Показать ещё Все новости
РПЛ может отдать права на трансляции без тендера. Почему это плохо для футбола России
Полина Куимова
Тендер на телеправа РПЛ
Комментарии
Для развития нужна здоровая конкуренция, но у нас всё снова может решиться по «опыту».

Этот сезон может стать последним для российского футбола на «Матч ТВ». Контракт телеканала на право транслировать матчи РПЛ истекает в следующем году, а желающих побороться за трансляции в этот раз больше, чем один. В июле директор по коммерции, маркетингу и коммуникациям РПЛ Павел Суворов сообщил, что новый тендер на телеправа проведут в третьем квартале этого года. И цена «вырастет существенно» – сейчас «Матч ТВ» ежегодно платит лиге 1,7 млрд рублей.

В этом сезоне действует новая система распределения выплат за телеправа: слабые получают больше, сильные – меньше. Но так будет только один год (пока)

В 2018-м году РПЛ приняла новые правила распределения доходов. Раньше 40% от реализации телеправ распределялись между клубами поровну, а 60% – в зависимости от занятого места по итогам сезона. С сезона-2018/2019 в учёт добавили ещё маркетинговые усилия/результаты клубов, взяв за основу посещаемость. Цель таких перемен, по словам лиги, – сделать чемпионат привлекательнее с коммерческой точки зрения и мотивировать клубы работать с аудиторией, чтобы повысить заполняемость трибун.

На маркетинговые бонусы планировалось тратить 8% доходов лиги от реализации медиа- и коммерческих прав. И распределять их между клубами, чья посещаемость в сезоне превысит 50%. По итогам сезона-2018/2019 этого показателя достигли 11 клубов РПЛ: «Зенит», «Спартак», «Локомотив», ЦСКА, «Краснодар», «Ростов», «Урал», «Арсенал», «Енисей», «Уфа» и «Оренбург». Так что в следующем сезоне они получали дополнительные средства от лиги.

«Это стимулирует команды уделять больше внимания работе с болельщиками», – говорил тогда Прядкин.

Попытка ввести маркетинговые показатели в распределение доходов была не первой. В 2007-м 20% вырученных средств распределяли между клубами, учитывая количество трансляций их матчей. Получилось так себе. Бюджет был небольшой, а дефицит — солидный. Поэтому и суммы, которые получали команды, выходили невпечатляющие.

В этом году РПЛ приняла новое правило: 60% доходов распределяются в равных долях, а 40% — в зависимости от места в таблице по итогам сезона. Это помогает командам слабее заработать больше, чем раньше, за счёт роста фиксированной выплаты (сейчас это 63,75 млн).

Прядкин говорил, что по изменениям в системе выплат была «жаркая дискуссия», а с инициативой вышел «Ахмат»: из-за американских санкций клуб весной лишился большой части доходов, поэтому продавить решение о реформе ему было особенно важно.

За любые средства, конечно, нужно бороться, но в РПЛ выплаты за телеправа в структуре общих доходов клубов составляют всего 4%, что очень мало по сравнению с европейскими лигами (там средний показатель чуть ли не в десять раз выше).

Компания Nielsen проводила исследование и установила справедливую цену в 6 млрд 150 млн. Но глава Hypercube Питер Нювенхюйс считает, что с новым форматом лиги она может составить и 10 млрд 180 млн.

Со следующего сезона поменяется не только система, но и основной вещатель. Только вот непонятно, проведут ли обещанный тендер

По нынешнему соглашению у «Матч ТВ» приоритетное право на ведение переговоров до 1 сентября. Как сообщал РБК, Газпром-медиа-холдинг рассматривает приобретение всего пакета РПЛ, включая коммерческие права. Поэтому предложение, которое уже было сделано руководству лиги, на порядок выше действующего контракта.

Однако «Матч ТВ» не единственный претендент на трансляции матчей РПЛ: конкуренцию Газпром-медиа-холдингу готовы составить онлайн-кинотеатр Okko («Сбербанк»), «Яндекс» и платформа Start («Мегафон»).

И это первый случай в истории лиги, когда на покупку телеправ могут провести тендер среди нескольких компаний, а не одной. Всё настолько серьёзно, что РФС решил создать рабочую группу совместно с РПЛ, чтобы помочь рассмотреть предложения потенциальных покупателей и выбрать наиболее выгодное с финансовой точки зрения.

«Суть покупки спортивных прав – победить другие сети, – сказал бывший руководитель департмента медиаправ «Лиги ТВ» Лев Гоберман. — А наша система не совсем про бизнес. Потому что, в первую очередь, есть устоявшееся мнение: футбол – народу! То есть идея закрыть его и сделать полностью платным разбивается о реальность. Отсюда и отсутствие конкуренции на этом рынке долгое время. Как было раньше: сидел Алексей Миллер как глава РПЛ и Алексей Миллер — со стороны «Газпром-медиа» и думал, сколько отсыпать российскому футболу. Никто больше брать был не готов.

Я за честный бизнес и здоровую конкуренцию, но не думаю, что футбол должен полностью уходить с телевидения в онлайн. Однозначно всё должно быть платным, за исключением каких-то развлекательных шоу – в таком случае цена услуги будет совсем другой.

Сейчас, за счёт количества желающих, цена на телеправа должна сильно вырасти. Условно Okko говорит: 8 млрд. Тогда «Матч ТВ» должен всеми силами перебивать эту цену, чтобы оставить за собой право на трансляции матчей РПЛ, иначе зачем они вообще существуют?»

Надо понимать, что если «Матч ТВ» сейчас потеряет право на показ национального чемпионата, то в будущем это может значительно повлиять на рост цены телеправ РПЛ. Пример на поверхности: в 2019-м году «Матч» предлагал за АПЛ € 5,5 млн. Okko в итоге перебил предложение, выложив € 7 млн. В этом году «Матч» вернул себе Англию уже за совершенно другую сумму – «РБ» сообщал про € 15 млн, а по нашей информации, речь и вовсе идёт о € 25 млн. Конкуренция так и работает: если есть больше одного покупателя (а сейчас их три, не считая «Матч ТВ»), то цена объективно будет выше.

  • Заявку Start курирует Илья Геркус – в начале августа он написал в своём телеграм-канале, что вместе с командой намеревается выиграть тендер: «Наши амбиции — вывести освещение любимой игры на новый уровень, сделать просмотр нашего футбола максимально удобным, интересным и близким болельщикам, рассказать новые истории, привлечь новых зрителей». В интервью Сергею Егорову Геркус сообщил чуть больше: «То, что есть конкуренция, говорит о том, что права наконец хорошие. Наконец можно будет на этом зарабатывать больше, чем 1,7 млрд рублей. И они будут стоить ещё больше, если выбрать платную модель. Я верю в ОТТ-сервис. Надо вкладывать большие деньги в маркетинг, находить позитивные истории, пусть это и не так просто».
  • «Яндекс», вероятно, может предложить двойную сделку с «Матч ТВ»: компания заберёт на себя полностью трансляции в онлайне, а за холдингом останутся телепоказы.
  • Okko трансляция РПЛ интересна давно – об этом в интервью «Чемпионату» в декабре прошлого года говорил уже бывший руководитель спортивных проектов Rambler Group Михаил Гершкович: «Вопрос не в Оkko, а в РПЛ. Мы готовы. Ждём, когда РПЛ повзрослеет и придёт к зрелому подходу к продаже прав». По мнению Гершковича, платный сегмент – будущее, потому что на такой модели можно добиться финансовых выгод.

Предложения платформ должны быть озвучены на тендере, если до него, конечно, дойдёт. Нельзя исключать такое развитие событий, что «Матч ТВ», имея первоочерёдное право на проведение переговоров, не предложит что-то существенно лучше, а РПЛ на это согласится, не проводя никаких конкурсов. Тем более что Прядкин открыто об этом заявил журналистам после заседания клубов РПЛ.

«Если будет предложение, устраивающее всех, то мы можем отказаться от тендера и принять то, которое нам будет понятно. Все ведущие клубы говорили об этом и готовы хоть сейчас подписать. Конкурс, может, и нужен, но всё же зависит от того, что нам предложат. Если бы сейчас условно «Матч ТВ» дал 10 миллиардов рублей, я бы согласился. В отличие от некоторых, мы в этой теме длительное время. Давно работаем в контакте. Знаем, сколько могут реально стоить наши права, мы понимаем рынок».

То есть руководитель лиги прямо говорит, что всё, на что он опирается при выборе, имея нескольких потенциальных покупателей, – это предложение «Матч ТВ» и его личный опыт. Прядкин, конечно, произносит всё с приставкой «если». Так вот ЕСЛИ права отдадут без тендера, то это противоречие здравому смыслу: невозможно говорить об игре в контексте бизнеса, повышения популярности, финансовой привлекательности, маркетинге и прочих вещах, которые сейчас активно двигают приехавшие со своими реформами голландцы, если у нас один из главных управленцев и так хорошо «понимает рынок».

Математика проста: больше денег от ТВ – больше развития лиге. Один из хороших примеров – Австрия

Нювенхюйс с момента своего приезда повторяет: если продолжить работать по примеру прошлых лет, то ничего не изменится. Сейчас одна из точек роста, по словам голландца, как раз медиаправа: Йохан Круифф говорил: «У любого недостатка есть своё преимущество». В России — это цена на телеправа, что является большой платформой для роста».

В мире достаточно примеров, которые отлично иллюстрируют простое утверждение: чем больше денег от ТВ, тем больше зарабатывают клубы, а значит, можно больше вкладывать в развитие. В Австрии, которая обошла нас в таблице коэффициентов УЕФА, это отлично понимают: в 2018-м в чемпионате провели реформы, и под это пришёл с улучшенным на 40% предложением Sky. Гигант перебил предложение государственного телеканала, заплатив за телеправа € 34 млн (минус € 3 млн затрат на производство), и не прогадал: телеинтерес к матчам среди австрийцев вырос почти на 50%. Распределяют эти деньги так: 30% получают все, 30% – распределяются в зависимости от очков, 20% – в зависимости от посещаемости, ещё 20% – между теми, у кого в заявках на матч не больше 6 иностранцев (учитывается общее время австрийцев на поле). Cо следующего сезона стоимость телеправ ещё вырастет – новый контракт оценивается порядка € 40 млн.

Тогда Sky пришёл к лиге, выступил со своим предложением, и оно оказалось значительно выше, чем предлагал государственный телеканал. Не исключено, что любая из платфоррм, которая сейчас готова идти на тендер и бороться за телеправа РПЛ, тоже даст больше. Поэтому хочется, чтобы битва за показ Премьер-Лиги, которая наконец появилась, прошла со всеми правилами и требованиями рынка.

Комментарии
Партнерский контент