«Зенит» требовал миллион, а получил 37 тысяч. Первый трансфер за деньги в высшей лиге СССР
Олег Лысенко
Первый трансфер за деньги в чемпионате СССР
Комментарии
Саленко симулировал травму, лишь бы не загребли в ЦСКА.

Современный футбол невозможно представить без трансферов, а три десятка лет назад в СССР и слова-то такого не знали. Сама практика купли-продажи игроков казалась порочной и чуждой социалистическому обществу. Переходы внутри Высшей лиги происходили относительно нечасто, поэтому составы команд отличало удивительное по нынешним временам постоянство.

Конец 1980-х – время бурных социально-политических изменений в стране: перестройка, демократизация, гласность. Футбольные клубы учатся зарабатывать самостоятельно и постепенно переходят на хозрасчёт. Одним из первых это сделало киевское «Динамо», в ту пору базовый клуб сборной Союза. Украинский флагман и осуществил первый «настоящий» трансфер внутри чемпионата СССР. За деньги. История вышла громкая, скандальная.

Взятки, договорные игры, скандалы в сборной России: откровения судьи-диссидента Хусаинова Взятки, договорные игры, скандалы в сборной России: откровения судьи-диссидента Хусаинова

Саленко дебютировал в «Вышке» в 16 лет. Вышел против «Динамо» и через 5 минут забил – между ног вратарю!

Это сейчас трудно представить, чтобы кто-то сманил из «Зенита» классного исполнителя. В чемпионате России такой наглости себе точно никто не позволит. Негласный «пакт о ненападении» между тем ещё, экономически мощным, ЦСКА и стабильно благополучным «Зенитом» о многом говорит. «Зенит» 80-х ни столь высоких покровителей, ни серьёзных финансовых возможностей не имел – золото-1984 в этом плане мало что изменило. Он чаще провожал талантливых исполнителей, чем приобретал на стороне. Но эту потерю Ленинград воспринял особенно болезненно. Ведь Саленко был не просто воспитанником, многообещающим юниором и уже любимцем публики. Он был, как сказали бы сейчас, самым ценным активом клуба. Упускать такого было вдвойне, втройне обидно.

Олег круто стартанул в «Зените»: в 16 лет 4 месяца и 3 дня вышел на замену в Москве и через пять минут забил победный мяч в ворота «Динамо», между ног вратарю Прудникову! Более «ранних» голов советская «Вышка» не знала. Всего в сезоне-1986 отнюдь не робкий юноша отличился четырежды – трижды в чемпионате и раз в Кубке. Пресловутого синдрома второго сезона избежать не удалось – за весь 1987 год Саленко не поразил ворота ни разу. Зато в 1988-м «оторвался» по полной: 7 голов в чемпионате, золото юношеского (U18) чемпионата Европы. В финале с португальцами Олег тоже отметился – в дополнительное время (итоговый счёт – 3:1).

«Наследил» Саленко и в Киеве – в турнире под названием Кубок федерации. Правда, из основы в «Динамо» там был один Баль – остальные во главе с Лобановским были заняты добычей серебра на первенстве континента в Германии. Тем не менее игра получилась бодрая: уже к седьмой минуте гости вели 2:0 после ударов Афанасьева и Саленко, но всё же упустили победу. Сравнял счёт за местных резервистов Андрей Канчельскис, будущий партнёр Олега по сборной России.

Садырин очень хотел видеть Саленко в возрождающемся ЦСКА. Футболист выбрал Киев

В Ленинграде не могли нарадоваться, глядя, как стремительно растёт и мужает выпускник «Смены». В столицах РСФСР и УССР на пробивного парня тоже засматривались, но более расчётливым взглядом, видя в нём реальное усиление состава. Есть что-то символичное в том, что обладатель прозвища Сало выбрал Киев.

«Динамо» ещё за полгода до перехода, сразу после Евро-1988, обозначило свой интерес, — вспоминает наш герой. — Селекционер клуба Сучков приезжал в Ленинград, рисовал перспективы. Тренер «Зенита» Завидонов в конце сезона пытался отговорить, но я для себя всё уже решил. Во-первых, базовый клуб сборной. Во-вторых, нужно было решать вопрос с армией, а в Киеве обещали и его закрыть».

Об этом мало кто знает и/или помнит, но «призвать» талантливого ленинградца упорно пытался ЦСКА. Павел Садырин как раз формировал бригаду для возвращения красно-синих в «Вышку». Было бы странно, не вспомни он о самом перспективном подопечном из «Зенита». Чтобы «откосить» от первой лиги, игроку пришлось пойти на хитрость.

«Сейчас уже, наверное, можно открыть маленький секрет, — усмехается Саленко. — В последнем матче за «Зенит» в Москве я сымитировал сотрясение мозга за пять минут до конца игры – только бы меня в армию сразу из манежа не загребли. С таким диагнозом на полгода отсрочку от призыва давали. Три дня я честно провалялся в больнице имени Склифосовского. Фёдорыч с двумя генералами приходили, увещевали, но я для себя уже всё решил. Не думаю, что Садырин сильно тогда обиделся – иначе не взял бы впоследствии на ЧМ-1994».

Олег Саленко (слева)

Олег Саленко (слева)

Фото: РИА Новости

Федерация футбола отказывалась заявлять Саленко за новый клуб. Киевляне угрожали чиновникам судами

Можете себе представить, какой резонанс в городе на Неве вызвала новость о готовящемся уходе сразу двух лучших бомбардиров – Сергея Дмитриева (транзитом через «Динамо» в ЦСКА к Садырину) и Саленко. О характере и тональности критики можно судить по выступлению специалиста комплексной научной группы «Зенита» Николая Люкшинова в печати. Специалист негодовал: «Уход Сергея Дмитриева в Москву и заявление Олега Саленко о переходе в киевское «Динамо» вызвали много споров и пересудов. Причина ухода из «Зенита» Дмитриева кроется, скорее всего, в его кризисном состоянии – и как футболиста, и как человека. Жаль только, что он свою слабость пытается прикрыть желчью в адрес воспитавшей его команды (можно однозначно сказать: плохо воспитавшей). Беседы со многими любителями футбола на эту тему доказывают, что ленинградцы расстались с ним без сожаления, но будут по-человечески рады, если Дмитриев сможет восстановить себя в другой команде. Олег Саленко сейчас очень нужен «Зениту», и его заявление о переходе не выдерживает никакой критики с точки зрения этики и моральных норм. Можно понять сложности Лобановского: после продажи возрастных игроков за рубеж в его команде образуются бреши, но нам-то, ленинградцам, от этого ничуть не легче».

«Зенит» всеми возможными способами пытался удержать нападающего – и по-доброму уговаривал, и дисквалификацией грозил. А когда осознал тщетность своих попыток, выставил за него немыслимую по тем временам цену – 1 млн рублей! Притом что самого понятия «денежная компенсация за подготовку», не говоря уже о «трансферной стоимости», в регламентах не существовало. Дело Саленко стало прецедентом, крайне неприятным для советских спортивных чиновников.

Перед началом сезона-1989 спортивно-техническая комиссия Федерации футбола СССР разрешила заявку нападающего, к тому времени добавившего в резюме запись «лучший бомбардир молодёжного ЧМ», за «Динамо». Однако спустя три дня президиум той же федерации отменил решение нижестоящей инстанции и заблокировал переход.

В Киеве на это отреагировали предсказуемо резко. «Ни у меня, ни у юристов, с которыми клуб уже проконсультировался, не возникло и тени сомнения в том, что общественная организация не вправе вмешиваться в профессиональные отношения сторон, — заявил начальник «Динамо» Владимир Веремеев. — Во-вторых, и футболист, и клуб соблюли все требования разработанной Госкомспортом СССР и пока регламентирующей эти отношения «Инструкции о переходах». Все заявления были сделаны гласно и в установленные сроки. Насколько мне известно, у ленинградского клуба по этому поводу претензий ни к нам, ни к Саленко нет. Поэтому юристы квалифицировали решение президиума как нарушение Конституции СССР и прав человека. Его права на работу и права свободного выбора местожительства и места работы».

Главный тренер украинского клуба был настроен более миролюбиво. Валерий Лобановский выразил готовность возместить «Зениту» расходы на подготовку футболиста: «Мы готовы сделать это хоть сейчас и так, как принято в мире цивилизованного футбола. Но нам говорят: нет пока такого порядка. Но он будет! С 1 апреля, как нам объяснили. Наш представитель сейчас в Ленинграде: узнаем расчётный счёт «Зенита» и перечислим требуемую сумму».

Реплика самого Саленко от 1989 года, в изложении всё того же «Футбол-Хоккея», сегодня звучит достаточно забавно, словно не молодой спортсмен вещает, а опытный партийный функционер: «Переживаю, что огорчил болельщиков «Зенита», но хочу, чтобы ленинградцы поняли меня и простили. Каждый из них может оказаться в моей ситуации. Скажем, ведущему актёру БДТ врачи предпишут по состоянию здоровья Крым или просто кому-то захочется пожить у тёплого моря: их что, тоже будем предавать анафеме? Но товарищи! Мы же не беспаспортные, не крепостные. И живём в свободной стране… Начальник управления футбола и хоккея Колосков информировал президиум федерации футбола, что я не нарушил ни одного пункта госкомспортовских инструкций. За что же меня наказывают?»

Спустя три десятилетия Саленко припомнил, как решалась его судьба в кабинетных прениях. Без патетики. «Провожая меня на заседание спортивно-технической комиссии в Москву, Лобановский посоветовал стоять на своём: договор с «Зенитом» истёк (они каждый сезон продлевались на год), а с «Динамо» — уже подписан; не дадите играть – будем обращаться в суды. Тогда же профессиональных контрактов не существовало. У меня только в 1989 году в трудовой книжке появилась запись «футболист», а до этого числился инструктором по спорту при объединении «ЛОМО», как и все зенитовцы. Чиновники пытались пристыдить: мол, как ты можешь из города-героя Ленинграда переходить в Киев? Но всё разрешилось довольно быстро. Удачно для меня и «Динамо».

Саленко достался «Динамо» по цене одной «Волги» на чёрном рынке. «Зенит» получил всего 3,7% от требуемой суммы

О беспрецедентном по тем временам решении еженедельник «Футбол-Хоккей» сообщил… на последней полосе. Вот эта заметка: «В Управлении футбола и хоккея Госкомспорта СССР окончательно рассмотрен и решён вопрос о переходе О. Саленко из «Зенита» в киевское «Динамо». Поскольку Госкомспортом СССР уже утверждён нормативный акт о компенсационных выплатах за подготовку спортсменов в составах штатных команд мастеров, определена сумма такой выплаты за воспитание и подготовку О. Саленко. Она составила по подсчётам экономистов 37 тысяч рублей».

Точка в «деле Саленко»

Точка в «деле Саленко»

Чтобы вы понимали порядок цен, ВАЗ-2109, модный в ту пору, стоил 9 тыс., ГАЗ-2410 «Волга» — около 19 тыс.

«Да, но за такие деньги «Волгу» было не купить – требовалось получить официальное разрешение и отстоять огромную очередь, — с улыбкой уточняет Саленко. — На чёрном рынке она где-то в районе 37 тысяч и стоила. В Киеве даже придумали хитрую систему поощрений – выделяли «талоны» на покупку машин по номиналу, и футболисты тут же загоняли их вдвое дороже. Как правило, в Грузию эти «волжанки» уходили».

Саленко не скрывает: от трансфера в Киев он выиграл не только в спортивном, но и финансовом отношении. Свою заинтересованность в нападающем «Динамо» подкрепило убедительными материальными аргументами.

«Киев дал две квартиры, чтобы я смог перевезти из Ленинграда родителей и брата, — говорит он. — Одну – сразу, вторую – через 8-9 месяцев. Ставка была небольшая – 250 рублей в первый год, на сотню больше на следующий. Остальное зарабатывали на премиальных – они могли быть и в 10 раз выше оклада, в зависимости от соперника. С 1991 года в контрактах начали прописывать зарплаты в валюте, и я стал официально получать 1000 долларов в месяц».

Лобановский и сам не поехал на игру в Ленинград, и Саленко не пустил. Вместо матча устроил ему интенсивную тренировку

26 марта 1989 года вестник федерации футбола сообщил о положительном для Саленко решении вопроса, а уже на следующий день он вышел в составе «Динамо» против действующего чемпиона Союза – «Днепра». Свидетелями долгожданного дебюта ленинградца стали 80 тыс. зрителей на трибунах Республиканского стадиона Киева. Саленко составил тандем в нападении с тёзкой Протасовым, но единственный гол в матче забил защитник Демьяненко.

Болельщики с любопытством ожидали первого явления «перебежчика» в родной город после скандального трансфера. Предвкушал его и сам игрок. Но тренер рассудил по-своему.

«Я очень хотел сыграть с «Зенитом», пообщаться с друзьями, — вспоминает Саленко. — А Лобановский и сам в Ленинград не поехал, и меня не пустил – опасался каких-то акций. Вместо выезда устроил мне тяжёлую тренировку – один на один. Сильно я тогда, молодой, на него обиделся. А оказалось, клубы негласно договорились, чтобы я в том сезоне вообще не играл против «Зенита», ни дома, ни на выезде».

Вообще, первый сезон в столице Украины новобранцу «Динамо» не очень удался: отдавал результативные передачи, зарабатывал пенальти он исправно, но долго не мог забить. Первые голы пошли только под конец чемпионата – два «Шахтёру», один «Арарату». «Я же не проходил подготовку с «Динамо», с молодёжного чемпионата мира подъехал к началу сезона, — объясняет Саленко. – Плюс команда только сыгрывалась. Зато в 90-м, считайте, за полгода выиграли и чемпионат, и Кубок».

Сезон-1990 подтвердил дальновидность Саленко: в то время как киевляне делали золотой дубль, «Зенит» уже беспросветно болтался в первой лиге (18-е место из 20 участников). Кубковый финал с «Локомотивом» в Москве – звёздный час уроженца Ленинграда в «Динамо». Из шести мячей в ворота Хасанби Биджиева половину провёл крепыш с девяткой на спине.

Видео можно посмотреть на «Чемпионате».

К разочарованию Олега, для включения в заявку на ЧМ-1990 кубковых свершений не хватило. Лобановский взял в Италию семерых подопечных по «Динамо»; Саленко места в заявке не нашлось.

«Жалко, конечно, что не попал на «мир», хотя и готовился, — признаётся Олег. — Уже играя за границей, в середине 90-х, я не раз приезжал в гости к динамовцам на базу в Конча-Заспу, беседовал с Лобановским. Васильич редко признавал свои ошибки, но однажды сказал: «Я думал тебя на будущее готовить, а надо было в 1990-м в Италию брать».

На свой единственный в жизни взрослый Кубок мира Саленко поехал с тренером, которому отказал в 1988-м. И забил там шесть голов. А больше он за сборную и не играл.

«Из-за конфликта России и Украины 6 лет не видел сына». Юбилей рекорда Саленко «Из-за конфликта России и Украины 6 лет не видел сына». Юбилей рекорда Саленко
Комментарии
Партнерский контент