Все новости
«Краснодар» — «Ростов»
Сергей Титов
Фото: fc-rostov.ru
Карпин покупает в «Ростов» исландцев. И ставит стандарты, как у сборной Исландии
Сергей Титов – с первым весенним тактическим разбором Премьер-Лиги.
Футбол / РФПЛ

Мощная ставка «Ростова» на стандарты. Есть даже исландские ауты!

Зимой Валерий Карпин дал классное интервью после назначения в «Ростов», где в том числе говорил о самообразовании, просмотре матчей для поиска идей. «В каком-то матче можно подсмотреть розыгрыш стандарта – у кого это больше наиграно. Например, в матчах больших команд стандарты не так наиграны, как у маленьких команд», – один из тезисов Карпина. Вытекающая очевидная мысль: стандарты помогут против фаворита, если они грамотно наиграны на тренировках. Стандарты и яркие розыгрыши будут важным ключом «Ростова» всю весну, а в матче с «Краснодаром» наложилась ещё и слабость соперника при стандартах в защите. С угловых, штрафных и даже аутов «Ростов» пробил 6 раз за матч – лишь «Анжи» в текущем туре лучше использовал стандарты.

Были и задумки, явно продуманные под «Краснодар». При штрафных Игорь Шалимов сажает линию защитников ниже, чем принято в современном футболе – не на линию штрафной, а к 11-метровой отметке. Вероятность забить после навеса с такого штрафного ниже, так что «Ростов» осознанно разыгрывал мяч: пас в центр – пас назад под удар Аязу Гулиеву. Оба штрафных ростовчане загубили, но здесь даже важнее сама идея.

Более того, «Ростов» явно наигрывает ауты. Кажется, я знаю, где Валерий Карпин подсмотрел розыгрыши аутов – там же, откуда привезли Сигурдссона и Сигурдарсона. Забавно, но в аутах «Ростова» главную роль тоже играют исландцы. Сигурдарсон забегает на ближнюю штангу и делает скидку в центр. Ингасон – ближний к скидывающему, готовый пробить. Он первый из шеренги в четыре человека, дожидающейся мяча (по удалённости от бросающего – Ингасон, Вилюш, Гацкан, Скопинцев/Шомуродов, в зависимости от фланга, откуда идёт бросок). А Алексей Ионов запутывает движением и караулит отскок. Один из ударов «Ростова» по воротам «Краснодара» – как раз после аута.

«Ростов» готовит под навесы даже штрафные в 40-45 метрах от ворот, а при длинных передачах Сергея Песьякова выработана чёткая стратегия, где меняется только направление лонг-болла. Вратарь выносит мяч верхом ближе к флангу, Сигурдарсон вылетает на верховой мяч, а Скопинцев или Паршивлюк (в зависимости от фланга) цепляются за подбор и раскручивают позиционку.

Карпин стал тактически гибче, стартовый план «Ростова» (стандарты, контратаки, забросы за спины защитникам на Ионова, добровольно отданный мяч) это подтверждает. Но отрезки игры, когда «Ростов» плёл интересные комбинации в атаке, намекают, что мы увидим и другой «Ростов» – более острый и активно контролирующий мяч.

Шатову поменяли роль. И он в ней хорош

Всё-таки Игорь Шалимов – самый противоречивый тренер Премьер-Лиги: его называют физруком, пока «Краснодар» прокачивает свой стиль, а сам Шалимов говорит очень правильные вещи. «Шатов добавил нам уверенности – как он разворачивается, не теряет мячи. Он хорошо вписался, усилил нашу игру. Хотя ничего особенного не делает», – сказал Шалимов после матча с «Ростовом», и здесь очень важна последняя формулировка. Если на зимних сборах Шатова наигрывали «десяткой», то к чемпионату перевели на позицию «восьмёрки». Изменились его задачи в продвижении мяча – он больше участвует в билд-апе «Краснодара», опускается и открывается ниже, разгоняет контратаки пасом, а не дриблингом.

По Packing-статистике, объясняющей продвижение мяча вперёд, Шатов – далеко не лучший игрок «Краснодара». Лучше всех двигал мяч Шарль Каборе, выпиливавший длинные передачи на Смолова (одна из них кончилась голом) – 131 Packing, у Шатова 56. По общекомандной вовлечённости в продвижение мяча (отрезанные соперники и дриблингом, и своими передачами, и приёмом чужих передач) Шатов – четвёртый после Каборе, Смолова и Мамаева. Но в новой роли Шатов отвечает за грамотную доставку мяча игрокам атакующей четвёрки – быструю, качественную и правильную по исполнению.

В моменте на скриншоте Шатов делает передачу вразрез на Мамаева первым же касанием. Серию контратак «Краснодара» умными решениями тоже начинал Шатов, одна из таких контратак привела к пенальти. Стеночка с Перейрой перед штрафной, отправившая уругвайца на рандеву с вратарём, тоже прошла с участием Шатова. Так, на мой взгляд, объясняется, почему Шатова передвинули на позицию «восьмёрки». «Краснодару» нужна скорость в контратаках, которую Олег Шатов объективно не может дать из-за проблем со здоровьем – все остальные игроки, в том числе Перейра, лучше по движению и спринтам. Но скорость мышления Шатова никуда не пропала, и перевод с фланга в глубину поля только дополнительно раскрывает игрока.

Шалимов прав, говоря, что Шатов не делает ничего особенного – это не пренебрежение новичком. Шатов помогает «Краснодару» простыми решениями, но качество и быстрота этих решений делают качественнее и опаснее весь «Краснодар». Поверьте Йохану Круиффу. Играть в футбол очень просто. Но самое сложное – играть в простой футбол.

Проблемы «Ростова» при переходе на 4-4-2

Одна тактическая проблема Валерия Карпина сохранилась ещё со «Спартака». Играя ва-банк, Карпин напрочь забывает про баланс – и с «Ростовом» после перехода на схему 4-4-2 (с 80-й минуты, после замены Скопинцева на Дядюна) случилось так же. «Ростов» перешёл на агрессивный прессинг сразу после потери мяча – Гацкан и Маер выдёргивались на владеющего мячом максимально высоко, а их за центральной линией страховал Ингасон.

Опорная зона «Ростова» напрочь исчезла, а «Краснодар» за счёт грамотных пасовых решений ещё мощнее бил по слабому месту. С момента перехода на 4-4-2 до гола центр «Ростова» четырежды был взломан передачами, отрезавшими Гацкана и Маера, ещё однажды был проигран подбор прямо по центру ворот – когда удар Жоаозиньо заблокировал Вилюш. Кстати, в разрыве центра поля «Ростова» главным тоже был Олег Шатов, отдавший две разрезающие передачи в развитие атаки, отрезавшие обоих опорников.

Слышал, что 4-4-2 – резервная тактическая схема «Ростова» на весеннюю часть сезона. Но применять схему с таким балансом в центре поля с первых минут – самоубийство.

Игнашевич – плеймейкер, нейтрализатор и тренер

Претензии к скорости Сергея Игнашевича предъявляйте сколько угодно, его считали медленным ещё 10 лет назад, но в чтении игры 38-летний защитник ЦСКА остаётся одним из лучших игроков Премьер-Лиги. В матче с «Уралом» вокруг Игнашевича завязалось сразу несколько тактических историй. Во-первых, Игнашевич стал лучшим «армейцем» по Packing – 100 отрезанных соперников за матч. Часто Сергей подгружал передачами Константина Кучаева и левый фланг ЦСКА (так Кучаев стал игроком, чаще всех касавшимся мяча), но добавлял к ним правильные лонг-боллы на нападающих, под подбор. Самую опасную атаку ЦСКА в матче – нет, я не про голевую – тоже начал умным пасом Игнашевич.

Во-вторых, Игнашевич буквально раздавил Владимира Ильина. Весь первый тайм «Урал» пробовал выход из обороны через правый фланг и длинные забросы на Ильина, но Игнашевич выдёргивался на верховые мячи, снимал почти всё и возвращал ЦСКА мяч. Красноречивые числа – Игнашевич выиграл 13 из 18 воздушных единоборств. Похожим образом Понтус Вернблум, за один матч сыгравший по тайму правым центральным защитником и нападающим, выдёргивался на Отмана Эль-Кабира – у шведа 64% удачных единоборств в обороне и 56% удачных верховых.

Заодно обратите внимание на подстраховку ЦСКА. Когда Игнашевич выдёргивается за Ильиным, глубже садится Кучаев. Аналогично на движение Вернблума реагирует Марио Фернандес. Плюс важно, что Вернблум высоко выдёргивается именно на левого полузащитника «Урала», из-за чего может далеко уходить из своей зоны ответственности – «Урал» осознанно атаковал флангом Кулакова, а Данцева редко задействовал в атаке. Даже если Ильин выигрывает мяч (как, кстати, на скриншоте ниже), другие защитники ЦСКА уже готовы перекусить атаку.

В-третьих, Игнашевич – участник самых продуктивных переговоров тура. На 86-й минуте он подошёл к Виктору Гончаренко и что-то сказал – конкретику мы не узнаем, но сразу после разговора местами поменялись Ахмед Муса и Георги Миланов. Муса, игравший левого вингера в схеме 4-3-3, дважды за минуту недоработал по забеганиям Дениса Кулакова, и один из его навесов превратился в опасный момент Егорычева.

Перестановка убила сразу двух зайцев. Миланов: а) свежее – помог бы и против Кулакова, и против вышедшего со скамейки Чантурии, б) более подходит для оборонительных задач. Смена позиций дезориентировала «Урал»: «шмели» попробовали атаковать через левый край, пользуясь слабостями Мусы, но Эль-Кабир и Данцев – связка, гораздо менее нацеленная на разрыв фланга. Пожар справа был потушен, Кулаков после навеса на голову Егорычеву больше не получил пространства для подачи.

Вопрос, кто задумал перестановку, открыт. Ответ на него мы узнаем только от участников момента. Но факт – Муса и Миланов поменялись флангами после того, как Игнашевич подошёл переговорить с Гончаренко.
ЦСКА перестраивался на 4-3-3. Вернблум – опять нападающий

Понтус Вернблум в шоке – его набор качеств позволяет в одном матче использовать шведа и центральным защитником, и нападающим. ЦСКА перестроился на 4-3-3 в перерыве, добавив в атаку лишнего игрока и мощи. Пара защитников Емельянов-Балажиц вынудила на такой шаг. «Мы по ходу матча получаем информацию, и в первом тайме они выиграли 100% борьбы», – сказал после игры Александр Тарханов. Фактчекинг верный, на двоих у них 5 из 5 выигранных единоборств, но отчасти в этом виновата и легковесная атака ЦСКА – Витиньо и Муса плохо цеплялись за длинные вертикальные передачи, из-за чего «армейцы» разыгрывали мяч низом почти во всех атаках в первом тайме.

4-3-3 вышли с явным перекосом налево. Муса, ставший левым вингером, был более ориентирован на получение мяча во фланге – через передачи из глубины или новые длинные забросы. Витиньо редко уходил в край, раскручивая атаки через центр и чаще оказываясь под Вернблумом. Справа атаки раскатывали Фернандес и один из хавбеков, Дзагоев или Головин. Второй – слева вместе с Мусой и Кучаевым. Судить, насколько повлияла смена тактики на игру в атаке, сложно – Алан Дзагоев мог забить точно так же и в 3-5-2, это не тактическая история.

Два тезиса.

1. В эти же выходные на 4-3-3 перестроился «Лион». Сейчас можно рассматривать эту схему как возможный вариант под «Лион», чтобы отзеркалить его схему и повязать центр поля. Но для этого в центральной зоне должно быть сразу три игрока с сильным отбором (читай – ЦСКА должен сыграть без Дзагоева), а правым инсайдом – кто-то более работоспособный, чем Витиньо: левый защитник «Лиона» Ферлан Менди классно включается в атаку и насыщает центр, и ошибка в персональном прессинге по нему будет стоить дороже, чем ошибка Мусы по правому защитнику Рафаэлу. Идея ответить своими 4-3-3 на 4-3-3 «Лиона» потенциально хорошая, но у ЦСКА слишком мало игроков, чтобы воплотить её в жизнь.

2. Теперь Вернблум не нужен полузащите ЦСКА. Натхо котируется значительно выше как созидатель, а разрушительные и бойцовские качества Вернблума частично нивелируются его тактическими ошибками – будучи опорником, он нередко терял свою зону и ставил защиту под расстрел. Как защитник он полезнее из-за недокомплекта по позиции. Как нападающий – из-за своих специфических качеств. Вернблум стал именно затычкой дыр в стартовом составе ЦСКА, и это стоит принять – другим полузащитникам «армейцев» он проиграл конкуренцию.

7-2-1 «Амкара»

Понятно, что это ситуативно – такой схемы в принципе нет – и связано с движением крайних полузащитников в схеме 5-4-1 ниже. Но всё равно выглядит замечательно:

Добавкой к скриншоту – порция чисел.

23 навеса «Зенит» сделал в штрафную «Амкара», точными оказались 4. Проблемы «Зенита» с доставкой мяча выражаются всё ярче с каждым туром. Главным пасующим игроком становится то Кришито, то Смольников, Паредес легко перекрывается в билд-апе, а без него центр отсутствует как класс. Кузяев и Оздоев тоже сбиваются на фланги, Дриусси и Кокорин лишь эпизодически опускаются за мячом в глубину, Ерохин двигает мяч на уровне сплавленного из «Динамо» опорника Хали Тиама (это не метафора, а Packing-данные). Даже когда Паредес не перекрыт, редким оружием становится длинная передача из глубины.

Центр используется примерно так. Пять игроков на одном фланге, два на другом, где-то отрезанный Кокорин. И центр, пустой настолько, что хочется рыдать.

«Зенит» нанёс 11 ударов из-за штрафной. Из 15. Пожалуйста, не оправдывайте это тактикой «Амкара» – против таких команд нужны не бесконечные навесы или дальние удары (вероятность, что они в сумме принесут результат, болтается в рамках 6-7%), а вскрытие центра. У других топ-команд игроки, способные вскрыть массированную защиту через центр передачей низом, есть – Промес, Фернандеш, Миранчуки, Головин, Дзагоев, вся полузащита «Краснодара». А теперь посмотрите на скриншот ниже и состав полузащиты «Зенита»: перекрытый Паредес, Ерохин, Оздоев, Кузяев.

Артур Нигматуллин сделал 1 сейв из штрафной. Немного странно рисовать вратаря «Амкара» главным героем матча – хотя бы потому, что «Зенит» не дал ему поводов для геройств.

Магомед Оздоев делает всего 29 касаний, становится целью для длинных передач, диагоналей, при этом всего дважды вступает в верховые единоборства. Сваливается на фланг, где все пасовые решения принимает Кришито. И даже если грамотно открывается – долгим поиском решения всё портит.

В тактическом плане «Зенит» удивительно алогичен, а такая фееричная игра в атаке – с массовой ставкой на навесы, сложным поиском голевых моментов и пустым центром – удаётся «Зениту» уже не впервые в сезоне. Что-то подсказывает, что дело не в сильном аналитическом отделе «Зенита», не в игроках и даже не во Владимире Сельдякове. Такие тактические проблемы переигровкой не исправишь.

План Семака – длинные передачи в штрафную и бомбёжка Рауша

Травма Сильвестра Игбуна («Он не тренируется и сложно сказать, когда вернётся», – слова Сергея Семака после матча) спутала «Уфе» карты. Игбун – главный магнит команды при длинных передачах, он обеспечивает максимальную активность в финальной трети поля, а полноценно заменить его нельзя. Если только распределить задачи Слая между остальными. Травма Игбуна заставила Семака упростить игру, однако против «Динамо» упрощённый план, завязанный на Кехинде Фатаи, сработал. «Уфа» сделала 20 точных передач в чужую штрафную – больше, чем кто-либо в туре, и намного больше средних чисел по сезону (13).

Фатаи при своих габаритах нечасто выигрывал воздух у связки мощных защитников «Динамо» Шуньич – Рыков (33% выигранного верха), зато мучил их рывками в штрафную на скорости. Из 20 точных передач «Уфы» в штрафную 6 – на Фатаи. Нигериец или продавливал защитников, получая навесы или длинные забросы. Или забегал за спину одному из центрдефов, как было в лучшем моменте Фатаи в первом тайме. Кехинде оторвался от Рыкова, забежал за спину Шуньичу, поймал длинную передачу и пробил в касание – получилось выше.

Вторая часть плана – загрузка правого фланга, где снова выжигал Дмитрий Живоглядов, любящий подключаться к атаке. 7 навесов в штрафную (4 точных), два классных открывания на ударных позициях (одно было испорчено не-то-ударом-не-то-пасом, второе не увидел Пауревич), постоянные забегания глубоко во фланг – часть плана, основанная на слабостях Константина Рауша. Без мяча, особенно при переходах из атаки в оборону, Рауш болен типичной слабостью русских крайних защитников – слишком сваливается в центр, из-за чего проседает фланг. «Уфа» часто ловила Рауша в таких ситуациях.

«Уфа» вскрыла главные слабые места защиты «Динамо» – ещё одна заметка на полях, подтверждающая силу Сергея Семака как тактика – но не использовала слабости до конца. Она забила, накрыв Рауша прессингом, а Фатаи и включения Живоглядова вводили «Динамо» в панику, но после гола «Уфа» сбавила и перестала ловить «Динамо» на системных ошибках. Семак подтверждает – первый тайм тренеру понравился больше, чем второй.

«Динамо» строит игру на навесах Рауша. Это проблема

Как и поздней осенью, Дмитрий Хохлов явно упрощает игру «Динамо». В «Уфе» москвичи строили атаку на двух идеях – длинных забросах к штрафной на нападающих, после которых раскатывалась атака, и навесах Константина Рауша. Обе идеи читались по игре «Динамо» на зимних сборах, и как минимум одна ещё зимой казалась неэффективной. Рауш как подающий переоценён, в том числе тренерским штабом. В нынешнем сезоне Бундеслиги у него 5% точных навесов. В прошлом – 15%. В матче с «Уфой» – 0 точных при 3 попытках.
Повод переосмыслить тактическую роль Рауша – не только статистика новичка, но и самая сильная комбинация «Динамо» в Уфе.

«Динамо» было в одном заступе Александра Ташаева от голевого момента, и эта атака, явно наигранная – иллюстрация, как Рауша НАДО использовать. В Бундеслиге Рауш часто делал смещения в центр с фронтальным пасом в штрафную, поперёк в центр, под дальнейшее развитие атаки. Подобные смещения Рауш делал и в дебютных матчах за сборную России. Так атака становится более опасной за счёт доводки мяча до центра. В «Динамо» это оружие делает острее Фёдор Черных – ещё один новичок москвичей, очень классно открывающийся вторым темпом (как на скриншоте). Если зациклить Рауша на смещениях в центр, а не навесах, «Динамо» может извлечь намного больше выгоды.

Дзюба и Джорджевич одновременно в атаке «Арсенала»

Лука Джорджевич – главный, кто точно пострадал от перехода Артёма Дзюбы. Нападающие такого склада больше нравятся Миодрагу Божовичу (Кураньи, Ндойе, Якубко, Сикимич), а схема 4-3-3 всегда была у тренера «Арсенала» любимой. Джорджевич мог уйти или на фланг, или в запас – ушёл в запас и вышел в конце первого тайма, из-за травмы Хабиба Маига. «Мы боялись играть в два нападающих с первых минут. У нас не было много времени наиграть новую схему, провели с ней всего две игры», – сказал Божович после матча. Это тоже правда.

Джорджевичу и Дзюбе тесно в штрафной вместе, но за её пределами они уже синхронизировали свои действия. Когда Дзюба опускается под верховой мяч, Джорджевич уходит в штрафную, а Кангва ищет пространство за спинами защитников. Единоборства они тоже вели в разных вертикальных половинах поля, не дублируя друг друга. Когда смещался Джорджевич – в основном на правый край – Дзюба дожидался мяча в штрафной. В голевой атаке так и было.

Допускаю, что 4-4-2 со сдвоенным центром остаётся резервным планом «Арсенала». Но при таком раскладе Джорджевич всё равно чаще ищет мяч не в штрафной, а где-то перед ней. Это отдалённо похоже на историю Божовича в «Динамо» с Андреем Ворониным. Разница в том, что Воронин скорее не вписывался в 4-3-3, а Джорджевич вписывается, но уходит на лавку из-за сильного конкурента. Даже аргументация похожая – «нельзя выпускать 12 игроков сразу». Она звучала и в истории с Ворониным.

В материале использованы данные InStat и паблика «Пыльный чердак».

Комментарии (0)
Рассылка лучших статей за неделю

Подпишитесь на рассылку и получайте самые интересные материалы портала одним письмом

Введите корректный e-mail
Загрузка
Произошла ошибка. Пожалуйста, попробуйте еще раз.
Спасибо!

Для завершения подписки остался один шаг. Проверьте свою почту.

Партнерский контент