Показать ещё Все новости
Олимпиада-2018
Дмитрий Егоров Полина Куимова
,
Россия похожа на КНДР? Мы не ходим в туалет всем сектором!
Спецкоры «Чемпионата» попали в число загнанных и силой удерживаемых в пресс-центре людей. Как в Северной Корее, только она тут ни при чём.
Олимпиада 2022 0

Спецкоры «Чемпионата», представляющие рубрику «Трое из Просторашино» (неизменно вызывающую восхищённые отклики у читателей), продолжают терпеть многочисленные бедствия. Спецкор Ерыкалов никак не выберется из объятий простуды, хорошо хоть не того самого норовируса, над спецкором Куимовой шатаются свисающие с потолков лампы, спецкор Егоров… ну, его никакая зараза не берёт. Одно к одному не липнет. Вчера Егоров заманивал корейских собак и заставлял корейцев петь русские песни и болеть за наших.

Спецкора Куимову потрепал ураган

После короткой программы по фигурному катанию в пресс-центр начали вбегать растерянные журналисты. «Там ураган! Люди за забор держатся! Всех ветром сносит!».

Чуть позже пресс-центр начал ходить ходуном, свисающие с потолка лампы шатались так сильно, что казалось, они вот-вот сверзятся на рабочие столы. Но делать было нечего — надо было идти на следующее соревнование на другой объект. В лицо летел песок, ветер уносил назад, заграждения летали, а волонтёры тщетно пытались удержать палатки. Путь до кёрлинговой арены занял полчаса вместо привычных 10 минут. При входе на стадион все натянутые плакаты и указатели разорвало в клочья. Всех журналистов загнали внутрь и настоятельно просили не выходить наружу.

Спецкор Ерыкалов всё пропустил

Как только мы с коллегой Егоровым нагрянули в Пхёнчхан за день до открытия Игр, стало понятно, что скучно здесь точно не будет. Когда оголтелые радикалы призывают США нанести ракетные удары по Северной Корее – это, знаете ли, бодрит. Да только человек хоть и считает себя всемогущим, по сравнению с природой – никто. Так, букашка.

Со старта Олимпиады не прошло и 10 дней, а на её столицу, кажется, обрушились все катаклизмы, которые только возможны. Чего только стоит вчерашний ураган, срывавший крыши. А ведь до него было землетрясение, которое мы, невозмутимые русские, даже не заметили. Где-то по соседству с Пхёнчханом бушуют лесные пожары, а со здешними ветрами факелом может зажечься и Олимпийская деревня.

Пока два других спецкора снимали на телефоны мини-апокалипсис, изворачиваясь от летающей арматуры, местные жители прятались по убежищам. Корейцы – народ паникующий, не хватает им нашего пофигизма. Оттого, наверное, и приходят на здешние сим-карты одно предупреждение за другим. Нас уже пугали и норовирусом, от которого сотни людей смотрят Олимпиаду из туалета, и морозами до минус 25. Вот, опять пришла смс. Но кто разберёт эти иероглифы?

Фото: «Чемпионат»

На фоне такого разнообразия из всевозможных ненастий даже как-то обидно, что слёг я с банальной простудой. Валяясь с температурой и слушая завывания ветра за окном, чувствуешь себя самым никчёмным человеком во Вселенной.

Спецкор Егоров сравнивает нас с северокорейцами

Да, давайте поговорим о корейцах. О красных корейцах. Хорошо или плохо, что Россия так похожа на Северную Корею? И без вчерашнего урагана зрителей на Олимпиаде в Корее как ветром сдуло. Исследуем, например, лыжи с биатлоном. Я специально подсчитал, что на трибунах сидят неизменные 48 норвежцев, 36 финнов, 20 шведов, 10 ирландцев и около пяти сотен сонных корейцев, которые, похоже, не очень-то понимают, что у них в стране вообще происходит.

Чуть лучше ситуация в прибрежной зоне. Там есть, во-первых, шорт-трек — национальный вид спорта собирает полные трибуны, хоть как-то меняя ощущения олимпийской пустоты. Во-вторых и в-третьих, хоккей и фигурка, где атмосферу создают красные сектора – российский и северокорейский.

И один, и другой делают организованный, ролевой перформанс, не отходя от сценария. Например, на российском секторе в паузах всегда встают только девушки с хештегами «Redmachine» или плакатами в поддержку конкретных фигуристов. Импровизация недопустима ещё и потому, что МОК следит за фанатами из России. Помните, что сказал президент МОК Томас Бах: «Каждый человек может болеть на Олимпиаде, если делает это правильно»? Так что в формате поддержки мы вряд ли менее слаженны, чем корейцы.

Плачь, но пой. Держи строй. Что творят специальные болельщики Северной Кореи
Болеть по команде, в туалет ходить строем и под наблюдением – режим КНДР и на Олимпиаде следит за своими девушками. А они плачут, но поют.

Плюс ко всему именно к «красным» секторам максимальный интерес у зрителей Олимпиаде. На хоккейном матче два периода на российском секторе просидел мэр Пхенчхана.

Фото: «Чемпионат»

Он не просто клеил на себя российские сердечки и просился сфоткаться чуть ли не с каждым болельщиком, но и вместе с корейским культурным фондом организовал специальную группу поддержки.

Но плохо ли, что на этой Олимпиаде выделяемся именно мы с северокорейцами? Ведь так и подмывает сравнить, что раз приехали организованной группой и болеют по сценарию – значит несвободные люди. Только вот нам не нужно ходить в туалет всем сектором, если захотелось кому-то одному. Нам не запрещают общаться с иностранцами и путешествовать по всему миру. Мы вообще направлены скорее не на секундный показательный выход из норы, а на сознательный международный экспорт культуры. Так что в нашем узнаваемом «красном» образе в Пхенчхане вряд ли можно найти хоть что-то печальное или устрашающее.

Комментарии (0)
Рекомендуем вам
Партнерский контент
Рекомендуем вам