Василий Ломаченко
Микаил Гусейнов
«После каждого боя я травмирован». Чемпионы мира — суперлюди или инвалиды?
Что бывает, если тренироваться с пелёнок.
Бокс/ММА / ММА 0

Ближайшие несколько уик-эндов обещают стать жаркими для любителей единоборств. 31 августа в Лондоне пройдёт вечер профессионального бокса, в главном событии которого выступит лучший боксёр мира вне зависимости от весовых категорий, чемпион мира в лёгком весе Василий Ломаченко. А 7 сентября в Абу-Даби состоится турнир по смешанным единоборствам UFC 242, в ходе которого чемпион организации Хабиб Нурмагомедов будет уже во второй раз защищать титул.

Победа на Туманном Альбионе! Поветкин одолел Фьюри и вернулся в гонку за поясом
Русский Витязь покорил Лондон! Брат Цыганского Короля был хорош, но недостаточно, чтобы выиграть в родных стенах.
Хабиб пропустил жёсткий удар, но расправился с Порье! Это было очень красиво!
Во втором раунде чемпионского боя с Порье за Хабиба Нурмагомедова стало страшно. Но он справился и сделал своё дело!

Выступления одних из самых ярких и доминирующих бойцов в своих дисциплинах всегда вызывают большой ажиотаж. Но в последнее время как Ломаченко, так и Нурмагомедов всё чаще намекают на скорый уход из спорта.

Украинец недавно заявил, что в течение 2-3 лет может попрощаться со спортом, а у Нурмагомедова по контракту с UFC остаётся ещё два поединка, дальнейшие его планы остаются неизвестными. При этом оба, говоря о возможном уходе из спорта, непременно акцентируют внимание на состоянии здоровья. Ломаченко в недавнем интервью подчеркнул, что после каждого поединка сталкивается с травмами. История «медицинской карты» Хабиба также хорошо известна болельщикам.

Как украинец, так и россиянин, работают, не щадя себя с малых лет. Их пример доказывает, что большой спорт в большинстве случаев лишь на первый взгляд создаёт непобедимых монстров, на деле же мы видим обычных людей, которые также подвержены травмам. Более того, энергозатратный режим тренировок Нурмагомедова и Ломаченко отодвинул их организмы на предельную черту, за которой уже виднеется инвалидность. В преддверии поединков чемпионов, вспоминаем не только о них, но и о других бойцах, которые в буквальном смысле ставили эксперименты над своим здоровьем.

ММА

Смешанные единоборства взяли взрывной темп развития сравнительно недавно. О вреде ММА для здоровья говорится часто, но о реальном уроне, который приносит этот спорт, можно будет рассуждать лет через 20-30. Тогда, когда нынешние топ-чемпионы уже будут в солидном возрасте и когда их хронические заболевания, связанные с множеством пропущенных ударов, травмами и сумасшедшей весогонкой, будут давать о себе знать. Но даже сейчас перед глазами есть несколько ярких примеров того, какие риски в себе несёт безрассудное самопожертвование.

Начнём с уже упомянутого Нурмагомедова. Единственный действующий российский чемпион UFC начал тренироваться с малых лет. По признанию его отца Абдулманапа, уже в три года Хабиб учился делать борцовские мостики. С пяти лет он начал полноценные тренировки по борьбе и работал в жесточайшем режиме. По словам отца, с 16 лет Хабиб не пропустил ни одной тренировки, занимаясь через день то дзюдо, то борьбой, а ещё через некоторое время боец стал осваивать и самбо. За эти годы Нурмагомедов стал мастером спорта международного класса в нескольких дисциплинах. При этом, прогрессируя и добиваясь успехов, он нисколько не сбавлял нагрузок, что уже в скором времени стало сказываться на здоровье.

Первый тревожный звонок случился в 2014 году, когда Хабиб уже бился в UFC. Тогда он получил разрыв крестообразных связок колена и выбыл на один год, вслед за этим боец получил перелом ребра и в итоге его простой составил два года, что привело к срыву встречи с Тони Фергюсоном. Вернувшись в 2016 году, Нурмагомедов провёл два боя, а в 2017 году в его карьере началась ещё одна чёрная полоса. В марте 2017 года он вынужден был сняться с турнира UFC 209, таким образом, бой с Тони Фергюсоном за титул временного чемпиона в лёгком дивизионе был в очередной раз сорван. Изначально сообщалось, что на фоне весогонки у Хабиба возникли проблемы с печенью или почками, но в декабре 2017 года отец спортсмена пролил свет на те события, рассказав, что тяжёлая сгонка веса привела к провалам в памяти.

«Как-то Омар и Хабиб парились вместе, и Хабиб потом спросил брата: «Ты когда пришёл?» Это было в последнюю весогонку. То есть они были вместе, а Хабиб не помнил, когда он пришёл. Срывы памяти во время больших весогонок бывают», — рассказывал Адбулманап Нурмагомедов.

В карьере Хабиба снова наступила пауза, в её ходе он перенёс операцию по удалению межпозвоночной грыжи. На фоне всего этого букета заболеваний, становится ясно, почему чемпион всё чаще говорит о завершении карьеры.

«Многие не видят, что происходит внутри, не знают, сколько у меня было операций на колене, спине, рёбрах. Полтора-два года назад я чуть не умер, когда сгонял вес. Ты вроде профессиональный спортсмен, но одновременно почти инвалид, играешь на грани», — говорил Хабиб в одном из интервью.

Одноклубник Нурмагомедова, экс-чемпион UFC в двух весовых категориях Даниэль Кормье также не может похвастать богатырским здоровьем. Посвящая себя спорту с малых лет, к моменту окончания школы он провёл уже более 100 поединков по борьбе. Спортсмен выстраивал любительскую карьеру и добился на этом поприще немалых успехов, отобравшись даже на Олимпийские игры в Пекине. Но уже тогда запредельные нагрузки давали о себе знать. В ходе весогонки Кормье столкнулся с серьёзными проблемами с почками. Уже будучи бойцом UFC американец не раз испытывал сложности со здоровьем, из-за чего промоушену приходилось переносить бои с участием американца. Яркий пример, свидетельствующий об износе организма Даниэля, случился сравнительно недавно, когда он травмировал спину.

«Я повредил спину в Нью-Йорке во время чиха. Это не шутки – я до сих пор восстанавливаюсь, становится лучше. Пока не знаю, когда продолжу участвовать в боях. Причина, по которой вышла из строя спина, – моя попытка с нуля за три недели подготовиться к бою», — говорил Кормье в феврале 2019 года. Тогда же он посетовал на диагностированный у него артрит.

Благо, карьера 40-летнего бойца уже на исходе и, похоже, что сейчас наступил лучший момент, чтобы наконец остановиться.

Бывали в смешанных единоборствах случаи и похуже упомянутых. Однако они в первую очередь связаны уже с тем тоннажем ударов, которые на себя принимают спортсмены в ходе спаррингов и поединков. История 53-летнего Гари Гудриджа, который некогда бился с Фёдором Емельяненко и побеждал Олега Тактарова, пожалуй, одна из самых драматичных. В 2012 году ему был поставлен страшный диагноз – хроническая травматическая энцефалопатия. Заболевание провоцируется частыми травмами головного мозга. Казалось, с таким «приговором» в ММА могла бы оказаться добрая половина бойцов, но Гудридж стал первым в истории представителем этого вида спорта, с подтвержденной энцефалопатией.

ХТЭ – прогрессирующее дегенеративное заболевание головного мозга, которое не поддаётся лечению. Гудридж, по собственному признанию, держится на таблетках и без них он бы уже покончил с собой. У Гари серьёзные проблемы с памятью, постоянные головные боли. Как он заявил в одном из интервью, он не может устроиться на работу, поскольку вскоре забудет, что она у него вообще есть. Пример Гудриджа – один из самых печальных. Не так давно о признаках ХТЭ рассказа Вандерлей Силва и, хотя официальной информации о его состоянии здоровья нет, он уже выразил готовность пожертвовать свой мозг после смерти для исследований.

Бокс

В боксе дела обстоят немногим лучше. Здесь на первый взгляд неуязвимые и непобедимые чемпионы на деле сталкиваются с тяжёлыми осложнениями после многочисленных нагрузок и боёв. Упомянутый уже Ломаченко не раз говорил, что даже не помнит, когда впервые надел перчатки. Отец-тренер начал воспитывать Василия в спортивном духе, практически с пелёнок прививая наследнику любовь к спорту в целом. Многим хорошо известно, что украинец занимался танцами, испытывал страсть к футболу и до сих пор великолепно плавает. Полностью посвятить себя боксу он решил уже в подростковом возрасте.

Тренировки Василия – одни из самых уникальных в мире бокса. Невероятные силовые нагрузки, подтягивания на одной руке с гирями на ногах, тяжелейшая функциональная подготовка, многокилометровые заплывы по днестровскому лиману – всё это лишь малая часть тренировочного процесса Ломаченко. Неудивительно, что с годами тело боксёра, словно выражая возмущение такими истязаниями, всё хуже реагирует на нагрузки.

Впервые организм Ломы дал сбой ещё в 2014 году. Тогда он защищал титул чемпиона в полулёгком весе и травмировал руку в бою с таиландцем Пирьяпиньо в седьмом раунде. В результате украинец заканчивал встречу, боксируя одной рукой.

Ещё большие сложности начались с переходом в лёгкий вес. Поединок с Хорхе Линаресом мог завершиться поражением. В его ходе Хай-Тек повредил плечо, но всё же сумел победить. После боя ему понадобилась операция, что привело к вынужденному простою. На ринг он вернулся через семь месяцев, в декабре 2018 и сумел победить Хосе Педрасу. Но уже в апреле 2019 года Ломаченко снова получил травму. Успех в бою с Энтони Кроллой стоил повреждения кисти, что снова немного омрачило победное послевкусие. Похоже, время настигает лидера pound-for-pound и он отнюдь не лукавит, когда говорит о скором уходе из спорта.

«Я не тяжеловес, я не Усик, который сможет в 37 лет находиться в хороших кондициях. В 37 лет в лёгком весе ты уже очень старый человек. Но тем не менее, есть такие люди как Пакьяо и Мейвезер, дожившие до такого спортивного возраста. Но всё зависит от здоровья. Если будет здоровье, то можно продолжать. Если после каждого боя травма, а у меня почти после каждого боя травма, то…», — сказал украинец.

Ещё один яркий пример жёсткости большого спорта – Флойд Мейвезер. Непобеждённый американец, великий чемпион, который на первый взгляд практически не испытывает проблем со здоровьем, на деле уничтожил свои руки. В преддверии знаменитого боя с Конором Макгрегором, американец почти не работал в парах, пытаясь сберечь кулаки.

«Я занимаюсь профессиональным боксом уже 21 год. Я не хотел просто выйти на ринг и боксировать — я хотел порадовать фанатов, которым задолжал за бой с Мэнни Пакьяо. Я собирался показать всё, на что способен, и сделал это. Я месяц тренировался без спаррингов. У меня была травма, из-за этого я не мог подойти к бою в идеальной форме. У меня достаточно хрупкие руки — не хотелось повредить их до поединка с Макгрегором. Мне требовалась сила. Когда я наношу сильные и точные удары, пробиваю любого. С серьёзной травмой руки я не смог бы так сильно ударить», — говорил Флойд.

При этом, скорее всего речь шла о повторяющейся травме мышц кистей, которые провоцируются невероятными нагрузками и постоянными тренировками.

Ну и, конечно же, бокс, ввиду своей большой истории, знает гораздо больше примеров по-настоящему драматических историй. И если некоторые из них всегда остаются на виду, как это было с Мохаммедом Али или как происходит с Магомедом Абдусаламовым, другие живут наедине со своими проблемами. Так происходит с бывшим чемпионом мира в супертяжёлом весе, обидчиком Виталия Кличко и Эвандера Холифилда Крисом Бёрдом. В результате многолетних тренировок и множества боёв Крис бесповоротно подорвал своё здоровье и сегодня признан инвалидом. По его словам, он испытывает нечеловеческие боли и справляется с ними лишь при помощи наркотических средств.

С ринга — в кому. Самые тяжёлые травмы мозга в боксе и их последствия
Врачи не спешат давать прогнозы по выздоровлению Максима Дадашева. История подобных травм знает самые разные примеры.

«Я официально признан инвалидом. Разговариваю с вами и испытываю невероятную боль. Ноги словно в огне. Марихуана, по крайней мере, помогает мне оставаться функциональным, в противном случае я бы уже сошёл с ума.

Всё было так плохо, что порой я хотел ампутировать ноги. Меня отговаривали, но я думал, что всё равно уже не боксирую и, если это избавит от боли, мне не нужны ноги. У всех, кто занимался боксом, серьёзные боли. У многих проблемы с головным мозгом. Два моих старших брата, 55 и 60 лет, столкнулись с деменцией. Каждый раз, когда вы выходите на ринг, мозг ударяется о черепную коробку. Лэймон Брюстер сейчас лишился глаза из-за занятий боксом. Джеймс Тони словно сошёл с ума, Риддик Боу слетел с катушек и ушёл в себя. Такова реальность нашего спорта, но никто об этом не говорит. Все страдают после бокса, мы не можем найти работу. Мы не можем функционировать, у нас нет образования. Перед нами просто большой и сложный мир», — говорил Бёрд ещё в 2018 году.

Крик души американца лишний раз напомнил, что после завершения профессиональной карьеры жизнь многих спортсменов только начинается и, пожалуй, не все из них готовы к тем вызовам, которая она несёт вне большого спорта.

Комментарии (0)
Узнавайте о новых статьях первыми

Подпишитесь на рассылку и узнавайте о самых интересных и важных новостях первыми

Введите корректный e-mail
Загрузка
Произошла ошибка. Пожалуйста, попробуйте еще раз.
Спасибо!

Для завершения подписки остался один шаг. Проверьте свою почту.

Партнерский контент