Георгий Ядвидчук
«Новая стратегия: «Стань киберспортсменом с пелёнок»
Разговоры о детском питании, полётах дронов, стремительном росте индустрии и других темах на панели киберспорта на ПМЭФ.
Киберспорт / Dota 2 0

24 мая в городе на Неве стартовал Петербургский международный экономический форум. Для бизнесменов и большинства других людей он интересен с точки зрения развития страны и выстраивания отношений с Западом в последующие шесть лет. Однако на этот раз впервые на мероприятии нашлось место и киберспорту. Деловое издание The Bell определило панель о компьютерных, консольных и мобильных соревнованиях в раздел «Лучшие сессии по бизнесу». И прогадало.

Трансляция выступления на панели «Киберспорт — новый глобальный тренд в спорте и бизнесе» началась с зачитывания тезисов, опубликованных на сайте.

Киберспорт стал крупным бизнесом и продолжает активно набирать обороты. Ежегодный прирост аудитории составляет 25%, а инвестирование в киберспорт является перспективным и, несмотря на новизну данной сферы, выгодным вложением средств. В России рынок компьютерного спорта опережает самые оптимистичные прогнозы развития, по аудиторным показателям приближаясь к таким видам спорта, как хоккей и баскетбол. В 2016 году киберспорт был включён во Всероссийский реестр видов спорта и получил право называться официальным видом спорта.

Среди спикеров значились:

* Эмин Антонян, председатель правления Федерации компьютерного спорта России;

* Илья Галаев, президент ВФСО «Трудовые резервы»;

* Роман Дворянкин, генеральный менеджер киберспортивного клуба Virtus.pro;

* Наиль Измайлов, вице-президент футбольного клуба «Спартак»;

* Александр Прокопьев, депутат Государственной Думы Российской Федерации, член комитета по физической культуре, спорту, туризму и делам молодежи;

* Нил Старрок, президент PepsiCo по региону Россия, Беларусь, Украина, Закавказье и Центральная Азия;

* Антон Черепенников, директор, член совета директоров ESforce Holding.

Модератором сессии выступала Тина Канделаки, генеральный продюсер «Матч ТВ».

Во время выступлений спикеры много говорили, но ничего нового вы не узнаете (если следите за индустрией). Цифры если и назывались, то нечасто, а некоторые экспертные оценки были как минимум дискуссионными. За своё время (примерно 10 минут на человека) только Антон Черепенников и Роман Дворянкин смогли хоть ненадолго заинтересовать присутствующих. Количество слушателей в зале на утренней сессии варьировалось от 40 до 50 человек. При этом большая часть мест пустовала.

Фото: Михаил Варушичев (Фотобанк Росконгресс)

Первый блок вопросов адресовали Эмину Антоняну. Спрашивали про образование, подготовку менеджеров в институте, популяризацию киберспорта и роль федерации. Однако председатель правления ФКС ушёл от ответов на самые интересные из них.

Тина Канделаки: Вы, наверное, уже понимаете, так как занимаетесь этим постоянно, как популяризировать киберспорт?

Эмин Антонян: Одна из целей общественной организации Федерации компьютерного спорта России — массовое проведение соревнований и популяризация его в регионах. Мы уже имеем представительства в 66 регионах России и в каждом регионе проводим большое количество турниров.

Тина Канделаки: Тогда вопрос. Если вы говорите, что вот такой потенциал, и считаете, что такой потенциал можно экстраполировать на нашу страну, то тогда вопрос: а чьи деньги? Для того чтобы это всё развивалось, нужны деньги. В данном случае у вас классический пример того, что у вас деньги частных инвесторов, вы не сидите на государственном финансировании. Поэтому и вопрос: чьи деньги и откуда?

Эмин Антонян: Совершенно верно, это деньги спонсоров. Киберспорт выгодно и отличается от традиционных видов спорта, что он коммерчески окупаем и не дотируется государственными деньгами, а крупными корпорациями, имеющие госучастие в отличие от баскетбола, футбола, хоккея.

Тина Канделаки: Это мы знаем. Продолжайте. Так кто в России тратит деньги?

Эмин Антонян: Соответственно создаются коммерчески привлекательные продукты. Плюс аудитория киберспорта, в основном это миллениалы и кор-аудитория, по последнему исследованию компании SuperData, которой 25-34 года. Уже приходят на этот рынок крупные франчайзи-компании и финтех-компании. К примеру, вот «Почта банк» уже заключила договор с Федерацией компьютерного спорта России.

Тина Канделаки: «Почта банк»?

Эмин Антонян: Да, это достаточно яркий пример. Если мы возьмём западные примеры, компания ESL привлекала «Макдональдс», «Мерседес», «Принглз».

Эмин Антонян
Эмин Антонян
Фото: Михаил Варушичев (Фотобанк Росконгресс)

На дополнительные вопросы от Канделаки Антонян так и не ответил. Как заявил председатель правления ФКС, у него нет данных о частных контрактах. Объяснить, какие компании инвестируют в федерацию, он так и не смог.

Примерно такого же содержания было выступление Александра Прокопьева. Только на первый вопрос о поддержке со стороны правительства депутат потратил три минуты, полторы из которых ушли на переход от приветствия к самому ответу.

«Мы считаем, что Россия должна с самого начала быть в мировых лидерах киберспорта, — заявил Прокопьев. — Для того чтобы обеспечить эту позицию, мы в том числе начали и диалог с профильным сообществом, в том числе используя площадку непосредственно Государственной думы, на которой, собственно говоря, выступили все представители киберспортивного мира. Это в том числе и люди, которые являются практиками. На мой взгляд, это тот самый срез мнений профессионального сообщества, из которого мы можем сделать вывод. И по факту проведения парламентских слушаний мы в том числе сделали резолюцию. Там достаточное количество пунктов, но я бы выделил такие три ключевых момента. На мой взгляд, они важны. В первую очередь, нам нужно, безусловно, договориться и выработать общую позицию по поводу подготовки тренеров в киберспорте. Второе важное составляющее — принять решение и уже начать создавать спортивный резерв в компьютерном спорте. И я бы выделил третье, не менее важное, чем два предыдущих пункта. Это создание школьных и студенческих лиг».

Отдельно Канделаки и Прокопьев коснулись темы классификации турниров. Как утверждает депутат, в киберспорте есть официальные и коммерческие соревнования. В своей речи он упомянул такие турниры, как EPICENTER XL, чемпионат России и Кубок России. Однако к какой категории относятся эти соревнования, он не уточнил.

Александр Прокопьев
Александр Прокопьев
Фото: Михаил Варушичев (Фотобанк Росконгресс)

Эмин Антонян дополнил коллегу, заявив, что только ФКС может организовать турниры серий Кубок России и чемпионат России. При этом он пояснил, что в мире «много коммерческих организаций, которые проводят свои соревнования и самовольно называются чемпионатом и кубком. От этого они не становятся чемпионатами России или Кубками России, потому что они не внесены в календарный план Министерства спорта России». По его мнению, главная разница между ними в том, что участники таких соревнований не получают спортивные разряды. При дальнейшем обсуждении никто так и не пояснил, что дают разряды киберспортсмену. Сейчас при подборе игроков и тренеров в команду подобные вещи не учитываются.

Антон Черепенников добавил больше конкретики, объяснил разницу между государственными и коммерческими чемпионатами, а также отметил проблему классификации: «Киберспорт, чем он прекрасен, развивался коммерчески самостоятельно. То есть не было ни дотаций, ни какого-то государственного воздействия. Он создавался сам по себе как бизнес. Ребятишки играли в компьютер, как я когда-то в школе. Мы гордо называли себя киберспортсменами. Не было никакой юридической базы. Мы просто играли в компьютерные игры, и это было интересно. Когда нас стало много миллионов, многие люди начали это коммерциализировать: коммерческие турниры, продажа прав на трансляции, сами трансляции. По сути, та же монетизация, что и в спорте. И только после этого во многих странах пришло государство. То есть у нас от обратного. Государство редко когда дотирует и в других странах. Сейчас только появляются школьные и студенческие лиги. Скажем так, это только начало. А коммерческий киберспорт существует много лет. И коммерческие турниры не подпадают ни под какие федерации».

Антон Черепенников и Роман Дворянкин
Антон Черепенников и Роман Дворянкин
Фото: Михаил Варушичев (Фотобанк Росконгресс)

Главная причина здесь, как полагает Черепенников, — разработчики и издательства, которые владеют правами на игры. Для таких компаний невыгодно регулирование, поскольку для них киберспорт — маркетинговый инструмент. Игры постоянно меняются, к ним постоянно выходят всё новые обновления. Поэтому, по мнению директора холдинга ESforce, стандартизировать киберспорт или подогнать его под единые правила будет достаточно проблематично.

Черепенников также отметил, что 95% зрителей трансляций — игроки. «Если здесь показать людям, кто не играл в доту, трансляцию по доте, шансов понять, кто наши и кто выигрывает, — нижайшее число». Глобальную аудиторию киберспорта Черепенников оценил в 100-110 млн зрителей. На Россию приходятся только 3-4 млн зрителей и болельщиков.

«Россия входит в число мировых лидеров как по инфраструктуре киберспорта, так и по результатам, которые показывают команды с СНГ-составом в различных дисциплинах. Если говорить об инвестициях в киберспорт, то здесь Россия не входит в список лидеров из-за ограниченной емкости отечественного рекламного рынка, хотя выручка холдинга ESforce — вторая в мире по объему», — подчеркнул Черепенников.

Блок вопросов, отведённый под менеджера Virtus.pro, был только про деньги.

Во время сессии Роман Дворянкин рассказал об истории успеха Романа Кушнарёва (он же RAMZES666), который родился в Новокузнецке, а теперь считается одним из лучших дотеров в мире. Ещё одной темой стали зарплаты команды по Dota 2. По словам генменеджера клуба, заработок игроков VP примерно составляет $ 10 тыс. в месяц. Максимальный годовой доход в мире у киберспортсменов может достигать до одного-двух миллионов долларов.

Фото: Михаил Варушичев (Фотобанк Росконгресс)

Что говорили остальные. Наиль Измайлов рассказывал о сотрудничестве с игроком и блогером Сергеем Kefir Никифоровым, Нил Старрок — о важности российского рынка, а Илья Галаев — о возможных киберспортивных турнирах и соревнованиях с дронами. При этом выступление Старрока сопровождалось очень неточным и обрывистым переводом. Когда Канделаки пошутила по поводу возможной стратегии у детского питания «Агуша»: «Стань киберспортсменом с пелёнок», — Старрок посмеялся и произнёс: «Если я пообещаю что-то, наш маркетинговый отдел просто уничтожит меня, и я больше не приеду». Больше ничего интересного он так и не сказал.

Закрывала сессию Тина Канделаки скороговоркой (присутствующие повторяли за ней): «Из-под Костромы, из-под Костромщины шли четыре мужчины. Говорили про торги да про покупки, про крупу да про подкрупки, ну и про киберспорт немного поговорили они».

Если у организаторов этой панели было желание презентовать киберспорт представителям правительства и бизнеса, это провал. Хуже выступления сложно вообразить. К тому же из-за профильных конференций, количество которых только увеличивается из года в год, теряется уникальность. Панель на ПМЭФ могла стать новой отправной точкой для всей индустрии. Но из-за того что все разговоры упёрлись в однотипные вопросы, которые поднимались множество раз, складывается ощущение, что мы топчемся на месте. А из-за таких депутатов, которые не могут конкретно ответить на вопрос, у бизнеса никогда не возникнет интерес к киберспорту. Потому что самое важное потерялось в вводных словах, закрученных ответах и перепутанных понятиях. Если бы на час оставили только Черепенникова и Дворянкина, было бы хоть содержательно. Но получилось вот так.

Комментарии (0)
Узнавайте о новых статьях первыми

Подпишитесь на рассылку и узнавайте о самых интересных и важных новостях первыми

Введите корректный e-mail
Загрузка
Произошла ошибка. Пожалуйста, попробуйте еще раз.
Спасибо!

Для завершения подписки остался один шаг. Проверьте свою почту.

Партнерский контент