Все новости
Георгий Ядвидчук
«Я реально не верю, что киберспорт мог обогнать НБА»
Ведущий EPICENTER 2018 Степан Шульга — о триатлоне и влиянии спорта на жизнь, поведении игроков и экспертизе в киберспорте.
Киберспорт / Counter-Strike: Global Offensive

Степан Шульга — одна из знаковых фигур в киберспорте. Эксперт, ведущий, спортсмен, который увлекается триатлоном на любительском уровне. На EPICENTER 2018 мы поговорили с ним о том, как сильно занятие спортом может изменить жизнь, почему здоровый трэш-ток — это потрясающе, что не так с мемом про «Мерседес» от Virtus.pro, как относиться к исследовательским отчетам в индустрии и какие проблемы создают эксперты из мира «Дока 2».

«Когда ты что-то обещаешь комьюнити, это очень сильно мотивирует»

— С прошлого интервью на EPICENTER прошло почти полгода. Тогда вы рассказывали, что занялись консультированием компаний и вовсю набирали форму к главному челленджу в жизни. Что изменилось за этот период?
— Во-первых, мне покорилась половинка Ironman. Надеюсь, что теперь эти половинки войдут в мою жизнь на регулярной основе. Потому что это реально праздник, какие-то невероятные эмоции. Если ты подготовился к этому и не ставишь для себя каких-то сверхзадач: идеальное время…

— На скорость пробежать, рекорд поставить.
— Да, да. Вот это все очень плохо влияет. И это на самом деле отпугивает людей от любительского спорта. Если ты стараешься выжать из себя какой-то максимум, то чаще всего ты получаешь травму, разочарование, боль и отрицание всего как следствие. Но мне повезло с людьми, которые меня окружают, с тренерским составом.

Человек, который был со мной на этой половинке, — мой тренер, очень хороший спортсмен — Юра Клим. Он закончил, кажется, за 4 часа 20 минут, занял 20 место в абсолюте. Он мне четко дал понять:

Чувак, все твои рекорды — они только твои. Ты делаешь их только для себя. Побереги себя и получай от этого удовольствие, хотя задумывайся о результат.

Есть еще классный подкаст — «Марафонец». И там одна чудесная девушка сказала: «Ребят, я тренировалась год и улучшила свой результат на семь минут». Всего каких-то семь минут! К чему я это: я прошел дистанцию спокойно, со своим временем, без риска для своего здоровья и получил от этого максимальное удовольствие.

Что поменялось за эти полгода: я стал выносливее, чуть более спокойным. Мне хочется продолжать, потому что это здорово.

— Почему это было так важно для вас?
— Все очень просто. Ты хочешь максимально долго оставаться молодым. Любой мужчина в моем возрасте должен временами смотреть на себя в зеркало и задавать себе вопросы. На определенном этапе со мной так и произошло. Я пошел бегать, а потом чуть больше, чуть больше, чуть больше. И, как человек, который очень сильно увлекается чем-то (есть у меня такая проблема), мне захотелось попробовать [пробежать половинку Ironman]. Я где-то увидел рекламу, посмотрел видео, потом начал общаться с людьми из этого круга и подумал, что я тоже могу это сделать. Это прикольно и очень интересно.

Другая важная часть, почему я этим занялся — определенный посыл для комьюнити, которое на меня реагирует. Это небольшое количество людей. Но я хочу показать своим примером киберспортсменам, людям из комьюнити, что всегда в вашей жизни должно быть место для любительского спорта. Это разгружает, помогает оставаться свежим, подтянутым, красивым.

Спорт высоких достижений — не про нас. Этим занимаются профессионалы. Тут, как и у киберспортсмена любителя: он должен отдавать себе отчет, что это хобби, в котором он классно проводит время и разгружается морально.

— Как много человек написали вам за время тренировок: «Степа, я начал бегать, это офигенно»?
— Это совсем небольшое количество людей, но каждый раз, когда я это вижу, чувак, у меня настроение на неделю. Видишь вот это: «Спасибо, я начал бегать, у меня что-то получается». Или там: «Спасибо, я пошел в спортзал, все супер».

Сейчас, допустим, есть Андерс Блюме, один из самых топовых комментаторов в мире. И вот если зайти в его «Инстаграм», то можно увидеть, как он упоролся. Он дико сбрасывает вес, он отжимается, качается. У него страница посвящена только этому. Видел у него фразу в духе: «Подпишись на меня — посмотри, как я потею».

Когда ты что-то обещаешь комьюнити, это очень сильно мотивирует. У меня было два момента. В июне у меня была первая дистанция спринта — короткий триатлон в Днепропетровске. Я не рассчитал свои силы, перенервничал и начал задыхаться на плавании. Такое бывает, если неправильно начинаешь дистанцию, очень быстро закисляешься, невозможно дышать, костюм давит. Меня остановило только комьюнити. Я понимал, что если я сейчас вылезу из воды, меня обосрут так в «Твиттере», что просто…

Я тебе серьезно говорю. Меня это очень сильно мотивировало. Я написал в «Твиттер», что у меня первая дистанция. Я не могу выйти сейчас. Я не должен выходить из воды. Возвращаясь к тому, с чего мы начали. Когда ты видишь, как кто-то реагирует на твои публикации — это счастье.

Я часто в интервью с игроками поднимаю эту тему. И как бы кто ни говорил, но ребята из Astralis занимаются спортом. Регулярно. Все об этом думают, но пока никто не готов переходить. Я считаю, что это тоже часть жизни киберспортсмена — не упарываться на тренировках, не ставить высоких достижений. Элементарно: зарядка, гимнастика, растяжки, хотя бы прогулка. Молчу про сигареты и все остальное. Но это будет помогать.

— Когда вы с головой ушли в спорт, чем-то пришлось пожертвовать?
— Триатлон, к сожалению, очень много жрет времени. Есть опасение, что триатлон жрет много денег. И это тоже факт. Но здесь можно не выпрыгивать из велотрусов, а всю экипировку частично купить б/у. Тот же велосипед, который самый дорогой из списка. Можно подобрать, чуть-чуть подождать и купить топовый карбоновый велик с очень хорошей скидкой, потому что он кому-то оказался не нужен.

Но все равно, деньги — не самое важное. Время обходится дороже. Надо привыкнуть во время сезона (весна-лето) вставать в 6 утра, делать тренировку и идти на работу. То есть ты успеваешь с 7 до 9 позаниматься, и с 10-11 быть в офисе. Естественно, ты должен восстанавливаться. И то время, которое ты украл тренировками, ты украл его из рабочего времени или из времени, которое ты проводишь с семьей. Это факт, с которым нужно смириться. Но тут мне повезло — семья меня поддержала.

— Если говорить о работе, полгода назад вы консультировали компании и вели мероприятия. Здесь что-то изменилось?
— Все также. Я помогаю людям найти свой путь в киберспорте, и пока они очень сильно довольны.

«Треш-ток — отдельная жизнь. Все понимают, что это цирк»

— Трэш-ток и мемы в киберспорте — прекрасно?
— Давай сначала поймем, что именно мы называем трэш-током.

— В моем понимании треш-ток — это когда участники друг друга всячески подтрунивают, но при этом не пересекают грань, например, не трогают родителей.
— Это супер. Это потрясающе. Это часть любого спорта, часть культуры противостояния в целом. Это история, которая создается вокруг поединка. Но ты очень правильно сказал: грань может почувствовать человек с очень адекватной самооценкой, с нормальным чувством самоиронии (ты должен смеяться над собой, это нормально). Для человека, который все прекрасно понимает, весь процесс кажется органичным. Ты не пытаешься кого-то обидеть, и тебя не пытается кто-то обидеть, задеть за живое.

— Такой обмен колкостями.
— Верно. Это жизнь вокруг процесса, вокруг игры. Временами можно смотреть на реакцию чата Twitch.tv и просто ржать. Тонко, смешно, просто капец. Люди иногда говорят: «Да посмотрите на комментарии под статьями». Да, согласен, половина комментариев — псевдо-эксперты. Но временами даже там можно найти юмор высочайшего уровня.

— Из последнего, что я помню — ситуации со Оуэном smooya Баттерфилдом. Про него даже Ричард Льюис не поленился колонку написать для VPEesports. Общий смысл такой: это, конечно, все здорово, но ты не Конор Макгрегор, берега не путай.

— Я не согласен с тем, что он совсем попутал берега. Нет.

— Хорошо, иногда он их путал.
— Ну да. Но вот, допустим, когда Вильям draken Сундин пишет, что, если проиграем команде из СНГ, я съем ботинок. Потом еще что-то пишет, а потом еще. И это все направлено на команды из СНГ… Я не то чтобы защищаю команды из СНГ. Просто смотрится это туповастенько.

— Наброс ради наброса?
— Да. Одно дело, когда в тему, когда это смотрится органично. Когда ты читаешь это второй раз, чувак, ты повторяешься. Это не смешно. Первый раз ты как-то пытался пошутить, зачем во второй раз ты это делаешь?

И вот эта грань незрима. Еще очень большая часть нашего комьюнити общается на английском языке. Причем ты иногда не можешь понять, что в идиомах или каких-то выражениях человек реально имел в виду. Опять же, это интернет. Ты сам вкладываешь смысл в прочитанное. Ты можешь прочитать и поржать, а можешь прочитать и сказать: «Ах, ты ж тварь, ты меня обидеть хотел».

Если смотреть на большой спорт, недавняя история с Хабибом и Макгрегором. Да это отдельная жизнь. И все прекрасно понимают, что это сраный цирк. Но все равно все за этим следят. Все равно все готовы в этом участвовать. И все понимают, что это часть культуры. Но грань переходить нельзя. Где она, каждый определяет уже сам.

— Не так давно Virtus.Pro опубликовала мем, где пять игроков дота команды стоят в кругу, а на диване девушка, лицо которой заменял значок «Мерседес». Наше сообщество в основном не поняло суть претензий и решение уволить ответственных людей. Можешь объяснить, почему это плохая шутка? — Мне шутка зашла, но я взрослый человек. Это был мем, который эксплуатировался больше полугода в определенных группах и сообществах. Он даже со временем становился несмешным: пять и один. Ты понимаешь, о чем я?
— У Virtus.pro есть огромное количество подписчиков. Все они разных возрастов. И если человек не понял, что он видит, но он хочет попытаться разобраться в истории этого мема, возможно, в его возрасте эту информацию получать еще рано. Это та самая грань, о которой мы говорили.

«Я не готов верить, пока мне не расскажут методологию подсчета и какие-то источники»

— За последний месяц сразу две аналитические компании выпустили большие отчёты о киберспорте. Мне все эти новости (особенно с подачи одного Telegram-канала) напоминают Советский Союз. Куда ни плюнь, надои, покосы и урожай растут, посевная состоялась, а потенциал у индустрии такой, что мы уже обгоняем футбол. Это что, маркетинговый бред или нас действительно ждёт такое будущее?
— У меня не уложились в голове отчеты, связанные с СНГ-аудиторией. Там упоминалась торговая марка, которая является сильнейшей в мире, но действительно на территории России и СНГ в целом она не столь популярная, как всем бы хотелось. И когда ребята говорят, что респонденты отвечали об узнаваемости этого бренда, то ты просто понимаешь, что это чушь. Зачем это делать? Я не понимаю.

У PWC крепкие отчеты, связанные с телевизионным смотрением. И это важно. У киберспорта пока еще нет адекватных метрик. Их просто нет. Никто еще не может сказать, что мы должны мерить киберспорт условной посещаемостью «Чемпионата», Cybersport.ru, Cyber.Sports.ru. Допустим, недавно Дмитрий Навоша (основатель и генеральный директор Sports.ru — Прим.ред.) сказал, что раздел киберспорта второй по популярности на сайте. Я не верю. Я реально не верю, что киберспорт мог обогнать НБА.

С другой стороны, когда ты это слышишь, то думаешь: «Блин, зачем этому человеку врать? У него адекватная репутация, он всегда себя нормально ведет. И если он эту статистику преподносит, то так и есть». Но это все равно не отвечает на главный вопрос: аудиторию мерить сайтом или трансляцией на Twitch.tv? Нет понятной метрики.

Плюс ко всему исследований как таковых нет. Их нет. Провести анкетирование в интернете — не сложно. Ты можешь просто договориться с Cybersport.ru и на протяжении трех месяцев давать поп-ап, на котором будет написано: «Ребята, помогите сделать киберспорт лучше. Ответьте на вот такое количество вопросов». Отсюда уже несложно сделать репрезентативную выборку. Таких опросов в интернете вагон.

Можно даже предлагать какие-то плюшки за опрос. Прошел — на тебе скиньчик. Аудиторию можно измерять. Но за последние пять лет я таких опросов не встречал. Ты встречал?

— Не припомню.
— Хотя это интересно. В нашей выборке поучаствовало 50 тысяч человек, из них такого-то возраста, они знают такие-то торговые марки, видеоигры, дисциплины и т.д. Этого никто не делает. На чем ребята основывают свои исследования, все больше и больше возникает вопросов.

Просто заявлению о том, что у нас тут 150 млн активных чего-то, а у нас в России 10 млн геймеров, я не готов верить, пока мне не расскажут методологию подсчета и какие-то источники. Тогда да. Пока это все вызывает вопросы.

— Александр Заволока выражал опасения, что подобные сказки будут использоваться в отчетах для выкачивания денег из инвесторов, но толку от этих проектов будет ноль.
— А тебе это ничего не напоминает?

— Историю с криптовалютами?
— В конце нулевых был такой момент, когда все, что было связано с интернетом, вызывало небывалый ажиотаж. Интернет-магазин — вот тебе деньги. Стартап, похожий на Skype, — и ты держи деньги. Потом такая же истерия с приложениями для мобильных платформ. Чувак, ты представляешь количество приложений для всего, выпущенных в App Store?

И это будет всегда. Я получаю безумное количество презентаций по своей работе от разных людей. Это могут быть и организации, и стримеры, да кто угодно. Традиционно первые три-четыре слайда посвящены тому, что такое киберспорт и какой он большой.

Я тебе могу сказать, что я от некоторых организаций получал такую дичь. Именно дичь. Там у одной киберспортивной команды, не будем называть имена, совокупная аудитория равнялась населению Москвы. Вы понимаете, что в таком случае ты выходишь на улицу, и каждый пятый из опрошенных должен сказать: «Да я с детства вообще. Вот у меня джерси с собой». Конечно, этим будут пользоваться для любых корыстных целей. Но с ростом индустрии у крупных рекламодателей должны появляться свои эксперты, своя внутренняя экспертиза, чтобы понять, что им втюхивают чушь.

— Можно ли как-то с этим бороться?
— Пока нет. Рынок сам себя образует. Слушай, о чем мы говорим? У нас многие маркетологи могут впасть в истерику, услышав CPA (Cost Per Action — модель оплаты интернет-рекламы — Прим. ред.). Хотя, как принято говорить в этих ваших интернетах, на дворе 2к18.

Естественно, этим будут пользоваться, это будет тиражироваться. Естественно, там есть какая-то часть ложной информации. Плохо ли это? Как и для любого бизнеса, любая искаженная информация — это плохо.

— Можно ли считать, что вся эта экспертиза лежит в той же плоскости, что и выступление человека, который приходит на одну из крупнейших радиостанций и несет ахинею про «Дока 2»?

— О, мы ступили на тонкий лед, мой друг. Я не так хорошо знаю законы Российской Федерации…

— Можно ли этому человеку что-то предъявить? Нет, нельзя. Это его личное мнение, и оно никак не совпадает с мнением или ценностями редакции.

— Проверка источников, фактчекинг, уровень экспертов, которых ты приглашаешь, и наполнение эфира материалами это, прежде всего, ответственность людей, которые занимаются развитием этого СМИ.

Если этот недалекий человек может запросто нести дичь, то это его личная половая драма. Это его личная проблема. То, что дальше он там нес в «Твиттере», как он вел себя по отношению к индустрии, которая на самом деле может в ВВП России чего-то и значить в итоге, и в целом являться частью мировой культуры, я вообще молчу. Это не просто какие-то игрушки, которые кто-то где-то разрабатывает. Да это огромная часть мировой культуры.

После вот таких историй именно СМИ должно выйти с опровержением. Окей, не опровержением, но хотя бы толкованием того, что произошло, и определенным отстранением от этого потока бреда, который прозвучал в их эфире. «Ребят, извините, произошло что-то, в чем мы не смогли в тот момент разобраться. Мы изучили вопрос и признаем, что в нашем эфире прозвучала недостоверная и неправдивая информация».

— Так должно было выступить нормальное медиа. В государственных с этим все очень сложно.
— Понимаешь, они сами создают проблему. Отцы и дети, разница поколений — ее можно обсуждать бесконечно. И трава была зеленее, и женщина была как гитара, понимаешь, да? Но человек и СМИ создает и усугубляет эту проблему.

Вот где-то там бабушка услышала (ни в коем случае не хочу обидеть кого-то из взрослых людей), а человек привык доверять СМИ. Пусть не бабушка, а папа, мама, вообще родители. И они задаются вопросом: «Подожди, это куда это ты играть сел? Во что ты сел играть?» Не дай бог ты скажешь: «Мама, я киберспортсмен». И конфликт, которого не было, вдруг появляется. «Да ты ж куда там пошел наматывать? Ты что у меня в эльфа-педофила хочешь превратиться?»

И все. Проблемы, которой не было, появилась. И она становится острой. Потому что там человек получил абсолютный набор дичайшего бреда, который никак не опровержен. Никто даже не извинился.

У меня есть убеждение. Ошибаться могут все. Мы не идеальны, не швейцарские часы. Имей силу уважения к себе, своему труду и людям вокруг себя извиниться. Не отмахнуться: «Да, блин, я не проверил». Скажи: «Друзья, я был не прав». Все. От тебя не убудет. Сделай это искренне. Но этого не произошло. Вместо этого человек ополчился на всю индустрию. А индустрия-то тут причем?

— По вашим наблюдениям, что нас ждет в ближайшее время?
— К сожалению, мы всегда будем говорить об одном и том же. Макроэкономику наших стран невозможно игнорировать. Объективно у нас много других проблем и сложностей, которым нужно уделять много времени и поддержки. Общий экономический уровень, на котором мы сейчас находимся, объективно (и это подтверждено исследованиями и цифрами) ниже, чем в западных странах или в Азии. И там есть развитие, которое опережает наше. Что нас ждет? Понятное поступательное развитие киберспорта. Это невозможно остановить. Это просто часть технологического прогресса человечества. И это прекрасно.

Комментарии (0)
Рассылка лучших статей за неделю

Подпишитесь на рассылку и получайте самые интересные материалы портала одним письмом

Введите корректный e-mail
Загрузка
Произошла ошибка. Пожалуйста, попробуйте еще раз.
Спасибо!

Для завершения подписки остался один шаг. Проверьте свою почту.

Партнерский контент