Роман Зобнин и «Спартак» — почему замедлился рост
Михаил Гончаров
Говорят, Зобнин регрессирует. Это правда, но вина – на тренерах «Спартака»
Одну проблему точно давно пора устранить.
Футбол / РПЛ 0

Фамилия спартаковского полузащитника в последнее время чаще всего упоминается в негативном контексте. Болельщики видят его результативные ошибки и провалы в опорной зоне, удивляются и возмущаются, с ностальгией вспоминают прошлое лето, когда Роман на ЧМ-2018 был в полном порядке и играл никак не хуже Головина, вскоре уехавшего в Европу. Мог туда, кстати, в тот период отправиться и Зобнин, предложения из серьёзного чемпионата поступали. Но не сложилось. Футболист после короткой передышки вернулся в «Спартак», а там уже постепенно созревала революция.

В итоге после всех потрясений последнего года, тренерской чехарды и отсутствия внятной игровой системы Зобнин сдал (впрочем, как и вся команда). В таких случаях в попытках докопаться до истинных причин спада всегда можно заподозрить самого игрока в потере мотивации, в снижении требований к себе и прочих заштампованных атрибутах похожих ситуаций. Но скажу честно: я, глядя на Романа, его вины в регрессе не вижу. И глобальных проблем – тоже.

Убеждён, например, что давняя тяжёлая травма колена и последующее более лёгкое повреждение мениска тут точно ни при чём. У Зобнина сохранились все его лучшие качества: он даёт точно такой же объём интенсивной работы в центре поля, что и прежде (количество ТТД от 90 до 100 – абсолютная норма, количество единоборств также не снизилось), по-прежнему динамично работает с мячом, обладает классной скоростью для игрока центральной зоны, здорово разворачивается с мячом под давлением. При обороне – быстро сокращает расстояние и агрессивно ведёт себя в прессинге. С точки зрения физических характеристик, беговой работы и технических данных мы по-прежнему видим прежнего Романа.

Более того, в некоторых компонентах он стал даже сильнее. В новом сезоне Зобнин визуально начал лучше чувствовать полуфланговые зоны в чужих штрафных, часто врывается в них и обеспечивает отличное предложение для партнёров. А ещё он эффективно вылетает при стандартах и навесах на ближнюю штангу и подрезает мяч головой. Раньше, даже в лучшем для себя сезоне-2016/17, такими манёврами Роман выделялся гораздо реже.

Но глупо спорить, что в общем уровне сегодняшний Зобнин не то что не прибавил по сравнению с ЧМ-2018, а даже упал на этаж-два ниже. Это на самом деле очень грустно, но никаких критических проблем у него по-прежнему нет. На мой взгляд, всё, что происходит, — прямая вина последних тренеров «Спартака», Рауля Рианчо и Олега Кононова. Они сделали всё возможное, чтобы Зобнин играл на своих минусах (которые не устранялись индивидуальной работой), а плюсы становились не столь заметны.

Первый, и самый расстраивающий, недостаток – это постоянные ошибки Зобнина в позиционном расположении. Он систематически проигрывает второй темп при быстрых атаках соперника (либо не успевает добегать, либо наоборот вжимается в штрафную), пускает передачи за спину, не подстраховывает Гулиева в моменты, когда тот убегает в атаку. Но точно то же самое можно сказать и про Аяза. И это точно не проблема футболистов или их низкого уровня. Это отсутствие понятной для игроков «Спартака» общей системы расположения и действий при 1) начале атаки; 2) переходной фазе после потери; 3) позиционной обороне; а также недостаток коммуникации и взаимоподстраховки. Более того, уверен, что Роман – умный, старательный, всегда имеющий мотивацию парень – реагировал бы на ошибки, если бы ему их объясняли. В сборной, к слову, я таких провалов у Зобнина почему-то ни разу не видел.

Второй же пункт регресса носит скорее психологический характер – он не является системным, но в определённые моменты становится важным и очень раздражает болельщиков. Речь, само собой, о качестве ударов Зобнина. Здесь достаточно привести картинку всех его пристрелок в сезоне.

Как видите, из 17 попыток Романа в сезоне за «Спартак» и сборную лишь три пришлись в створ. Три! То есть 17 процентов. Это не чрезмерно низкие, а катастрофические цифры для опорного полузащитника. И даже если оставить за скобками рывки в штрафную через полуфланговые зоны (которые, впрочем, тоже обесцениваются), Зобнин часто оказывается на подборе. Обладать хоть мало-мальски поставленным ударом для полузащитника его формата – крайне желательно.

Поэтому очень интересно узнать, занимаются ли в «Спартаке» с Романом персонально после тренировок или пускают всё на самотёк. Здесь проблема точно не в невезении, поскольку при большинстве ударов спартаковский полузащитник попросту неправильно ставит корпус. Не верю, что в 25 лет нельзя хотя бы на две-три позиции (не говорю про космический удар уровня Фернандо) улучшить у футболиста отдельный навык. В последние месяцы по совместительству работаю в клубе ПФЛ и наблюдаю, как молодые ребята после занятий остаются на 15-20 минут для отработки хромающих элементов: от аутов и пенальти до длинных передач и штрафных ударов. И вижу, что это даёт результат.

Зобнин – один из самых талантливых игроков России нового поколения. Он представляет огромную ценность не только для «Спартака», но и для всей страны. И будет очень грустно, если тренеры оставят всё как есть и так и не помогут ему выйти на новый уровень.

Использованы данные WyScout.

Комментарии (0)
Узнавайте о новых статьях первыми

Подпишитесь на рассылку и узнавайте о самых интересных и важных новостях первыми

Введите корректный e-mail
Загрузка
Произошла ошибка. Пожалуйста, попробуйте еще раз.
Спасибо!

Для завершения подписки остался один шаг. Проверьте свою почту.

Партнерский контент