дело, заиграют ли они там? Абрамову мы предлагали летом контракт, чтобы к нам вернулся. Поиграл бы здесь, окреп, возмужал и попробовал бы свои силы в НХЛ. Много таких примеров: Панарин, Кузнецов, Тарасенко. Все они поиграли в России, заработали себе имя и уезжали в совершенно другом статусе.

— А вы сами переживаете, что не довелось поиграть в НХЛ?
— Сейчас, конечно, нет, а в своё время переживал.

— Права на Вячеслава Войнова тоже принадлежали вам, но до Челябинска он не доехал. Сверху подключились?
— Было понятно, какого уровня игрок Войнов и где он будет играть. С ним, конечно, разговаривал губернатор, предлагал очень хорошие деньги, но с клубами вроде СКА сложно тягаться. Пытались его удержать, я с ним в Москве встречался, губернатор беседовал и предлагал такую зарплату, которую у нас в «Тракторе» никто не получал. Губернатор Челябинской области Борис Александрович Дубровский хотел на себя взять финансовый вопрос. Нужно сказать спасибо Дубровскому за то, что пытался удержать защитника такого уровня в «Тракторе». В Челябинске сейчас таких хоккеистов нет.

— Болельщики спрашивают, куда делись деньги за Войнова.
— Лучше задайте этот вопрос директору «Трактора».

«У Ржепика и Новотны обнаружили гепатит»

— «Трактор» в этом году сменил большое число легионеров за короткий срок. Кого из иностранцев приглашали вы лично и с чем связаны такие серьёзные изменения в команде?
— Это форс-мажор. Никто не поменял бы легионеров, если бы не случилось то, что случилось. У нас было два хороших иностранца — Ржепик и Новотны, которые на предсезонке продемонстрировали себя с наилучшей стороны. Иржи летом показал, что он стержень команды,

Сначала у Новотны обнаружили гепатит. Из Финляндии приехал с апельсиновыми глазами. Когда начался сезон, а Ржепика, получившего травму, стали оперировать, у него тоже обнаружили гепатит А.

а Михал был лучшим бомбардиром «Трактора» на предсезонных турнирах с семью очками. Потом их подкосили болезни, сначала у Новотны обнаружили гепатит. Из Финляндии приехал с апельсиновыми глазами.

Когда начался сезон, а Ржепика, получившего травму, стали оперировать, у него тоже обнаружили гепатит А. С обоими расторгли контракт. Мы быстро начали искать иностранцев, а хороших на рынке не было. Когда Ржепик ещё был в команде, взяли Бирнера вместо Новотны. Советовались с Ржепиком, так как они вместе играли. У них хорошо вместе получалось, они даже выиграли чемпионат Чехии. Ржепик уехал, и Бирнер немножко потерялся. Видно, что он был очень расстроен. Они же семьями общались. У Бирнера жена была в положении, боялся, что супруга может заболеть гепатитом. Все эти переживания не дали ему раскрыться.

Потом нам предложили Райана Веске. Его убирали уже тогда, когда меня не было. Но у Райана была травма спины. Сказали, что она будет долго заживать и лечить его не имело смысла.

— Челябинцы Шумаков и Шалунов сейчас «зажигают» в «Сибири». Было у вас когда-нибудь желание их вернуть?
— Мы очень много и в прошлом, и в этом году разговаривали о воспитанниках «Трактора». Но кто их отдавать будет? У Шалунова была своя история с Владимиром Николаевичем (Кречин — бывший вице-президент «Трактора». — Прим. «Чемпионата»), а Шумакова ещё раньше забраковали, как и Панарина. Если бы директора никуда не лезли, может быть, всё было бы по-другому.

«Какие в «Тракторе» скауты? Сейчас менеджер-то один»

— Осталась ли обида на руководство «Трактора»? Насколько тяжело переживали увольнение?
— Мой уход — отдельная история, которую не хотел бы выносить на люди. Всё, что мы хотели построить — сделано. Главное, чтобы построенное не разрушили. Сейчас «Белые медведи» идут на первом месте в Восточной конференции МХЛ. «Трактор» идёт на пятом месте и точно попадёт в плей-офф. Перед нами стояла задача попасть в первую восьмёрку. Что касается увольнения, получается так, что я сам принял решение уйти. Все же говорят, что менеджер плохой, когда команда не играет, а если наоборот, то тренер хороший. Считаю, что хорошо сделал свою работу.

— Возвращаясь к теме легионеров, можно вспомнить и про неудачное приглашение Александра Болдюка.
— С Болдюком была другая ситуация. Звонит мне тренер и говорит: «У меня есть центральный нападающий Болдюк. Давай, подписываем!». Я спрашиваю: «Точно?». «Да, всё точно, разговаривал с Ларионовым», — сказал Николишин. Я позвонил Игорю Николаевичу, обсудили условия. Ещё несколько раз уточнил у Андрея Васильевича, точно ли он нам нужен. Заверил, что да. Но потом он оказался не нужен.

— Наши клубы часто подписывают легионеров, которые всё время играют на одной позиции, а их берут на другие.
— Смотря как игрока преподносят клубу. Если бы в каждой команде была своя скаутская служба, то такого бы не было. Понятно, что некоторые команды могут ездить по миру, а у других клубов такой возможности нет. Какие в «Тракторе» скауты? Сейчас менеджер-то один, а скаутов и подавно нет.

Сергей Гомоляко в гостях у «Чемпионата»
Сергей Гомоляко в гостях у «Чемпионата»
Фото: Александр Сафонов, "Чемпионат"

«Единственной моей ошибкой было то, что я не доказал руководству, что Николишина не надо было оставлять»

— Вы проработали пять сезонов в качестве тренера, а потом перешли на менеджерскую работу. Где приходилось работать более напряжённо?
— Напряжённо везде. Если бы я был олигарх, когда ты сидишь, руководишь и просто даёшь свои деньги, то это одно. Если ты тренер, то приходит директор, «пихает» тебе. Менеджеру влетает от президента. Везде переживаешь, нервничаешь за команду, и неважно, в каком клубе ты работаешь.

— Челябинские болельщики – тоже люди непростые, они к вам неоднозначно относились. Даже писали, что вам с Николишиным надо покинуть «Трактор». Вы пытались наладить с ними диалог?
— А кто это пишет? Они же ничего не знают, а писать сейчас можно всё, что угодно. Я не считаю, что у нас в «Тракторе» не получилось. В прошлом году – да, но меня никто не послушал, что Николишина не надо было подписывать. Я и на пресс-конференции сказал, что единственной моей ошибкой было то, что я не доказал руководству, что Николишина не надо было оставлять. Всё остальное – очень спорно. Все писали, что команду покинули такие хорошие хоккеисты – Рыбаков, Кокуёв, Попов. Это понятно, но в плей-офф ведь мы не попали! Сейчас их нет, а команда идёт на пятом месте и спокойно попадает в плей-офф. Считаю, что в этом году мы провели хорошую работу. Ребята играют в топ-клубах и отлично себя проявляют. Значит, умеют играть. Но ведь они и тогда были в команде! И именно они, а не я выходили на лёд.

Ещё в прошлом сезоне нас спрашивали о том, зачем нам в «Белых Медведях» столько хоккеистов 1998 года рождения. А у нас сейчас шесть кандидатов в молодёжную сборную на следующий год, «Медведи» идут на первом месте, «Челмет» тоже в зоне плей-офф. Считаю, что это вполне хорошая работа для того финансирования, которым мы располагали.

«Поверили Первышину. Оказалось, зря...»

— После того как расторгли контракт с Первышиным, Сеничев говорил, что, даже если бы на его месте был Радулов, его всё равно в команде бы не было. Соглашение было расторгнуто из-за нарушения режима?
— Да, здесь уже понятная ситуация. Дали три выходных ребятам. Они должны были приехать, а его на четвёртый день не было, решили оштрафовать. На связь он не выходил, и в итоге его не было семь дней. Что тут можно было сделать? Он просто исчез, его не было в городе, трубку не брал. Лично я с ним не пил, на эту тему ничего не скажу. Но ещё до того, как он появился, мы договорились с агентом, что расторгаем контракт. Самое интересное, что всю предсезонку он провёл отлично, тренеры нарадоваться не могли, был в очень хорошей форме. Приятно было смотреть. Но вот потом…

— На прошлой неделе «Кузня» расторгла контракт с ним и Анисиным. Как вы считаете, таким хоккеистам есть место в КХЛ?
— Видел я этот ролик на кухне. Он уже сказал в том смысле, что, мол, попеть нельзя? Люди же ходят в караоке, поют там. Там же не видно, пьют они или нет. Хотя кружечка, по-моему, там стояла. (смеётся). Если говорить серьёзно, то эти ребята могут играть в хоккей, но надо взяться за ум Конечно, в них должен кто-то поверить. Мы поверили Первышину летом, но оказалось, что зря. Ситуация странная, конечно. В «Тракторе» у него была хорошая зарплата, а в «Кузне» — маленькая. Какой смысл было ему менять, непонятно.

— Насколько позволительно игрокам так себя вести? Могут быть такие хоккеисты в КХЛ?
— Да их теперь в КХЛ и нет (смех).

«Цыгуров всё продал в Челябинске и уехал в Тольятти, уже не в очень хорошем состоянии»

— Как дела у Геннадия Цыгурова?
— Он в Челябинске всё продал, уехал в Тольятти. Насколько я знаю, лежит в больнице. Он уезжал уже не в очень хорошем состоянии. После с трагедии с сыном начал сдавать, к тому же перед похоронами супруга сломала шейку бедра. Всё сразу навалилось, но мы его поддерживали, у нас была девушка, которая постоянно к нему в больницу ездила. Потом он всё продал и уехал, у него дом в Тольятти.

— Хотели спросить ещё про Кирилла Кольцова. Непростой человек, но сейчас играет. Быстро ли договорились и не было ли опасения, что он задурит?
— Было, с Анваром долго разговаривали, и Анвар меня просил помочь. Скажу, что не он один такой. Понятно, что он более величественный, но там ещё есть трудные ребята, поэтому часто разговаривали. Каждый может уйти, и в Уфе на него говорили, и он на них говорил. Но он тоже не маленький, у него тоже имя есть. Когда так про него сказали, то и он так ответил. Мы боялись этого, летом я несколько раз встречался, разговаривал. Анвар с ним общается постоянно. Как игрок большой мастер. Во-первых, он фанат до мозга костей – переживает, когда проигрываем или он не забьёт.

— Что не срослось с Глинкиным, он ушёл вслед за Поповым, в связке?
— Антон – отличный игрок, но… Знаете, я сейчас читаю сейчас книгу Кожевникова, и в ней он пишет, что для некоторых хоккеистов должен быть жёсткий тренер: Цыгуров, Крикунов. Вот для Глинкина таковым является Билялетдинов. Для него Анвар или Николишин не авторитеты. Ему говорят: делай так — а он всё по-своему. В «Ак Барсе» сейчас выполняет то, что нужно тренеру. Дело-то не в тренере, а в твоём профессионализме.

Сергей Гомоляко в гостях у «Чемпионата»
Сергей Гомоляко в гостях у «Чемпионата»
Фото: Александр Сафонов, "Чемпионат"

— Как дела у сына в «Челмете»?
— Старается, тренируется, играет. Молодец.

— Общие черты у вас есть?
— Нет, у него больше что-то дедовское, дед так быстро бегал, его в своё время «Татрой» называли.

— Общались ли вы с Андреем Назаровым, когда он был без работы?
— Нет, не общались. Но у нас хорошие отношения. Последнее время на «Челмет» ходил, там его давний помощник Игорь Калянин был. Вот с ним общался.

— Считаете, что нужны такие яркие и экспрессивные тренеры в лиге?
— Конечно, нужны. Не всем же быть такими спокойными, как Анвар. Билялетдинов что ли по лавке бегает? Белоусов бегал? Каждый по-своему себя ведёт, может кто-то молчит в раздевалке, а на лавке двигается.

Назаров: хоккей – это шоу, а игроки и тренеры – обычные клоуны
Работа в КХЛ, премия для Рыспаева, война в Донецке, карьера в НХЛ и отказ от американского паспорта – в интервью с Андреем Назаровым.

«Я сделал для Челябинска больше, чем руководители «Трактора» для хоккея»

— Сергей Юрьевич, у вас никакой обиды на команду не осталось? Вы всё равно следите за ней, желаете ей успехов?
— Обиды на команду нет. На людей, которые вынудили меня уйти, наверное, есть.

— Мешали работать?
— Мешали – это одно. Но звонить и говорить по телефону об отставке – это, я считаю, неправильно. Три дня не могли подождать, чтобы сесть всем вместе и поговорить? Это неправильная ситуация. При всех моих плюсах и минусах,

Валера Ничушкин катался с командой, шли длительные переговоры о его возвращении. Однако «Динамо» столько запросило за компенсацию, что мы не потянули.

я для Челябинска больше сделал, чем они для хоккея. А для Челябинской области – ещё больше. Обида была и есть, но команда здесь не причём. Есть определённые люди, бог им судья.

— Повторить выход в финал Кубка Гагарина, когда «Трактор» играл с «Динамо», сейчас тяжело?
— Да нереально. Все могут что угодно говорить. Каждый раз перед сезоном многие клубы говорят: «Наша задача – выиграть Кубок Гагарина». Я им говорю: «Вы хоть в кошелёк свой смотрели? На что вы будете его выигрывать?». Попасть в плей-офф и потрепать нервы «Магнитке», «Ак Барсу» и Уфе – это понятно, а бороться за Кубок Гагарина с таким бюджетом тяжело. Все это понимают. Когда болельщики задают вопросы о задаче в начале сезона, я всегда говорю, что первая задача – попасть в плей-офф. Попадаешь в плей-офф – там совсем другой хоккей. И «Сибирь» это в своё время показала. Но выше головы она всё равно не прыгнула.

«С удовольствием поддержал бы идею о сокращении КХЛ»

— Как считаете, это ненормальная ситуация, когда у нас есть «Кузня», а есть СКА? В НХЛ такого нет.
— Ненормальная ситуация, что есть СКА, есть «Кузня» и есть «Куньлунь». Вот это ненормальная ситуация. Но это уже политика.

— Тем более у Новокузнецка такая школа, столько ребят оттуда вышло!
— Дай бог, чтобы такая школа, как в Новокузнецке, работала и продолжала работать.

— Ведь именно из таких школ выходят будущие хоккеисты сборной.
— Согласен. У нас всё подстроено под сборную. Мы должны это поддерживать. Ведь сборная – это наша всё. И мы ждём от неё побед на чемпионатах мира и Олимпиадах.

— Как вам идея о сокращении лиги?
— Я бы с удовольствием поддержал её.

— Но тогда мы убьём «Кузню».
— Почему?

— В Новокузнецке хоккея не будет.
— Посмотрите, кто играет сейчас в «Югре»! Парни, которые играют в «Кузне», они могут прийти сюда и играть. Молодые парни, пусть растут. А у нас получается, что играют 30 команд, и из игроков половина – пенсионеры. Ладно бы все такие, как Паша Дацюк. На него приятно смотреть.

«Гвардиола закончил и сразу в «Барселону» пришёл. И всё выиграл»

— У нас тренеров, которые могут качественно работать с молодёжью, не так много. Пётр Ильич Воробьёв работает, а кто ещё?
— Орешкин ещё есть, Гатиятулин, Кудашов, Илья Воробьёв. Много тренеров.

— Почему с Николишиным сложилась такая ситуация? Ведь он был свой, его даже Батей называли.
— Я не знаю, не могу за него говорить. Такая вот ситуация с ним сложилась.

— Вроде молодой тренер, но опыта нет.
— Опыта нет. Когда Николишин пришёл в команду, он с каждым общался, спрашивал, кто как себя чувствует. Если кто-то приболел, он говорил ему: «Давай, отдохни». А потом стало совсем по-другому. Он ни с кем не разговаривал. И сами хоккеисты говорили об этом.

— Вас не удивляет то, что у нас тренеры только заканчивают игровую карьеру и их сразу назначают главными в КХЛ?
— А кто, кроме Николишина, так делал? Как сейчас происходит в европейском футболе? Гвардиола закончил и сразу в «Барселону» пришёл. И всё выиграл. Поэтому надо давать шансы молодым.

— Орешкин тоже никогда в КХЛ не работал, он из Высшей лиги пришёл. Или есть такие, как Бабенко, которые, доигрывая, уже понимали, что они будут тренировать.
— Бабенко пока не главный тренер. Почему бы и нет? Я сейчас был в Челябинске, с ректором университета физкультуры общался. Женька Бирюков прислал заявление на поступление в ВШТ. Пока он ещё играет, но уже будет учиться в школе тренеров.

Сергей Гомоляко в гостях у «Чемпионата»
Сергей Гомоляко в гостях у «Чемпионата»
Фото: Александр Сафонов, "Чемпионат"
Комментарии (0)
Узнавайте о новых статьях первыми

Подпишитесь на рассылку и узнавайте о самых интересных и важных новостях первыми

Введите корректный e-mail
Загрузка
Произошла ошибка. Пожалуйста, попробуйте еще раз.
Спасибо!

Для завершения подписки остался один шаг. Проверьте свою почту.

Партнерский контент