«Нас отстреливают по одному». Судья Вилков ответил на обвинения и обратился к Дзюбе
Салават Муртазин
Интервью с судьёй Михаилом Вилковым
Комментарии
Большое и откровенное интервью с пожизненно отстранённым от работы арбитром.

Михаил Вилков разозлил Ашота Хачатурянца и был пожизненно отстранён от судейства. Бывший арбитр настаивал на встрече с боссом, где они смогли бы поговорить «по-мужски». В понедельник они побеседовали, после чего мы встретились с опальным арбитром и записали большое интервью.

— Ещё вчера я был в Нижнем Новгороде, — начал Вилков. — Мне позвонили из приёмной Ашота Рафаиловича, сказали, что могу приехать и встретиться с руководителем. Взял утренний билет в Москву, на следующий день был в столице.

— Как прошла встреча?
— Разговор начали с того, что я принёс слова благодарности от своей супруги, которая просила передать, что наконец-то это всё закончилось. Дальше побеседовали на судейские темы, обсудили завершение моей карьеры. Не люблю, когда остаётся недосказанность между взрослыми людьми. Пообщались в спокойной форме, без каких-либо претензий. Объяснил своё видение моментов в игре «Локомотив» — «Ростов». Донёс до Ашота Рафаиловича некоторые предложения и пожелания от коллектива, попросил почаще встречаться с ребятами. Он меня выслушал, пожали друг другу руки, пожелали удачи и разошлись. Встреча продлилась порядка 30 минут. Доволен, что она состоялась.

— Хачатурянц объяснил, за что вас отстранили?
— Руководитель принял такое решение — я не собирался его оспаривать.

— Это была беседа в формате «руководитель — подчинённый» или в более непринуждённой обстановке?
— Не скажу, что Ашот Рафаилович смотрит на нас свысока. Все беседы с ним построены на более-менее равном языке.

— Ваша фраза, что хотите «поговорить по-мужски», разлетелась по интернету. Можете объяснить, что имели в виду?
— Ничего особенного в этой фразе нет. Я имел в виду, что два взрослых человека должны переговорить лично. Не хотел, чтобы наше общение закончилось через прессу.

Вилков объяснил спорные эпизоды, которые стоили ему карьеры

— О своём отстранении вы узнали из интернета. Насколько это было неожиданно?
— Для меня это было неожиданно. Исходя из того, что было на стадионе во время последнего матча — ни «Локомотив», ни «Ростов» не высказывали недовольство, даже зрители не кричали. Обычно, когда какой-нибудь кипиш, все начинают прыгать, бегать и кричать. Матч же закончился довольно буднично. Рядовая игра. Единственное, Глебов подошёл после матча, спросил, за что удалил Гиговича — объяснил ему в спокойной форме.

— Ваши слова после отстранения прозвучали так, будто вы обиделись...
— Нет, я ни на кого не обижался. Это жизнь, рано или поздно всем придётся закончить судить. Одни заканчивают после второй игры, другие — после сороковой. Счастлив, что мне удалось дойти до отметки в 175 матчей. Я 12 лет судил Премьер-Лигу — это достаточно неплохо для российского арбитра.

Отсудил Кубок России со всех стадий, начиная от 1/512 и до финала.

Я единственный отсудил финал во всех ролях: главным, резервным, за воротами и в качестве VAR.

В моей карьере был Суперкубок… Я был арбитром ФИФА на протяжении семи лет — это тоже достойный показатель. Из хорошего, что случилось в моей жизни: судил команду Владимира Владимировича Путина на Красной площади в 2018 году, когда детишки играли против звёзд мирового футбола. Путин и Инфантино открывали этот матч — мне довелось поработать на нём в качестве арбитра.

— Вы считаете своё отстранение справедливым?
— Решение жёсткое, но что поделать? Всё равно конец когда-нибудь настал бы. Если не сегодня, то через полгода… или через два.

— Можете сказать, что это несправедливое решение?
— Если мы судим по матчу «Локомотив» — «Ростов», то я точно не заслуживал такого жёсткого наказания.

— ЭСК единогласно осудила ваши решения.
— Оспаривать решения ЭСК не собираюсь, но попытаюсь объяснить то, что своими глазами видел во время игры. На десятой минуте произошёл эпизод с участием японского полузащитника «Ростова» Хасимото — на тот момент он уже имел жёлтую карточку. Японец сделал наступ, но в игре я посчитал, что этого недостаточно для второго предупреждения, хотя резервный арбитр мне подсказывал: это фол и жёлтая карточка. Я же посчитал, что было бы слишком сурово при счёте 0:2 на десятой минуте выгонять игрока «Ростова». Представляете, сколько было бы шума? Что касается удаления во втором тайме, со своей позиции видел, что Гигович локтем попал в подбородок игроку «Локомотива». Учитывая тот факт, что в первом тайме я уже простил Хасимото, в данном эпизоде не имел никакого права пропустить потенциальное удаление. Возможно, Жемалетдинов, находясь в борьбе, нарушал правила, но я чётко увидел удар в подбородок от Гиговича, после чего принял решение показать жёлтую, которая оказалась второй.

— С Гиговичем разобрались. Чем руководствовались, когда назначали пенальти?
— Видел следующую ситуацию: Крыховяк выскакивал из-под игрока «Ростова», на высокой скорости защитник пронёсся ему в спину — этого достаточно для назначения одиннадцатиметрового. У меня вообще была мысль: удалять Терентьева или нет. Мяч не был под контролем Крыховяка, да и удаление у «Ростова» уже было, поэтому я принял решение обойтись без санкций. Видеопомощник не позвал меня к экрану, так как были основания для пенальти — контакт плеча со спиной. Поэтому VAR посчитал это неочевидной ошибкой.

Денис Терентьев и Гжегож Крыховяк

Денис Терентьев и Гжегож Крыховяк

Фото: Дмитрий Голубович, «Чемпионат»

— Они вообще просматривали эпизод?
— Да, конечно. Но приняли решение, что звать не надо. Основания для VAR назначить пенальти были, поэтому меня не позвали — таков протокол VAR. Конечно, если отмотать время назад, я был бы счастлив, если бы меня позвали к монитору и мы отменили бы этот одиннадцатиметровый. Наверное, всё сложилось бы по-другому. Но я ни в коем случае не обвиняю VAR. Это было моё решение и только мне за него отвечать.

— Судьи признаются, что легче отсудить в качестве главного, чем работать на VAR. Ваше мнение?
— Работа на VAR — тема не из лёгких. Действительно, проще отсудить игру, чем потеть у монитора! Леонид Сергеевич Калошин делает всё возможное, чтобы всё было идеально и правильно. Может, иногда даже чересчур эмоционально. Например, выходишь из кабины, вроде принял правильные решения, но всё равно получаешь порцию критики: не так фразу сказал, не в том порядке момент просматривал, время потеряли и прочее.

— Если отмотать время назад, приняли бы другие решения в матче?
— Поймите, если бы я удалил японца, наверное, скандал раздули бы ещё больше. Возможно, я бы и игру не закончил: удаление на десятой минуте при 0:2… Команда могла попросту не выйти на второй тайм. Что касается спорных моментов, Гиговичу снова дал бы жёлтую, а пенальти всё же был назначен ошибочно.

— Смотрели повтор сразу после матча?
— Практически все судьи просматривают свои игры, анализируют те или иные моменты. Я тоже смотрел обзор, но поверьте: я как видел, так и судил. Повторюсь, если бы пошёл к монитору, — отменил бы пенальти.

— Вы поняли формулировку «утратил доверие»?
— Сформулировать можно всё, что угодно. Если решили так — пусть будет так. Есть люди, которые заканчивали судить без каких-либо формулировок и объяснений — просто исчезали из списков. Никто нам ничего не объяснял. Конечно, более логичное завершение карьеры, когда вас награждают дипломом или грамотой, провожают на пенсию… Но раз получилось так, пусть будет так.

Я и Ашоту Рафаиловичу сказал: если моя публичная казнь в хорошем смысле скажется на других арбитрах — буду искренне рад этому.

Как говорил наш старший коллега: «Лучше ужасный конец, чем ужас без конца».

— В телеграм-каналах утверждают, что вас отстранили от судейства, так как в РФС подозревают в «заряженности».
— Не думаю, что в РФС так считают. Распространять слухи о том, чего не было, не имеет никакого смысла. Никакой предвзятости не было. Я судил так, как описал выше.

Вилков признался, что после отстранения не спал две ночи, три дня не хотел есть

— Как семья отреагировала на отстранение?
— Что семье остаётся делать? Подбадривали! Ещё и в интернете пишут гадости… Кому это понравится? Столько негатива… Никому не пожелаешь. Но я не собираюсь уходить в запой или опускать руки. Достаточно много интересных идей и тем, которые были у меня на протяжении судейской карьеры. Поймите, когда ты судишь, то должен быть готов, что каждая игра может стать последней. Сам не знаешь, когда всё закончится. Но почти никто не сидит на месте, у каждого арбитра в своём регионе есть определённые должности и работа. Люди ведь живут не одним лишь судейским доходом.

— Правильно понимаю, что ваша семья была на матче?
— Всё так. Моя супруга, дочка, крестник и супруга моего товарища (мать крестника) были на матче «Локомотив» — «Ростов», они приехали в день игры на поезде, посмотрели футбол. Никаких переживаний не было, даже супруга сказала, что отсудил хорошо: VAR не звал, значит всё нормально. Никаких предпосылок к тому, что это будет последний матч, не было.

— Дочке понравилась игра?
— Дочка была под впечатлением, она вообще впервые побывала на матче Премьер-Лиги. Сидела, как в театре, наблюдала за папой. После игры она мне рассказывала, как ей всё понравилось. Говорила: давай ещё пойдем на футбол, я ответил: хорошо, дочка, обязательно сходим. Но кто ж знал, что это будет последняя игра в качестве судьи…

— Она не знает о вашем отстранении?
— Зачем расстраивать маленького ребёнка? Думаю, ей пока незачем знать об этом. Мы с ней ходим на мини-футбол, вожу смотреть женский футбол… Она задавала много вопросов: а почему девочки играют в футбол? Это же девочки, а в футбол играют только мальчики! Объясняю ей, что в футбол могут играть не только мальчики.

— Как семья узнала об отстранении?
— Как и я — из интернета. Моя супруга следит за лентой новостей, читает «Чемпионат». Мне кажется, жена каждого арбитра так или иначе следит за тем, что и где пишут. После каждой игры спрашивает у меня: что начальник сказал? Это нормальная семейная жизнь. Они переживают за меня, я — за них.

— Эмоции супруги помните?
— Она сказала: слава богу, что всё закончилось. Как же это надоело, наконец-то ты будешь дома. Это были первые эмоции.

— Что было потом?
— Затем мы открыли вино, сели, поговорили. Жизнь ведь на этом не заканчивается: у меня две руки, две ноги, голова на месте.

По ходу судейской карьеры мне всегда было чем заняться: иногда меня попросту не хватало, чтобы разгрести текущие дела: провести тренировку, позаниматься английским, делами Федерации, да и есть ведь всегда семейные заботы. Не скажу, что жизнь сильно изменится.

— Сильно переживали из-за отстранения?
— Не спал две ночи, три дня не хотел кушать.

— Депрессия?
— Не сказал бы, что это депрессия. Поймите, судейство — это длинный период жизни. Всю сознательную жизнь после школы занимался судейством — и вот оно завершилось. Это нельзя перечеркнуть и убрать как книгу на полку. Это определённые переживания, стресс. Вспоминаешь как хорошие, так и плохие матчи. Витают мысли, что надо поговорить на эту тему, что нужно изменить в лучшую сторону для коллег. Это не может быть так: ай, ладно, всё закончилось, на следующий день встал, умылся, пошёл заниматься другими делами. Нет, это окончание большого пути. Не скажу, что это был плохой путь — нормальный такой путь. У одних он более успешный, у других — менее.

— Как провели первые дни после отстранения?
— Некоторое время побыл один, затем вместе с семьёй уехали на дачу. Немного переключились. Ничего не хотелось делать по работе.

— Выбрались из этого состояния?
— Оно как-то само начало отпускать: сегодня поговорил с начальником — ещё больше отпустило. Пройдёт время, может быть, будет абсолютно нормальное состояние. Потихонечку отпускаю ситуацию.

— Ваш огненный спич — что это было?
— Мне хотелось остановить этот беспредел. Только ленивый не бросил в меня камень — на это было невозможно смотреть. Я не такой человек, который будет молчать. Если что-то хочу сказать — говорю. Действующим арбитрам нельзя высказываться, но уверен, что среди них есть такие, кто хотел бы высказать многое тем же руководителям клубов. Высказываться публично судьям запрещено, а у меня появилась такая возможность, и я не молчу — не вижу в этом ничего такого.

«Можете сжечь меня заживо!» Крик души судьи Вилкова, изгнанного из футбола «Можете сжечь меня заживо!» Крик души судьи Вилкова, изгнанного из футбола

— Вы просили не трогать ребят — дать им нормально поработать. Почему же тогда не заступились за Еськова, которого убрали в начале сезона? Или за Федотова, отстранённого ранее? Разве их убирали справедливо?
— Сейчас такое время, что судейский коллектив не имеет веса в этом футбольном обществе. Мы делали пару попыток, но безуспешно. Нам сказали, чтобы мы не лезли — решения за руководителями. Намекнули, что это бесполезно. Не вспомню такого, чтобы коллектив за кого-то встал. Хотя во времена работы Розетти он нам сам говорил: когда вы одно целое — вы можете сделать всё. Эх, если бы ещё в те времена судьи начали спрашивать с руководства, думаю, к нам относились бы иначе. Сейчас же отстреливают по одному, и это проходит бесследно. Ощущение, будто это в порядке вещей. Если бы доказали виновность — это одно, в другом случае — есть вопросы.

— Можете привести пример, когда пытались отстоять коллегу?
— Когда была ситуация с Василием Казарцевым и полиграфом, мы всем коллективом просили у Виктора Кашшаи, чтобы он оставил это дело. Он же нам отвечал, что это не его решение — остановить не может. Другое дело, что ребята сами дали добро на проверку на полиграфе… Не исключаю, что в будущем настанет такой момент, когда судьи возьмут и не выйдут на тур. Не могу утверждать, но такое возможно.

Василий Казарцев

Василий Казарцев

Фото: Сергей Апенькин, «Чемпионат»

— Нет смысла отбивать своих?
— Да, всё именно так. Что касается моего отстранения, сказал ребятам, что не хочу дальше продолжать судить. Заступаться за человека, который не хочет судить — нет никакого смысла.

— Ваше отношение к полиграфу?
— Это ненормально, такого не должно быть в нашем судействе. Возможно, в каких-то структурах это нормальное явление, но в судействе полиграфа быть не должно.

Вилков предложит организовать бой между Игорем Федотовым и Леонидом Слуцким

— Вы называли себя «серым» пользователем «Инстаграма»…
— Всё так, у меня нет «Инстаграма», но через аккаунт супруги или детей наблюдаю за футболистами или тренерами… Очень умиляет страничка Карпина: он выставляет фотографии с семьёй — это очень мило. Перерыв на сборные: семья Карпина поехала отдыхать в Дубай, погреться на солнышке и переключиться. Арбитр же не может поехать на море и сменить обстановку, тем более — выложить фотографии в социальные сети. Сразу же напишут: о, судья поехал пузо греть. Особенно «одарённые» напишут, что поехал на море не с женой, а с любовницей. Или ещё лучше: взял бабки с последнего матча и уехал отдыхать. У меня даже супруга боится выкладывать совместные фотографии, потому что обгадят и оставят много негативных комментариев.

— Самое обидное или самое смешное сообщение, которое прочитали за последние пару дней?
— Вот буквально на днях прислали с незнакомого номера сообщение со словами: «Вилков — контрацептив! Вилков — контрацептив!» (в оригинале использовано более грубое слово. — Прим. «Чемпионата»). Не знаю, откуда у них мой номер телефона. С другой стороны, пришло много сообщений со словами поддержки: от болельщиков, представителей команд…

— Какие команды поддержали?
— Не буду называть людей, чтобы у них не возникло проблем на работе. Представьте, к ним подойдут руководители и спросят: зачем ты общаешься с опальным арбитром? Не нужно.

— Многие клубы поддержали решение Хачатурянца. Ваше мнение?
— Это их право, лично я никого не осуждаю. Кого они должны были поддержать? Отстреленного Вилкова, по которому принято решение, или действующего руководителя? Это их дело. Могу сказать одно: в каждом клубе и городе есть человек, которому я могу позвонить, и этот человек постарается помочь решить вопрос. Эти же люди знают, что у них есть такой человек в Нижнем Новгороде — они могут в любой момент позвонить мне, я постараюсь решить любой вопрос. Человеческое отношение никуда не делось. Всех жду в гости.

— Порой о вас говорят даже руководители клубов. Прошлым летом высказался Леонид Федун…
— Если судить будет Вилков, то можно не выходить на матч?

— Да!
— Это один из элементов давления на комиссию назначений. «Спартаку» выгодно, чтобы на их матч не назначали якобы неудобного арбитра. Но даже такие слова не помогли — «Спартак» всё равно проиграл. Возможно, если бы эту встречу обслуживал я, то удача была бы на стороне москвичей. Повторюсь, все серии когда-то заканчиваются.

— Сложилось впечатление, что больше остальных вас невзлюбили болельщики «Спартака». Есть объяснение?
— У «Спартака» самая многочисленная армия болельщиков. Если взять всех болельщиков по России, то примерно 60% поддерживают именно красно-белых. У нас в Нижегородской области огромное количество болельщиков «Спартака». Да и многие мои друзья болеют за этот клуб.

— Вас называют «зенитовским судьёй». Тем забавнее, что публично «Зенит» не поддержал решение Хачатурянца...
— Поддержать или не поддержать Ашота Рафаиловича — личное решение каждого клуба. Ведь не только «Зенит» не стал публично выражать поддержку — это их право. Вешать ярлыки, что я «зенитовский судья»… Эта тема порядком надоела.

— Видели слова Слуцкого?
— Нет. Знаю, что Леонид Викторович не любит судей, но, видимо, последние высказывания пропустил.

— Он сказал, что аплодирует Хачатурянцу стоя с криками «браво» и «бис».
— Предлагаю ему по этому поводу закатить банкет в Республике Татарстан.

— Вы говорили, что Слуцкий открыто выражает неприязнь к арбитрам.
— Да, всё именно так. Леонид Викторович перестал для меня существовать после ситуации, когда он оскорбил семью Ивановых. Сказал, что Валентин Козьмич в гробу перевернулся от такого судейства. Тогдашний глава судейства призвал Слуцкого извиниться за свои слова и поступки. К сожалению, этого не последовало. Считаю, что это неправильно. Валентин Козьмич — великий человек. Он, прежде всего, коллега по тренерскому цеху — такого не должно происходить, какими бы судьи ни были плохими. После этих высказываний у меня поменялось отношение к этому человеку. Кстати, после этой фразы Слуцкого я судил игру «Уфа» — ЦСКА. Это был сложный матч для меня — прежде всего, психологически. В голове были разные мысли: как бы случайно и ненароком не обидеть ЦСКА за такие высказывания главного тренера. Но, слава богу, всё прошло тихо и спокойно. Никаких претензий по существу не было.

— Совсем недавно Слуцкий раскритиковал молодого арбитра…
— Он написал жалобу на 18 моментов по работе арбитра! Слуцкий говорит, что этот судья не готов работать в Премьер-Лиге. Возникает вопрос, если опытные не нравятся, молодые не готовы, что же он тогда хочет? Давайте назначим его друзей — голландских арбитров — пусть они обслуживают матчи «Рубина».

— В последнее время Леонид Викторович довольно жёстко проходится по судьям. Вы считаете, что несправедливо?
— Он переходит рамки дозволенного. Слуцкий назвал судей обслуживающим персоналом: сравнил нас с официантами. Часть официантов сильно возбудилась. Почему? Их сравнили с судьями! Для официантов это звучит как унижение! Ведь судьи занимают последние строчки в рейтинге российских профессий. На месте Слуцкого воздержался бы от походов в ресторан во избежание того, что кто-то из официантов плюнет ему в суп. Он говорил, что посещает рестораны с девушками… Кстати, а у Слуцкого есть жена? Если гость барагозит в ресторане, то есть охрана, которая выставит его из заведения. Хозяин или управляющий — не так важно. Важно, что он заступится за официанта и примет меры к этому гостю: внесёт в черный список и больше не пустит заведение. У футбольного судьи, к сожалению, сейчас нет защиты от таких людей.

Леонид Слуцкий и Кирилл Левников

Леонид Слуцкий и Кирилл Левников

Фото: Эдгар Брещанов, «Чемпионат»

— Вас это задело?
— Считаю, что судья ни в коем случае не стоит на одном уровне с обслуживающим персоналом. Арбитры — это высокообразованные люди, у кого-то есть по два высших образования, другие учились за границей, кто-то занимает определённые посты в своей области… Судьи, которые добираются до Премьер-Лиги, — это не пустышки. Это люди, прошедшие мощнейший отбор. Это очень важно понимать как Слуцкому, так и болельщикам.

— Как вы думаете, откуда у Слуцкого ненависть к судьям?
— У меня нет объяснения. Одна фраза Слуцкого о том, что, если человек судья, то его можно бить, — говорит о многом. Он единственный из тренеров Премьер-Лиги, кто позволял себе бить судью — это произошло, когда он тренировал «Олимпию». Слуцкий и не скрывает этот факт — рассказывал о нём в интервью двум маленьким мальчишкам. Он давал интервью, где говорил, что ему хочется начистить рожу арбитру. В связи с этим у меня есть предложение.

Раз бой Федотов — Широков не состоялся, то бой Федотов — Слуцкий выглядит очень перспективно.

Все будут в плюсе: Слуцкий удовлетворит свои потребности в избиении судей или просто помашет руками в сторону судьи, а Игорь Федотов наберёт лайки и подписчиков. Уверяю, будет аншлаг!

— Вы с Федотовым это не обсуждали?
— Нет. Это лишь предложение.

— Вы бы вышли против Слуцкого на ринг?
— У меня нет таких боксёрских способностей, как у того же Федотова или Слуцкого.

— Если вы не собираетесь драться, может, выступите в качестве судьи?
— Карьеру арбитра я закончил. Пускай судят профессиональные судьи из мира бокса.

— Давайте представим, что бой состоится. На кого поставите?
— На Федотова, конечно. Слуцкий же говорит, что на судей, как в театр, не ходят. У нас будет повод сказать, что мы пришли поболеть за Федотова. Приведём публику, соберём полный зал, поболеем от души. Кстати, Слуцкому и псевдоним не нужен для боя. Вы ведь знаете, что его называют Лёнька Потные Ручки?

— Впервые слышу. Почему?
— Теперь знаете. Почему — история умалчивает. Если возвращаться к Федотову, Игорь затеял хорошее дело, ведёт личную программу и развивает свой Youtube-канал. Но я бы попросил Игоря не переходить на личности и не оскорблять своих коллег, с которыми он судил бок о бок, вместе кушал один хлеб. Это же настоящая фамильярность! Сильно бросается в глаза, что Влада Безбородова он защищает, а других… Мы все прекрасно знаем, что Влад — топовый арбитр, нет никаких вопросов. Но оскорблять остальных, называя жирными, блатными… Говорить, мол, зачем учить английский, если мы и по-русски не можем разговаривать — это не совсем правильно. Я его понимаю, если он будет говорить лайтово, то это будет не так интересно, не будет просмотров и подписчиков. Но надо чуть снизить фамильярность и градус оскорблений в адрес своих коллег. Хайпить на этом деле — это неправильно.

Игорь Федотов

Игорь Федотов

Фото: Артём Гусев, «Чемпионат»

— Как думаете, Слуцкий мог бы выйти на ринг?
.— Это уже не так важно. Главный тренер Премьер-Лиги позволяет нелицеприятные высказывания в адрес судей. Знаю, что у него в Волгограде есть своя школа… Воспитанники школы читают высказывания Слуцкого, и изначально дети воспитываются с неким негативом к судейскому корпусу. Они уже на подсознательном уровне, когда станут играть в более старшем возрасте, будут скептически относиться к судьям — такого не должно быть.

— Выход из ситуации?
— Необходимо перенять правило из КХЛ: высказался против судейства — штраф. Не так важно, какой он будет, пусть руководители этим занимаются. Все деньги, которые соберут со штрафов по итогам сезона, распределить на премии судьям второй лиги либо направить на программу «Таланты и наставники». Слуцкий написал жалобы на 18 моментов. Понимаю, что он негативно относится к судьям, но пусть пожалеет членов ЭСК. Их и так завалили этими жалобами и объяснительными записками. Вместо того чтобы заниматься развитием судейства, уважаемые люди круглосуточно смотрят спорные моменты. Наверное, ни один депутат Государственной Думы не имеет столько голосов, сколько члены ЭСК проголосовали за этот короткий период.

— Если есть ошибка, логично, что будет жалоба.
— Какой смысл от этих жалоб? Это бессмысленно. Поймите, допустим, судья отсудил матч: его сначала оценивает инспектор, действия и правильность выставления оценки инспектора оценивает инспекторский комитет… Нас просматривает Кашшаи, затем Ашот Рафаилович, спорные моменты рассматривает ЭСК. Плюс ко всему — департамент VAR. Шесть органов оценивают работу судьи! Не может быть такого, чтобы спорный момент пролетел мимо шести вышеназванных органов. Если судья ошибся — его накажут и снизят ему оценку, зачем тогда нужны эти жалобы?

Не знаю автора идеи ЮФЛ и программы «Таланты и наставники», но это очень умные люди. Большой им респект! Хорошее дело для пацанов, которые там играют, а руководители в свою очередь имеют возможность просмотреть своих детей: на Youtube очень хороший показ — такого никогда не было. Но даже такое хорошее дело можно испортить.

— Чем же?
— Написанием жалоб на молодых парней, которые учатся судить в возрасте 22-25 лет. Одни учатся играть, вторые учатся судить. Зачем писать жалобы и подавать протесты? Для того, чтобы вывести их из равновесия? Или эмоционально подготовить? Надо отменить жалобы хотя бы на этом уровне. Молодого арбитра оценивает четыре органа, зачем нужны эти жалобы?

Вилков признался, что завершил карьеру арбитра

— Можно сказать, что вы закончили с судейством?
— Да, судья Михаил Вилков закончил карьеру арбитра. Честно, да и положа руку на сердце, могу заявить: желания судить больше нет.

— Если вдруг поменяется глава судейского корпуса и вас позовут обратно — возвращение всё равно исключено?
— Исключено. Не хочу больше судить.

Что грозит судье Казарцеву за «подвиги» на «Спартаке»? Нашли похожие случаи в прошлом Что грозит судье Казарцеву за «подвиги» на «Спартаке»? Нашли похожие случаи в прошлом

— Почему?
— Каждому человека отведён определённый путь. Наверное, у меня этот путь завершился. Дальше не вижу себя в судействе. Не хочу и всё.

— Если бы пригласили судить Суперлигу — отказались бы?
— Повторюсь, не хочу судить. Да и приглашение в Суперлигу — это из области фантастики.

— Можете вспомнить топ-три ошибки за всю карьеру?
— Давайте попробуем. Первая: когда мы Рому Шишкину по ошибке удалили в матче «Локомотив» — «Зенит». Было много шума после игры.

Вторая: у меня был плохой матч «Амкар» — «Арсенал», тогда ещё Дзюба выступал за туляков в аренде. Было нарушение до штрафной, а я указал на точку. Удалил, если не ошибаюсь, Идову. Перед Денисом Масловым до сих пор неудобно. Хотя сейчас мы общаемся, порой даже шутим на эту тему.

Пользуясь случаем, хотел бы лично попросить Артёма Дзюбу. В Нижнем Новгороде на первенстве города по мини-футболу случился неприятный эпизод: мальчик поскользнулся в зале и получил серьёзную травму — компрессионный перелом позвоночника. Общался с мамой, она сказала, что он очень сильно болеет и переживает за Артёма Дзюбу. Если Артём подарит футболку с автографом, думаю, это поможет мальчишке быстрее вернуться в строй. Понятно, что предстоит долгое лечение, но положительные эмоции точно поднимут боевой дух. Артём, если есть возможность, передай, пожалуйста, через судей футболку с автографом и добрыми пожеланиями.

Третья: матч нынешнего сезона «Краснодар» — «Рубин». В этой игре как раз и случилось начало конца.

— Прошлогодний матч «Зенит» — ЦСКА тоже выдался скандальным…
— Если вы про возможную красную для Азмуна, то для меня фол на Облякове — это не удаление. Подобных эпизодов по ходу матча бывает много — их можно найти в каждом туре. Поймите, любой топовый матч смотрится под микроскопом. Затем рассматривается несколькими десятками экспертов. Все пишут про ошибки — даже гардеробщицы!

— Вспомните самые памятные решения, когда болельщики обвиняли вас, но по итогу вы оказались правы?
— Никому ведь нет дела, когда правильно трактуют тот или иной эпизод. Все ждут, пока Вилков или любой другой судья ошибётся. Хотя моментов, когда судья принимает правильные решения, намного больше, чем ошибочных.

— Вас можно назвать старожилом российского судейства. Вспомните первого руководителя.
— Моя карьера складывалась при нескольких руководителях. Но ни об одном из них ничего плохого сказать не могу. Начинал свою профессиональную деятельность при Николае Владиславовиче Левникове. При нём, прежде всего, была дисциплина, строгость, иногда жёсткость. Левников своей жёсткостью обеспечил определённый судейский уровень. Вспоминаю сочинские сборы… Утреннее построение в 6:30, после чего начиналась тренировка. Заканчивалась она через полтора часа, но ощущение всегда было такое, что день можно заканчивать. Я, например, попросту не мог присесть на унитаз, потому что всё болело. Утренние тренировки — это была жесть.

— Затем был Зуев.
— Да, после Николая Владиславовича был Сергей Владимирович Зуев. Человек, который старался выстраивать коммуникацию на интеллигентных отношениях. Как раз при Зуеве я начал судить в Премьер-Лиге.

— Кто был потом? Будогосский?
— Затем в моей карьере было два периода, когда руководителем был Андрей Дмитриевич Будогосский. Дай бог ему здоровья! Сейчас он переживает тяжёлые времена. При Будогосском были такие ситуации, что я мог 40 дней не судить, но затем он меня назначал на «Зенит» — «Спартак». Хотелось бы сказать отдельное спасибо за то, что он ввёл зарплаты для судей.

— Расскажите, как работалось с Розетти?
— Роберто Розетти привнёс европейскую изюминку. Дал нам почувствовать, как судейская работа происходит в Европе. Запомнился тем, что всё время защищал судей. В какое-то время даже бодался и боролся с Николаем Александровичем Толстых.

— Что насчёт Иванова?
— Считаю, что Валентин Валентинович Иванов — самый грамотный теоретик. Он умел раскладывать всё по полочкам: всё было понятно и ясно. Не зря его ФИФА и УЕФА привлекали, да и до сих пор привлекают для проведения различных лекций и семинаров.

— Вас называют человеком Егорова. Как вы думаете почему?
— Сейчас многие говорят, что у нас хорошие дружеские отношения. Да, мы друзья, я никогда не скрывал этого. Вместе ездили за границу отдыхать, летали болеть за российские клубы в еврокубках. Мы вместе судили, даже жили в одном номере. Не могу сказать, что он был приятным соседом (смеётся). Мы были два главных арбитра из Приволжья, жили вместе, общались. Когда я храпел, он бросал в меня кроссовком. В шесть утра он, как старый пердун, просыпался и шарахался по номеру, разговаривал по телефону и не давал мне спать.

— Егоров — руководитель. Какой он?
— Не скажу, что как руководитель он относился ко мне лояльно. Когда он был руководителем, мне было сложнее вдвойне — не хотелось подводить товарища. Не было такого, что я был льготником. Да, доверял, но и наказывал — всё было.

Очень важное интервью о судействе. Теперь оно в РПЛ должно быть другим Очень важное интервью о судействе. Теперь оно в РПЛ должно быть другим

— В интервью «Чемпионату» Александр Егоров рассказывал, как ему снилась его ошибка в матче «Спартак» — ЦСКА. Вам снятся ваши ошибки?
— После игр я практически никогда не сплю.

— Даже сейчас?
— Да. После каждой игры, даже если выпить совсем немного алкоголя, всё равно не можешь уснуть. Ты прокручиваешь и перевариваешь игру в голове: вспоминаешь моменты, рассуждаешь, правильно поступил или нет, как бы мог поступить в той или иной ситуации. Засыпаю лишь под утро, поэтому ничего такого не снится. Но с учётом того, что про тебя пишут в прессе и интернете, — можешь и вторую ночь плохо спать.

— Последний руководитель — Виктор Кашшаи. Уже попрощались?
— В четверг у нас будет очередной брифинг, на котором хотел бы высказать Виктору свои мысли и видение ситуации. Ничего плохого не скажу.

Вилков утверждает, что влияние Сухины на судей — чушь

— Насколько серьезны разговоры про влияние Сухины на судей?
— Это чушь. Никакого влияния со стороны Сухины нет и быть не может. Он наш обычный коллега, с которым мы судили бок о бок, такой же, как Федотов. Никакого влияния нет. У нас много бывших судей, которые работают начальниками команд — Игорь Егоров, Олег Целовальников, Сергей Кузнецов, Тимур Арсланбеков и другие.

Станислав Сухина

Станислав Сухина

Фото: Александр Мысякин, «Чемпионат»

— Вы же наверняка судили вместе с Сухиной. Расскажите памятную историю.
— Есть одна. Обслуживал матч ЦСКА — «Спартак-Нальчик» в роли главного, Сухина был резервным. В центре поля случился эпизод, когда Вагнер Лав достаточно жёстко встретил Джудовича. Я не определился: давать жёлтую или красную. Стас с бровки подсказывает: Миш, думаю, жёлтой будет достаточно. Я обдумал и принял правильное решение — удалил Вагнера.

— Что было потом?
— После того как я уже вернулся домой в Нижний, звонит Игорь Егоров со словами: если бы ты не удалил Вагнера, я бы тебя собственноручно задушил.

— Больше историй с Сухиной нет?
— Историй нет, но хочу выразить претензию (смеётся): на судей выделяется определённая квота билетов, Станислав Валерьевич дал нам на последний матч билеты на 48 ряд второго яруса — моей группе поддержки не было видно даже причёску Валерия Георгиевича Карпина (улыбается)!

Возвращаясь к словам Слуцкого, что на судей никто ходит — ходят! Как минимум это может быть семья или друзья.

— Скандал с Сухиной стал темой последних недель. Расскажите как судья, вход в судейскую — это привычная практика?
— Так было всю жизнь. В большинстве случае приходили и благодарили за игру.

— Это после игры, а перед матчем?
— Каждый принимающий клуб считает нормальным зайти, поинтересоваться, чего не хватает судьям — это была обычная практика. Это как жест гостеприимства — узнать, всё ли в порядке и прочее. Если вспомнить заходы в судейскую, частыми гостями были представители «Краснодара»: Владимир Леонидович Хашиг, Саша — начальник команды, Сергей Николаевич Галицкий… Заходили, задавали вопросы по тому или иному эпизоду. Могу рассказать забавную историю с начальником «Краснодара».

— Давайте!
— Саша, начальник команды, сидит на скамейке запасных с большим телефоном или планшетом. Во время игры, когда судил матчи краснодарской команды, после того, как давал карточку, периферическим зрением смотрел в сторону скамейки «Краснодара».

— Он успевал посмотреть повтор, и вы ждали реакцию?
— Верно! Саша уже всё посмотрел, если тишина — значит всё правильно сделал. Если же начинается суета или возня, значит ошибся. С «Краснодаром» есть ещё одна забавная история.

— Рассказывайте.
— Закончился матч 30-го тура: «Краснодар» одержал крупную победу со счётом 3:0 на выезде, вышли в Лигу чемпионов. После матча представители «Краснодара» пришли в судейскую, начали возникать в сторону одного из моих коллег: мол, ты не так бежишь, нам не нравится твоя манера судейства, не нравится, как ты трактуешь единоборства. Коллега всё это выслушал, после чего выдал: ребята, я вас поздравляю с выходом в Лигу чемпионов, а теперь идите [вон] отсюда. Это же полный беспредел! Победили со счётом 3:0, затем приходят ныть — это неправильно.

Вилков рассказал, чем планирует заниматься в будущем

— Что планируете делать дальше?
— Очень много планов по федерации. Мы организовали женскую команду по футболу, ей предстоит участие в Кубке России и в Первой лиге — очень много организационных моментов. На носу летнее первенство и «Кожаный мяч». С 1 мая на нижегородской земле будет проходить «Мини-футбол в ВУЗы». Без дела точно не останусь.

Михаил Вилков

Михаил Вилков

Фото: Александр Мысякин, «Чемпионат»

— Сейчас у вас будет больше свободного времени. Но расскажите об идеальном выходном во время судейской карьеры.
— Общение в кругу семьи, совместный поход в кинотеатр или просто на прогулку. Или же совмещение ужина с друзьями: дети играются между собой, а родители общаются. Бывало, что просто лежал на диване и ничего не делал. Всё зависит от состояния.

— Видели, что в интернете обсуждают ваши квартиры и машины?
— Для тех, кто интересовался моим финансовым положением: на данный момент передвигаюсь на на Range Rover Velar, который купил в 2017 году. Пробег на сегодняшний день — 75 тысяч км. Не вижу в этом ничего зазорного. Помимо судейства, у меня есть другой источник заработка — с 2013 года мы с товарищами продаём полимерные материалы — это приносит очень неплохой доход. Мои партнёры, кстати, тоже ездят на дорогих машинах. Например, Lexus последней модели. Звоните, поможем приобрести плёнку для строительства, даже сделаем скидку.

У меня, например, сосед по даче передвигается на хорошей машине, живёт в четырёхкомнатной квартире, имеет дачу… Он продаёт кирпич! Ржёт надо мной уже несколько лет, говорит: слушай, вас дрючат в хвост и гриву, пошли ко мне продавать кирпичи! Зарабатываю больше тебя, при этом меня никто не трогает.

Работаю с понедельника по пятницу, абсолютно нормально живу, ни в чём себе не отказываю. У нас незамужняя соседка ездит на Porsche Cayenne, что в этом плохого? Что касается квартир, мы что, должны жить на улице в коробке? Или в шалаше? Не вижу в этом ничего такого. Все думают, что судьи — пустышки и второсортные люди. Это не так.

После выхода интервью многие напишут: да заткните уже этого Вилкова. Наверное, в последнее время меня было достаточно много, теперь хочется на некоторое время уйти с радаров.

Комментарии
Партнерский контент