Суд над Кокориным и Мамаевым. День 6
«Чемпионат»
Суд над Кокориным и Мамаевым. Шестой день. Как это было
Все подробности процесса.
Футбол / РПЛ 0

ОНЛАЙН

19:55. Адвокат Барик:

— Если обратить внимание, то потерпевший Пак действительно похож на PSY. Но в этом нет ничего оскорбительного! Это шутка. На видео видно, что ребята максимально открыты, шутят. А Пак очень агрессивно на это отреагировал. Какие нормы они нарушали? Возможно, да, для утра в кафе это было недопустимо. Но это не значит, что они кому-то хотели мешать. Сегодня Пак сам сказал, что он первым вступил в коммуникацию с ними. Они поняли, что он услышал, и сконфузились и извинились. Саша Кокорин сказал, что они скоро уходят, и попросил не обращать на это внимание.

Нам никто не говорил заранее, что сегодня будут потерпевшие. Выбрали идеальный момент, когда мы с девяти утра по судам мотаемся.

Денис Клементьевич сегодня выступал, как отличник. А когда пробелы были какие-то — ему подсказывали, и все это слышали. На мой взгляд, эта гонка не нужна — никакого соревнования нет. В суде Пак сказал, что он никакого срока для ребят не хочет, но по характеру действий и его представителей, как мне показалось, всё наоборот.

Судя по обвинительному уклону, всему процессу, то можно прийти к выводу, что реальный срок возможен.

19:41. Не, помощь VAR, видимо, понадобится завтра. Объявлен перерыв до 14.00 четверга. Завтра встретимся снова! Исполняется ровно неделя, как начался этот шикарный сериал. Но сегодня ещё могут быть слова адвокатов. Так что, заглядывайте сюда периодически.

19:35. Мамаев:

— Денис Клементьевич вам ничего о предварительном сговоре не говорил?
— Нет. Павел, мы с ним эти вопросы не обсуждаем.

Кирилл Кокорин:
— Вы говорили, что я там был самым активным, неподобающе себя вёл. Так как вы старше, я согласен, что не прав и нужно было поступать иначе. Я бы хотел извиниться за своё поведение. Я считаю, что не надо держать друг на друга зла столько времени.

19:30. Гайсин на трибуне. И сейчас судья привлечёт видеопомощника. Для устранения противоречий в показаниях.

19:12. Перерыв. Потом будет просмотр видео.

19:09. Мамаев:
— На очной ставке я принёс вам извинения. То, что в тот момент я повел себя неправильно, я не отрицаю. Вы, как взрослый человек, должны понимать, что я всё осознал и понял. Для каждого из нас это останется уроком на всю оставшуюся жизнь. Хочу сказать, что мои действия, действия ребят были не совсем правильными. Вся та ночь, всё то утро было неправильным. Но это не значит, что надо мужчинам — вам, Денису Клементьевичу и Виталию Соловчуку — до конца своей жизни держать на нас обиду. Наказание несоизмеримо нашим действиям. Это не те действия, которые принесли всем потерпевшим непоправимый вред. Если будет возможность с вами примириться, я был бы этому рад. Уверен, мы нашли бы взаимопонимание и с вами, и с Денисом Паком, и с Виталием Соловчуком".

19:08. — Вы направлялись к Мамаеву зачем?
— Когда тебя бьют в лицо — первая реакция — спросить: за что?
— Вы на него замахивались?
— Нет, только держал его руку.

18:50.«Что такое боль? Ведь это не физическая величина». После этой фразы я бы закончил на сегодня. Лучше уже не будет. Но адвокаты продолжают находить противоречия.

18:42. Прилипко зачитывает показывания Гайсина, в которых говорится, что Протосавицкий оттаскивал Гайсина, чтобы не дать подойти к Мамаеву. Говорит, что болевых эффектов от удержания за шею не почувствовал.

— Вы эти показания давали через неделю после инцидента. Вы подтверждаете их или сегодняшние?
— Я не вижу особых противоречий.

Прилипко указывает на противоречия.

Гайсин:

— Я не вижу противоречий, я говорил всё разными словами. И тогда, и сейчас ясно, что было удержание за шею. Я помню наш разговор с адвокатом во время очной ставки. Удержание за шею было, были неблагоприятные ощущения. Брать чужого человека за шею не воспитан, поэтому показывать не буду. — Удержание за шею было. Другой вопрос — сильное оно были или нет. Если бы оно было сильное, я бы потерял сознание, хотел бы мне он её сломать, сломал бы. Я уже сказал, что умысла не было.

18:40. Слова представителя Пака.

18:35. Барик заявляет о ходатайстве зачитать протокол предыдущего допроса из-за противоречий в показаниях
Прокурор противоречий не видит и считает, что они устранены.

Барик говорит: «Здорово. Очная ставка проводилась после того, как предъявлялось видео на допросе»

О ходатайстве так же заявляет Бушманов: потерпевший указывает различные обстоятельства удара.

Прилипко тоже заявлет о ходатайстве.

В двух допросах нет сведений о Протасовицком, а в очной ставке всё изменилось.

Суд частично удовлетворил ходатайство. Стукалова будет зачитывать протоколы очных ставок. «Кирилл не смог нанести мне удар», — говорится в протоколе.

18:25. Барик:

— Кирилл Кокорин смог нанести вам удар?
— Я его не почувствовал, но на видео он был.
— Ваша голова не шевелилась?
— Нет, потому что ее крепко держал Протасовицкий.

18:25. — Мамаев с кем-то согласовывал свои действия?
— У него времени не было, чтобы согласовать с кем-то свой удар. Письменного согласования точно не было.
— Мамаев вам ничем не угрожал?
— Словесно — нет.
— Мамаев вам извинения приносил?
— Мы ж все люди отходчивые. Прошло полгода. Произносил не произносил — это вопросы риторические. Так себя с людьми не ведут. Я значительно старше, никого не оскорблял. Звучало «может быть, мы зря это сделали». «Извините меня, пожалуйста» — такого не было.
— А как тогда?
— «Наверное, я зря это сделал, сожалею». Дословно не помню, прошло полгода.

18:20. Прокурор протестует: «Все вопросы повторные. Я уже сижу, молчу, но вопросы повторяются».

Бушманов: «Помолчите лучше».

18:17. — Как вас ударил Мамаев?
— Если бы я каждый день получал, я бы смог определить. У меня сломались очки, получил ссадину на подбородке. Из-за этого предполагаю, что у Павла не такой большой кулак, поэтому удар был ладонью.

Адвокат Барик:«Давайте ударим несколько раз, следственный эксперимент проведём».

— Исходя из каких признаков вы утверждаете, что повреждения были получены от удара Мамаева?
— Когда я брился утром, ссадины на подбородке не было, а потом она появилась.

18:12. Бушманов дальше:

— Применяли ли к Паку агрессию?
Александр Кокорин применял.
— Вы знали, что до этого произошло?
— Не знал. Пак сказал, что его ударили и обозвали китайцем. Мы их не узнали, здорово сожалею об этом, но мы не знали этих людей
— Вы видео видели?
— Да
— Видели ли вы, как при вас Мамаев проявлял к Паку агрессию?
— Физического воздействия не было, были перепалки.
— Угрозы?
— Дискуссии были. Со стороны Павла были слова, не помню какие, но агрессивные.
— С Мамаевым вступали в диалог?
— Сложно сказать, конкретно с ним нет, я ко всем обращался с призывом успокоится.
— То есть никакого диалога не было?
— Кроме того, что я получил, нет.
— Хватали ли вы Мамаева?
— До удара нет, после да.
— Отталкивали?
— Отталкивать отталкивал.

18:08. В общем, Гайсин повторяет версию Пака с поправкой, что его тоже ударили.

18:00. Прилипко в деле:

— Когда вы пришли в зону конфликта, где был Протасовицкий?
— По моим ощущениям, он хотел спать. Активных действий не осуществлял.
— Агрессия с его стороны была?
— Он молчал. Только вот удушающий удар в мою сторону предпринял.
— Кто его позвал?
— Он стоял рядом.
— Александр это сделал с целью причинить вам вред или удержать от конфликта?
— Если бы он хотел нанести мне повреждения при его физической форме, он бы мне их принёс. Но он не хотел. А приём был. Зачем — сказать не могу.
— Он причинил вам боль?
— Скорее всего, он не хотел нанести мне тяжкие телесные повреждения.

17:57. Стукалова задаёт вопросы:

— Сколько вы пробыли в УВД?
— Час, полтора
— Куда направились потом?
— В институт, на работу
— Когда направились в медицинское учреждение?
— Во второй половине дня.
— Когда Пак держался за голову?
— В кафе и УВД, не постоянно держался, но было понятно, что с головой что-то происходит
— Видели на голове следы?
— Была припухлость
— Почему выбрали именно то медучреждение, в которое обратились?
— Пак там был несколько раз, там была травматология.
— Когда вы находились в «Кофемании», Пак жаловался вам на головокружение?
— Он жаловался на то, что его ударили стулом. Вряд ли он смог бы описать свои симптомы, но он чувствовал себя плохо. Жаловался на оскорбления и удар.
— Вы видели момент удара?
— Я видел схему полёта руки в область головы Пака, я видел последствия динамического воздействия на тело человека.

17:50. Ромашов берёт слово:

— Вы сказали, что Кокорин Александр нанёс удар Паку. Расскажите подробнее.
— После моего прибытия прошло от двух до пяти минут. Как я уже говорил, я пытался беседовать, уладить ситуацию, поговорил с Павлом и Протасовицким. На мой взгляд, ситуация начала успокаиваться. Слева от меня стоял человек, как я понял, работник кафе, поэтому к нему я обратился с просьбой вызвать полицию. И пошёл удар мимо меня в сторону Пака. Он в этот момент отшатнулся.
— Сам удар видели?
— Касание нет, но рука по ощущениям прошла очень близко. В районе 300-500 мм от моего лица.
— Рука летела мимо вашего лица?
— Да, она достаточно высоко прошла.

— Что после этого делал Александр?
— Ушёл, разговаривал с девушкой, продолжал веселиться.
— Почему он ударил?
— Вопрос не совсем ко мне. Мне кажется, без причины. Тем более, что ситуация начала успокаиваться.
— Что потом было?
— Меня ударил Мамаев.
— За что?
— В данной ситуации я сам хочу у него спросить за что.
— У Пака были повреждения?
— Зуб, вроде, раскрошен. Крови не было.

17:45. — Съёмка велась кем-нибудь?
— Они пошли в соседний зал разговаривать с человеком, отбирать у него телефон. Но снимал он или нет — я не знаю.
— В какой форме лица из указанной компании пытались получить видео?
— Агрессивно-активно. Позвали Протасовицкого еще, чтобы он разбирался, словно он вышибала.
— Натравили его?
— Физических воздействий никаких не было. Он просто агрессивно разговаривал.
— Много было людей в кафе?
— Много.
— Нецензурная брань была?
— Да, но дословно уже не помню.
— «Убью», «Порву» — было такое?
— «Скажи спасибо, что тебе повезло» было сказано в контексте того, что, мол, скажи спасибо, что тебя не убили.
— Пытался кто-нибудь примириться с вами и Паком? Руки жали?
— Мне извиняться было не за что, передо мной и Паком никто не извинялся. Он, со своей стороны, сказал: «Извините, если кого-то обидел». Руки тоже никто не пожимал.
— Посуду кто-нибудь бил?
— Да, девушка. Она еще под столом лазила и рожи строила.
— Кто-то из вас вызвал полицию?
— Мы попросили работников кафе.
— После приезда полиции что было?
— Мы переговорили и они нас отвезли в УВД. Там мы начали писать заявление.
— Если суд признает подсудимых виновными, на какое вы наказание рассчитываете?
— На усмотрение суда

17:40. — Потом один из посетителей достал телефон, к нему подошли из этой компании. Была девушка, которая лазила по столам. Потом ситуация начала успокаиваться. Дискуссия с их стороны продолжалась, Пак уже молчал. С их стороны финальной фразой было, по моему, со стороны Кирилла Кокорина: «Китаец, уезжай
Скажи спасибо, тебе ещё повезло».

Эту фразу точно сказали не Александр и Павел. Точно не Протасовицкий. Либо Кирилл, либо свидетель.

17:37. — После того, как вам Мамаев нанес удар, вы какую-либо агрессию проявляли?
— Подраться я с ним не хотел. Но все эти действия были «подошёл-ударил-убежал», мне было интересно, почему так. Тем более, я никого не оскорблял. Я был не агрессивен.

— Протасовицкий начал вас удерживать. Хотел нанести вред или удержать?
— Агрессии с моей стороны не было, но я хотел поговорить с Мамаевым
— Как оцените действия Протасовицкого? По доброму?
— По доброму вряд ли, по доброму так не поступают. Остальное сложно сказать.
— Боль испытали?
— Да, это был удушающий приём. Сначала не понимал, что происходит. Потом на видео было видно, что был удар Кирилла Кокорина по мне, но потом все разошлись.
— От вас пытались оттащить толпу?
— Да
— Компания сама прекратила действия или их остановили?
— Их успокаивали, ситуация начала успокаиваться благодаря вмешательству.

17:36. «Пока я спрашивал, вызывали полицию или нет, Пака ударили по лицу. Это сделал Александр Кокорин. После этого удар по лицу получил уже я — его нанёс Павел Мамаев. Скорее всего, он сделал это полураскрытой ладонью. Далеее Протасовицкий схватил меня за шею и произвёл удушающее воздействие».

17:33. «У нас с Паком была назначена деловая встреча на 9 утра, но я задержался, поэтому прибыл на 5-6-7 минут позже. Меня проводили к столику, в дальнем левом углу были возбуждённые молодые люди, их было достаточно много — порядка 10 человек. Сначала я подумал, что произошёл инцидент, не связанный с Паком, но когда подошел ближе, всё стало понятно. Я пытался успокоить присутствующих, встал между ними и пытался изменить ситуацию, просил их успокоиться. От молодого человека, как потом оказалось — Кирилла Кокорина, достаточно активно исходила агрессия: он набрасывался на Пака. У меня была дискуссия с господином Протасовицким.

Я говорил, что надо разойтись и перевести всё в более цивилизованную форму общения. Плюс было понятно, что товарищи были не трезвы. Моя задача была их успокоить и защитить Пака, потому что они продолжали на него набрасываться".

17:30. Гайсин начинает.

17:25. Даша Валитова хотела показать фото сына Саше, а приставы в грубой форме не дали это сделать
Она очень расстроилась. Расплакалась.

17:15. Скоро будет Гайсин. А пока — перерыв.

17:00. Ни слова не сказал.

16:50. Всё, Пак закончил. И как впечатления от его выступления?

16:45. Кокорин выступил:

«До допроса следствию я звонил несколько раз Денису Клементьевичу написал ему смс, признался, что это я, хотел поговорить».

16:40. Судья:
— Правильно ли услышала, что сначала был удар Александра Кокорина стулом, потом последовал удар рукой Кириллом Кокориным, а потом Александр ударил вас еще раз?
— Да.
— Опишите, как это было.
— В отношении меня было несколько ударов. Сначала был Александр, потом Кирилл.
— А ещё один удар от Александра был?
— Я не помню точно, кто это был. Удары были, но кто их нанёс — мне оценить сложно.
— В какую часть?

Представитель шепотом подсказывает: «В область головы».

— В область головы, — отвечает Пак.
— По какому признаку выбрали медицинского учреждения?
— Я до этого несколько раз к ним обращался. Кроме того, клиника находится недалеко от моего дома.

— В ходе предварительного расследования выдавали запись органам?
— Да, после инцидента я попросил сотрудников кафе предоставить мне запись. Я оставил номер телефона, потом мне позвонили и сказали, что флешку можно забрать. Они пошли мне на встречу
— Дальше?
— Дальше она была у меня изъята следователем.
— Предварительно просматривали запись?
— Просматривал, изменений не вносил.

16:35. Прокурор решила задать уточняющие вопросы.

— До эпизода со стулом компания нецензурно выражалась?
— Да.
— Выражали ли агрессию в адрес кого-либо из посетителей?
— Да. В том числе, в отношении человека, который сидел слева, также того, кто пытался снять что-то на телефон. Других посетителей облили. Кто-то ходил по скамейкам, бил посуду. Ответ — да.
— Вы сказали про съёмку. В чём была агрессия на съёмку?
— Я могу попробовать объяснить сейчас логику их действий, в тот момент я не знал, что часть участников — известные люди. Наверное, определённые действия по съёмке были проявлены — требования прекратить, проверка телефона. Кто конкретно совершал эти действия мне сказать сложно.
— Вчера при просмотре видеозаписи защита настаивала на том, что в моменте нанесения удара стулом, он изначально хотел присесть, но после оскорбления нанёс удар. Он действительно хотел присесть?
— Я не воспринимал его действия как человека, который хотел присесть. Один из компании даже пытался его удержать.
— Был ли кто-то из компании подсудимых, кто ушёл, сказал, что не будет этого делать?
— Нет.

Ромашов:

— Вы откуда знали, что собирается делать Кокорин?
— Я даю показания по тому, как я эти действия воспринимал. Я не могу оценить действия Кокорина как человека, который собирался присесть.

Бушманов:

— Как вы полагаете, администрация кафе могла не допустить конфликта своими своевременными действиями?
— Не знаю.
— У вас есть претензии к администрации, что вас своевременно не пересадили, поставили в опасность?
— Нет.

16:29. Александр Кокорин Паку:
— Хотел бы извиниться перед вами за свои действия. Готов, если потребуется, возместить моральные и материальные ущербы. Если есть возможность, хотел бы с вами помириться, извиниться по-человечески. Уверен, что мы друг друга поймём.

Представитель Пака говорит, что ответить он никак не хочет.

Кирилл Кокорин: — Я бы тоже хотел извиниться за свои действия и реакцию. Можно было отреагировать иначе.

Предствитель Пака решила задать ему вопросы.

— Компания была нетрезва?
— Да. По внешним признакам она находилась в состоянии алкогольного опьянения.
— Они могли нормально формулировать свои мысли, целыми фразами?
— Я не слышал.

16:22. Бушманов продолжает:

— Вы видели, как Мамаев и Кокорин согласовывали действия? Слышали?
— Я не видел, чтобы они об этом заранее договаривались вербально.
— Слышали, как Кирилл Кокорин согласовывал действия с Мамаевым?
— Я не слышал этого.
— Эти действия был спонтанные в отношении вас?
— Мне сложно ответить.
— До этого инцидента располагали информацией о Кокорине и Мамаеве?
— Я о них не знал.
— Ранее в этом кафе были?
— Да, но к столику я не привязан.
— Имеете ли вы какие-то претензии к членам компании, которых нет на скамье подсудимых? Вы по ним обращались с заявлениям?
— Я обратился с заявлением для привлечения к ответственности лиц, которые мне не знакомы. По остальным лицам не обращался.
— Угрозы после инцидента к вам поступали? Пытались оказать давление?
— Нет
— Мамаева опасаетесь?
— В данную секунду не опасаюсь.

16:19. — Вы сказали, что были страдания? И моральные, и физические?
— Да.
— Обидно было?
— Было.
— Вы чувствовали, что ваши честь и достоинство поставлены под сомнение?
— Оскорбили мой народ и меня лично.

16:15. Стукалова берёт слово.

— Вы юрист по образованию?
— Да.
Барик продолжает:
— В обычной жизни вы повышаете голос?

Но судья снимает этот вопрос. Прокурор снова возмущается.

Барик: — Вы сказали, что у вас был скол эмали… А на половой, ой, ротовой полости — простите за каламбур — у вас были раны?
— Открытых ран не было. Крови тоже.
— Об этих повреждениях вы говорили?
— Я не обратил внимание в связи с их незначительностью.
— В момент удара Кирилла вы, может, улыбались?
— Я не помню.
— А следы от зубов на его руках видели?
— Нет.
— И я не видел.
— Когда вы узнали в компании присутствующих футболистов?
— Когда написал заявление.

16:10. — Вы сказали, что Псай комичный певец. Его образ негативен или положителен? С творчеством знакомы?
— За исключением песни «Гангам стайл» не знаком, определить его влияние на культуру сложно мне.
— Сравнение с ним считаете оскорбительным?
— Я считаю оскорбительным интонацию, с которой произносились фразы в мой адрес.
— Как вы отличите издевательский смех от обычного?
— Думаю, в рамках того контекста, в котором мы существуем, это очевидно любому человеку.

Прокурор и адвокат Тарасова у Пака разом вскочили. И протестуют.

— Ещё раз. Вы можете отличить издевательский смех от неиздевательского? По каким принципам?
Прокурор снова протестует — аж вскочила со свого места. Прилипко похлопала в ладоши.

— Я оценивал по тому контексту, который был.
— Когда говорят об азиатах в вашем присутствии, вы всегда на свой счёт воспринимаете?
— Не всегда.
— А когда смеются над азиатами, вас это задевает?
— Это зависит от большого количества факторов, которые предшествуют конкретному событию. Психо-эмоциональную оценку каждый человек производит в зависимости от контекста.

Ромашов совещается с Бариком.

16:05. Прокурор нервничает. Очень нервничает.

— Каким нормам не соответствовало их поведение?
— Речь идёт о правилах поведения, которые приняты в обществе, которые прошли социокультурную интерпретацию. В общественном месте, где присутствует большое количество людей, приняты определенные правила поведения. Я отметил, что компания напротив меня эти правила нарушает.
Барик: «Рассовые предрассудки, комплексы имеете?»
Прокурор протестует: «Что значит комплексы?!»
Прилипко: «Остановите её, пожалуйста!»

16:00. Стукалова продолжает:
— Вы самостоятельно добрались в отдел полиции?
— С Гайсиным. Был только он.
— Перед тем, как Александр Кокорин ударил вас стулом, как он сидел по отношению к вам?
— Если я не ошибаюсь, напротив меня. Иногда спиной, иногда боком.
— Могли ли вы в таком положении, со спины Кокорина, видеть что он к вам как-то обращается, смеётся?
— Уточните, пожалуйста.
— На видео видно, что в течение долгого времени Кокорин Александр сидел к вам спиной. Могли ли вы видеть, что он смеётся, оскорбляет именно вас, и встречались ли вы с ним глазами?
Прокурор говорит, что надо сделать ссылки на таймкоды. Прилипко в ответ: «Вы там вообще увидели то, чего не было»
Прокурор: «Девушка на нём там крутилась...»
Прилипко: «Это ваши эротические фантазии!»

Стукалова повторила свой вопрос Паку.
— Я не могу сказать, что это был конфликт. Это первое.
— Я не говорила, что это конфликт. Я спросила, как к вам сидел Кокорин.
— Александр Кокорин сидел ко мне как спиной, так и боком, периодически поворачиваясь.
— Вы видели, как вас оскорбляет Александр Кокорин?
— Вся компания эта делала.
— Я конкретно про Кокорина.
— Я видел, как он смотрит на меня, ему весело, его это забавляет, он поворачивался. Это было незадолго до удара стулом.

15:55. Секунда амнезии.

— Вы сказали, что у вас была шишка на голове. А вы к сотрудникам кафе обращались за льдом, как обычно это делатся?
— Я не помню.
— Не помните или не просили?
— Не помню.
— То есть за первой медицинской помощью не обращались?
— Я не помню.

15:50. Пак продолжает отвечать на вопросы адвокатов.

— Вы ему что-то говорили? (Кириллу Кокорину)
— Я говорил всей компании.
— Как закончились агрессивные действия Кирилла?
— Они не закончились. Уходя через дверь, он повернулся ко мне и обратился.
— Я говорю об ударах. Он ударил вас не менее одного раза, что дальше?
— Мне сложно говорить о его дальнейших действиях. Пояснить я их не могу. У меня было сотрясение мозга, я в таком состоянии находился.
— Вы ощутили его после удара стулом?
— Вопрос медицинской квалификации — не ко мне. Это установлено было в результате судебно-медицинкой экспертизы?
— Когда вы ощущали симпотмы, если они вам известны?
— Когда я был у врача, у меня было головокружение, тошнота, головные боли.
— А в «Кофемании»?
— В ту конкретную секунду не помню. Мне было очень больно — удар был по голове. Я испытывал страдания. Ощущал ли я головокружения в секунду после нанесения удара — я не помню.
— Ответ понятен. Когда вы расставались в самом конце, вы общались с кем-то из компании?
— Да, я в целом ребятам сказал: «Если я вас чем-то обидел: приношу свои извинения». Я это сделал, чтобы успокоить компанию и предотвратить дальнейшие действия в сторону меня и моего коллеги.
— Что последовало в ответ?
— «Тебе ещё повезло, что ты остался жив».
— Это же было после удара стулом.
— Это прозвучало несколько раз. В том числе: на мой дружелюбный ход.

15:45. — Удары кто-то наносил?
— Я не помню, чтобы кто-то наносил удары после того, как Кокорин отошёл. Александр Кокорин мне больше не наносил удары.
— А Кирилл Кокорин что делал после того, как Александр Кокорин отошёл?
— Кирилл Кокорин меня бил, агрессивные действия, он бил меня по лицу, наносил удары. В область лица.
— Куда?
— Во всю область лица.
— Как наносился удар?
— Кулаком, не менее одного раза он меня ударил. В результате комплекса воздействия, который был на меня применён, остались следы, в том числе сколы на зубах.
— До удара Кирилл Кокорин вас спрашивал?
— Не помню.

15:42. — После удара стулом Кокорин отошёл от вас самостоятельно?
— Я его не отталкивал. Возможно, компания его оттаскивала, но не помню.
— После того, как он отошёл, вы общались?
— Я ни с кем не общался, просто просил успокоиться.
— Когда вы хамами их называли, вы учли, что они спортсмены, пьяные?
— Эти две вещи не связаны друг с другом.
— После того, как Кокорин отошёл, вас огородили?
— Нет.
— После Кокорина к вам кто-то агрессивные действия принимал?
— Да, вся компания. Были выкрики «убью». Были выкрики: тебе повезло, что ты остался жив. Александр Кокорин повернулся и сказал, что я китаец с нецензурной бранью. Да, вся компания.

15:38. — В результате чего произошёл скол эмали передних зубов?
Представиль Пака протестует: «Он не может сказать, в результате чего»
Ромашов: До такой степени не может сказать? Вопрос мною был поставлен прямо.
Пак: В результате тех ударов, которые мне были нанесены 8 октября, у меня был повреждён зуб. Это видно назаписи, как я в 9:15 поднимаю осколок зуба.

— Врачам вы сообщали об этом?
— Да.
— Сообщали, в результате чего?
— В результате нападения.
— Ну а какой удар повлек скол? Стулом, ногой?
— В результате всех ударов.
— После того, как Александр Кокорин ударил стулом, вы заслонились рукой. Что он сделал дальше? Продолжал махать стулом или отошёл?
— Больше стулом он не махал. Как я говорил, он на некоторое время отошёл… Подбежало большое количество людей, мне сложно оценить, кто там что делал. Я заметил, как Александру Кокорину было весело. Он смеялся.

15:35. Ромашов продолжает:

— А в руку в какое место?
— Около плеча, предплечье.
— На левой части головы след остался?
— Кровь натекла.У меня были повреждены мягкие ткани.
— Синяк или шишка были?
— Да, были. Врачам на их наличие указал.
— Когда?
— Ответ на вопрос можно найти в медицинских документах, врачам сказал 8 октября.
— Что вы подразумеваете под словом шишка?
— Наверное, еловую шишку. Это припухлость, изменение мягких тканей.

15:33. — А вы видеозапись смотрели происходящего?
— Да.
— Сколько раз?
— Не могу сказать.
— Вы не обратили внимания, что в этот момент между вами был диалог?
— Никакого диалога не было.
— Вы сказали, что подставили руку. Как?
— Удар пришелся мне в руку и голову. Я подставил предплечье.
— А ладонью защищали затылок?
— Нет. Это было инстинктивное движение, которое было направлено на защиту жизни. Я пытался предпринять максимальное количество действий, чтобы избежать вреда здоровью.
— На видео вы защищали левую часть лица, а не голову.

— Нет.
— И куда же пришелся удар стулом?
— В левую часть головы.
— Какую именно часть?
— Височную. Думаю, ответ на этот вопрос можно получить с помощью экспертизы.

15:32. Пак настроен серьёзно. Ни о каком компромиссе речи не идёт.

15:30. Ромашов:
— Вы сказали, что сочли эти действия хамскими и сказали «хамло». Вы это произносили там?
— Да.
— Громко?
— Да.
— Когда?
— Когда компания подтвердила, что обращается ко мне.
— Смехом, понятно. Вы к ним нецензурно обращались?
— В рамках этого инцидента — нет.
— Ни разу? В оскорбительной форме тоже не высказывались?
— Нет.
— Как вы поняли, что стул направлен вам в голову?
— Я увидел траекторию движению этого стула в момент нанесения удара. Александр замахнулся, и я увидел, что он целится мне в голову.
— Он вам что-то говорил?
— Я не слышал.
— А вы?
— Я молчал.
- То есть молча подошёл и ударил?
— Я не слышал, чтобы Александр Кокорин что-то мне говорил.

15:25.

— Перейдем к жестам. Вы помните жест Мамаева, когда он открытыми ладонями к вам обращался, показывая, что никаких действий совершать не собирается?
— Не помню.
— Мамаев против вас совершал хулиганские действия?
— Насколько я понимаю, речь идет о грубом нарушении норм поведения в обществе.
— Хорошо, грубое нарушение не подразумевает уголовной отвественности.
— Думаю, это вопрос квалификации и судебной оценки.

Адвокат Пака просит переформировать вопрос: «Денис, конечно, юрист, но он не может дать экспертную оценку».
— Вам лично Мамаев угрожал? Нападал на вас?
— Нет.

15:20. Прилипко закончил. Бушманов продолжает:

— Когда вы пришли, где располагался Мамаев?
— Примерно напротив меня, чуть левее, на противоположной стороне.
— Что он делал?
— Я обращал внимание на поведение всей компании, преимущественно мужчин.
— Мамаев предпринял ли по отношению к вам действия?
— Вся компания принимала,
— А Мамаев конкретно?
— Они все обратились в мою сторону. Я не помню, как Мамаев это делал, был ли он конкретно.
— До эпизода со стулом от Мамаева в ваш адрес исходили выкрики?
— Я не помню, чтобы конкретно Павел Мамаев это делал. Я не персонифицировал, крики были от компании. Я хотел поработать.

15:17. Прилипко продолжает:
— Чем вас оскорбили?
— Я об этом уже говорил, были высказывания в отношении моей национальности, в издевательском тоне.
— Китаец это оскорбление?
— Если с нецензурной бранью, то наверное, да.

15:15. У Стукаловой и Барика вопросов нет. Прилипко задает вопросы:
— Когда вы попросили официанта вас пересадить?
— Я сел за столик и попросил меня пересадить.
— Сразу?
— Да.
— До вербального и какого-либо общения?
— Да.
— А были свободные места в этом зале или другом?
— Не могу оценивать. Но по пути следования к столику все места были заняты.
— Мы допрашивали официантов и спрашивали, просил ли господин Пак пересадить его. Они говорили, что вы не просили.
Прокурор протестует: говорит, что официанты этого не рассказывали.
Судья: кто-то говорил, кто-то нет.
Прилипко: Вы сказали, что на других эта компания тоже плохо действовала. В чем это проявлялось?
Пак: Я повторюсь: компания нарушала общепринятые нормы морали.
Прилипко: Но вы говорите, что всем было плохо. Как они реагировали на нарушение общепринятых норм морали?
Пак: Ко мне никто не обращался.
Прилипко: На ваших глазах кто-то из других посетителей просил его пересадить?
Пак: речь идет о нарушении общественных норм. А просьб других не видел.
Прилипко: А недовольства?
Пак: В мой адрес — нет.

Адвокат Пака пытается отвечать за него. Барик предлагает удалить представителя потерпевшего.

15:10. Сторона защиты вступает в бой. Ромашов — первый.
— Вы при даче показаний используете записки?
— Я использую свои записи.
— Вопросов у меня нет.

15:05.

— Если суд признает подсудимых виновными в указанным преступлениях, на каком наказании вы будете настаивать?
— Я бы оставил решение этого вопроса на усмотрение суда.
— Будете вы заявлять исковые требования к подсудимых?
— Я прекрасно понимаю, что у меня есть такое право, но на настоящий момент я делать этого не собираюсь.

Прокурор закончила задавать вопросы.

15:02.

— Это был захват рукой за шею. Вся компания выражалась нецензурно, вела себя агрессивно, настроены были так.
— Когда пришёл Гайсин, Александр Кокорин уже наносил вам удары?
— Насколько я помню, да. Могу отметить, когда компания покидала заведение, Кирилл Кокорин повернулся ко мне, повторил, что я китаец, сопровождая это нецензурными выражениями. Градус агрессии на протяжении всего инцидента снижен не был. Никакого примирения не было, как пишут в СМИ. В этому случае компания не вела бы себя так агрессивно, когда уходила.

Они понимали, что сила на их стороне, что они снова могут воспользоваться этим преимуществом. Я попросил сотрудников «Кофемании» вызвать полицию. Сотрудники предложили проследовать в УВД, где я написал заявление о нападении на себя. После этого я обратился за мед помощью в клинику, Где меня был поставлен диагноз — закрытая черепно-мозговая травма, сотрясение головного мозга, повреждение скол эмали передних зубов. Это всё, что я могу рассказать по тем событиям.

15:00.

— Эти действия чем сопровождались?
— Нецензурными выражениями, меня называли китайцем, чтобы я ехал в свой Китай и делал замечания там. Всё это было неприятно. Я один, их пять. Они ведут себя агрессивно, ситуация сложилась такая.
— Вы в тот момент испытывали угрозу здоровью?
— Да, испытывал. Я видел удар и понимал, что Александр Кокорин целится мне в голову и хочет нанести вред здоровью, это было реально. Через некоторое время кто-то крикнул из толпы, что меня убьют и в таком роде.

14:58.

— Кто-то еще с ноутбуком сидел?
— Я не видел. Не помню.
— Что было дальше? Вы слышали, кто конкретно все это произносил?
— Конкретно сказать не могу, я старался абстрагироваться от этой ситуации. Эти фразы произносились разными людьми, преимущественно звучали мужские голоса. Я у компании спросил: «Вы обращаетесь ко мне?». Они все ко мне повернулись, и я понял, что да, они обращались ко мне. Я довольно в корректной форме сказал им, что они ведут себя по-хамски и неуважительно по отношению к людям, которые находятся в кафе.

Ко мне подошел сначала, как выяснилось позднее, Кирилл Кокорин, затем Александр. Он взял стул, который находился за столиком, за которым я сидел. Он целился мне в голову, желая нанести вред здоровью. Я подставил руку, поэтому удар пришелся как по руке, так и по голове.

Кокорин Кирилл тоже стал наносить удары в область головы. Количество ударов я не помню. Это нападение или избиение длилось несколько минут — может, две-три. Потом подошли другие посетители и сотрудники и попытались утихомирить компанию.

14:56. «Я отметил, что не только моё отношение было негативным к тому, что происходило. Расстояние между мной и компанией было 3-4 метра. Были другие посетители. Это место, которое было видно хорошо и с других точек. Рядом со мной был ещё один посетитель, но я его не знаю.

Когда компания ведёт себя так вызывающе, мы поняли, что не сможем провести рабочую беседу. Я попросил официанта пересадить меня и моих коллег. Но, видимо, из-за того, что кафе было почти полное, это не удалось осуществить. Я открыл ноутбук и решил поработать в ожидании коллег.

Через некоторое время я услышал выкрики «гангнам стайл». Сначала я не обратил на это внимание, поэтому не думал, что это обращено ко мне. Потом я услышал фразу про ноутбук и начал думать, что это ко мне обращено. Я азиатской внешности, песня исполняется азиатским певцом, выкрики были в издевательском тоне. Подумал, что моя внешность не устраивает компанию, — продолжил Пак.

14:52. «8-го октября в 8:55 я приехал в Кофеманию на запланированную деловую встречу. На ней же должен был присутствовать Гайсин. Мне предоставили столик на троих человек. Когда я за него сел, увидел, что напротив меня сидит шумная компания примерно из 10 человек.

Компания вела себя шумно, находилась в состоянии алкогольного опьянения и явно проявляла неуважение к обществу. Кафе было в то время полное: и мужчины, и женщины, одна из них была беременна.

Примером хамского поведения я могу назвать, как девушка села на колени к Александру Кокорину, они начали целоваться, а потом она положила голову в область его паха. Всё это выглядело крайне неприятно", — сказал Пак.

14:49. С лицами неприязненных отношений нет, обстоятельств для оговора у него нет. Прокурор просит рассказать о событиях 8-го октября с самого начала.

14:47. Судья зачитала права адвокатам и Паку. Самостоятельных ходатайств у них на данном этапе нет.

Прокурор говорит, что протокол допроса эксперта огласит после допроса потерпевшего Пака. Начинается допрос!

14:45. Борзова и Шатихина — адвокаты Пака.

14:40. Ого, в зал суда пришёл Денис Пак! Рядом с ним три женщины — вероятно, его адвокаты. Сейчас будет интересно.

14:38. Всего огласят показания 12 свидетелей и экспертов. Это от стороны защиты.

14:34. Зачитывают следующий протокол допроса той же Черепановой, только на этот раз про травмы Соловчука. Ответы идентичны.

14:29. Интересная многоходовочка. Медэксперт Наталья Черепанова передала экспертизу коллеге, потому что ушла в отпуск. Черепанова на все вопросы про травмы Пака отвечала, что не может дать на них ответ.

14:27. Показания свидетелей сегодня будут зачитаны, лично в суд они не придут.

14:25. А, нет, опять изучают тома дела в поисках доказательств. В ближайшие минуты будет очень много скучной рутины.

14:07. Похоже, заседание начнётся с просмотра видео. Полина Куимова передаёт, что в зале поставили телевизор.

14:06. А вот и вывели первых двух журналистов, которые что-то пытались снимать на телефон. Наши корры на месте, но фото из зала сегодня не будет.

14:00. «Пусть играют ребята!». Очень неожиданные защитники у Кокорина.

13:50. Итак, все на месте. Понеслась!

13:35. Пока ждём, можете почитать мнение Вячеслава Барика, адвоката Кирилла Кокорина.

«Мы каждый раз ожидаем лучшего результата, но лучше не происходит. Ребята сегодня подсчитали, что 37 секунд заняла речь прокурора, и не прозвучало ни одного довода, доказательства. Всего того, что требует закон – не происходит».

Полный текст по ссылке.

Адвокат К. Кокорина: прокурор не излагает доводов, прозвучала команда «сидеть»

13:30. Полчаса уже прошло, а адвоката Мамаева всё нет. Похоже на бунт.

13:10. Первое заседание дня давно закончилось. С минуты на минуту ждём начала второго.

12:00. Адвокат Бушманов:

«Вы видите общественное мнение, суд должен учитывать резонанс этого дела. Но эти обстоятельства, к сожалению, не учитываются. В том числе и при избрании меры пресечения. Моральная поддержка подсудимых от других футболистов вряд ли повлияет на решения суда. Должны ли они прийти в суд и поддержать? Это право, а не обязанность. Доводы и аргументы защиты перетекают от одного заседания к другому. Они меняются в зависимости от обстоятельств. Мы исходим из того, что персоны публичные. Это гарантия того, что никто никуда не скроется. Потерпевшие безотносительно отнеслись к вопросу изменения меры пресечения, оставив его на решение суда. На личностях мы подробно останавливались, говорили об этом, что за их надлежащим поведением было бы более пристальное внимание, чем за обычным гражданином. Сейчас речь идёт только о рассмотрении дела по существу, выноса решения, где будет определено наказание, вид наказания. Основной краеугольный камень — искусственное обвинение в хулиганстве. Этот состав предусматривает лишение свободы, остальные не предусматривают.

Сегодня особых надежд не черпали, всегда надеешься на справедливое решение. Но данный процесс нас разочаровываете с каждым заседанием. Нет уверенности, что итоговое решение будет законным и справедливым. Любая мера пресечения субъективно влияет на итоговое наказание, которое будет избрано судом. Эти факторы учитываются, поэтому нам не хотелось бы, чтобы до конца судебного разбирательства подсудимые находились под стражей. Это влияет на эффективность судопроизводства, на состояние здоровья подсудимых. На любом нормальном человек это отражается, тем более на спортсмене. К отклонениям апелляций адаптироваться до конца невозможно. Конечно, это влияет на ребят».

11:15. По итогу слушания суд вынес решение об отклонении апелляции футболистов. Арест компании остаётся в силе — суд оставил в силе срок содержания под стражей до 25 сентября.

11:02. Судья удалилась перед вынесением решения.

11:00. Кирилл Кокорин: «Прокурор говорит одно и то же. Неужели это не вызывает сомнений? Я хотел бы видеть правосудие в будущем нашей страны».

Протасовицкий:
«Надеюсь, что, если мы когда-нибудь перейдем дорогу на красный свет, нас не приговорят к пожизненному».

10:45. Мамаев:
«Защитники говорят истину. Сегодняшнее заседание — восьмое для нас. Что бы мы ни делали, прокурор приносит бумажку, и выносят решение. Люди, которые отдали всю жизнь спорту и помогали нуждающимся, нельзя говорить, что мы можем скрываться. Нет никаких препятствий ни органам, ни суду, ни прокуратуре. За эти 7 месяцев хоть раз хотелось бы увидеть, чтобы суд вник в процесс и избрал обоснованную меру пресечения, чтобы были основания.

Кокорин Кирилл:
»Все наши защитники сказали правду и говорят это уже на протяжении 6 месяцев. Не знаю, что добавить. Мне 19 лет, и я впервые попал в такую ситуацию. Мне бы хотелось видеть будущее, но хорошего мало в этой ситуации. Адвокаты выступают 2 часа, потом 2 минуты прокурора — и решение в пользу прокурора".

Протасовицкий:
«Согласен с нашими защитниками в очередной раз. Это правда, так и есть. Хочу заострить внимание суда, что на фоне многочисленных положительных характеристик у нас есть ещё и свои малолетние дети, и это звучит между строк. Дети ни в чем не виноваты, а несправедливым, как мне кажется, решением их лишили возможности контакта с нами и полноценного развития. Надеюсь, что справедливость в нашей стране есть».

Кокорин:
«Ровно секунд 30 прозвучала речь прокурора, и это те же слова, что звучали раньше. По факту мы собрались здесь ради них. Говорить не буду, тут всё понятно. Главное, чтобы каждый придя домой, чувствовал, что провёл день достойно».

10:30. Ромашов:
«О чём говорит отсутствие общего срока 6 месяцев в материалах дела? Это говорит о том, что Пресненский суд не учел данный срок, что предполагает невозможность дальнейшего заключения, тем более сроком на 6 месяцев. Для чего суду понадобилось 6 месяцев, я не понимаю».

Также суд не учёл личность Александра Кокорина. У него на иждивении жена и малолетний ребенок. Есть характеристики о помощи детям-инвалидам и футбольным секциям. Суд должен был учесть это, потому что это значительно принижает степень общественной опасность, но не учел.

Суду были предъявлены мед карта о состоянии здоровья. Медицинскую помощь оказывают фельдшеры СИЗО, а проф врачей, в том числе «Зенита», не допускают.

Постановление напоминает стихотворение Лермонтова: смешались в кучу кони, люди.

Кокорин пахал 6 месяцев до того инцидента, может быть, это повлияло на его поведение. Содержание под домашним арестом предполагает те же гарантии, что и нынешняя мера пресечения".

Стукалова:
«Популярность футбола даёт Александру такую популярность, что Кокорин не может скрыться. Ребята занимаются футболом с 7 лет. Вся жизнь Кокорина — спорт. Это адский труд. Тех, кто играет в футбол, можно пересчитать по пальцам. Кокорин очень много значит для нашего футбола, он один из лучших рос нападающих».

Барик:
«При отсутствии хотя бы одного довода, нашедшего подтверждения, держать под стражей подсудимых, это выглядит не как мера пресечения, а как исполнение наказания, что неуместно».

10:25. Кокорин:
«На протяжении 6 месяцев мы просим изменения меры пресечения. Те доводы, которые мы приводили, подтверждаются материалами дела, поэтому просим изменить меру пресечения на любую другую, не содержаение под стражей».

Кирилл Кокорин: «Не понимаю, как в 19 лет могу повлиять на судейские решения, если прокурор ходит с охранниками, и куда я могу убежать, если начал учиться в России».

Мамаев: «Поддерживаю доводы своего защитника. От себя хотел бы сказать, что в этой ситуации хочется обратиться к суду и прокуратуре: надо избирать адекватную меру пресечения. Все здравомыслящие люди нашей страны понимают, что мы не опасные преступники, чтобы оставлять такую меру пресечения. Здравый смысл должен победить. То, что заявляла прокуратура, идет вопреки словам нашего президента и государства, поэтому прошу изменить меру пресечения».

Протасовицкий: «Обвинение основано на вымышленных фактах, которых не было, как вы видим по заседаниям. Прошу подойти объективно и избрать другую меру пресечения, как меру, так и другим».

Прокурор против.

10:15. Стукалова обращает внимание на состояние здоровья Кокорина, конкретно — колена и сетует, что к нему не допускают врачей. Говорит, если так продолжится, колено придётся менять на искусственное, то есть инвалидность.

Ромашов говорит, что это даже пьянкой нельзя было назвать, не то что хулиганскими действиями, лишь посиделками, а доводы стороны защиты подтвердились в ходе опроса свидетелей: компания была спровоцирована оскорблениями в обоих случаях.

Барик: Обвинения были предъявлены не в соответствии с уголовно-процессуальным кодексом, судебное заседание проходит независимо от норм правил и логики.

Бушманов давит, что это профессиональные спортсмены с контрактами. Говорит, никакой сложности в рассмотрении каждой из ситуаций нет, потому что все эпизоды попали на видео.

Прилипко напоминает, что все ныне подсудимые сами явились в правоохранительные органы.

10:00. Здравствуйте! Продолжаем наш сериал. Сегодня аж два заседания. Первое уже началось. Это Мосгорсуд, рассматривается апелляция.

Как это было вчера.

Суд над Кокориным и Мамаевым. День пятый. Как это было
Все подробности процесса.

Лучшие цитаты из зала суда.

«Вы мне мои показания почитайте, я всё вспомню». Лучшие цитаты из суда за день
Самое сочное с сегодняшнего заседания по Кокорину и Мамаеву.

В зал влезли только друзья и родственники (за редким исключением), журналисты на онлайн-трансляции с отвратным звуком.

Комментарии (0)
Узнавайте о новых статьях первыми

Подпишитесь на рассылку и узнавайте о самых интересных и важных новостях первыми

Введите корректный e-mail
Загрузка
Произошла ошибка. Пожалуйста, попробуйте еще раз.
Спасибо!

Для завершения подписки остался один шаг. Проверьте свою почту.

Партнерский контент