Показать ещё Все новости
«Царь» Мостовой
«Чемпионат»
Царь, просто царь! Самое-самое в карьере Александра Мостового
Лучшему российскому легионеру 1990-х – 50!
Футбол / Сборная России 0

Александру Мостовому, лучшему российскому футболисту 1990-х годов, сегодня исполняется 50 лет. Публикуем выдержки из его автобиографии «По прозвищу царь», соавтором в которой выступил заместитель главного редактора «Чемпионата» Денис Целых. Александр вспоминает самые значимые моменты в своём становлении и карьере.

А вы помните Дзюбу таким?
Лидеру «Зенита» и сборной России исполнилось 30. Яркая карьера — в фотографиях.

САМЫЙ ВАЖНЫЙ ГОЛ

– На первое место поставлю гол в ворота «Наполи» в ответном матче Кубка чемпионов–1990, который я забил в серии послематчевых пенальти. Счет к тому моменту был 4:4: у итальянцев промазал защитник Барони, и я бил пятым. Вратарь угадал направление удара. Я думал: всё, возьмёт. Но он всё-таки не дотянулся. И мы праздновали победу над командой самого Марадоны.

А вообще важные голы обычно забиваются в финалах каких-то турниров, или когда ты приносишь своей команде чемпионство. Мне в этом плане было сложнее: мои заграничные клубы не были грандами. Вспоминаю финальный матч Кубка Испании против «Сарагосы». Я на 5-й минуте забил очень красивый гол, обыграв четырёх человек. Но в итоге мы проиграли. И можно ли после этого назвать гол «Сарагосе» важным? Вот если бы мы взяли тот Кубок…

САМЫЙ КРАСИВЫЙ ГОЛ

– На память приходят два мяча, забитые за «Спартак». Один – в ворота ЦСКА летом 1991 года. Я положил мяч в самую девятку точным ударом со штрафного. Этот гол оказался единственным в матче. Ну и, конечно, не забыть гол, который я забил в 1990 году в манеже «Олимпийский» в ворота харьковского «Металлиста», обыграв по ходу шесть игроков соперника.

САМЫЙ ЗАБАВНЫЙ ГОЛ

– Его я забил «Жальгирису», в 1987 году, в мой первый сезон в «Спартаке». Вратарь Альмонтас Калинаускас выбивал мяч в поле, а я (энергии и желания было хоть отбавляй) помчался на него. И моё рвение было вознаграждено. Мяч у голкипера соперников срезался и угодил мне в живот, а от него залетел в ворота. Помню, я ещё пытался увернуться, но не удалось. Очень забавный получился эпизод.

ТИПИЧНЫЙ ГОЛ

– Я особенно любил забивать следующим образом: получал мяч в районе линии штрафной и бил в противоход вратарю. Если голкипер двигался к центру ворот, я тут же старался наказать его, целя в самый угол. Пытался, чтобы точность была как в бильярде. А это не так-то просто.

ГЛАВНАЯ МЕЧТА ДЕТСТВА

– Я не был мечтательным пареньком. В детстве старшие любили задавать вопросы: «Кем ты будешь? Кем ты хочешь работать?» В таких случаях я отвечал: «Никем». А ответы моих одноклассников: «Инженером, трактористом, механиком» – натурально бесили. Если бы я сказал, что мечтаю стать футболистом, меня бы не поняли. Это не считалось за профессию. Над таким ответом все бы смеялись. Чего мне хотелось на самом деле? Наверное, какой-то другой жизни. Нормальной. Возможно, заграничной. Раньше слово «заграница» манило. Очень хотел когда-нибудь оказаться за кордоном – чтобы увидеть и понять, как в разных странах люди могут так разно жить. Такие же люди: с головой, двумя ногами и двумя руками – и так отличаться от нас в плане быта.

В детстве

В детстве

Фото: Из личного архива Александра Мостового

ГЛАВНЫЙ КУМИР ДЕТСТВА

– У меня их не было. Ни одного. Это сейчас все зарубежные чемпионаты – на виду, а раньше мы о чужом футболе почти ничего не знали. У меня детство прошло на поле. Единственное, что помню – собирал цветные футбольные фотографии… В ГДР был модный журнал, в котором печатались постеры – снимки разных команд. У одного из моих друзей родители работали в Восточной Германии. И если этот парень приносил журнал в школу, я готов был подраться, чтобы мне его отдали. А картинку потом выдирал и вешал на стенку у кровати.

ГЛАВНАЯ ВЕЩЬ, КОТОРОЙ НАУЧИЛ ОТЕЦ


– Мне практически никто и никогда не давал советов и целенаправленно не учил: мол, это надо делать так, а то – эдак. У отца я перенял спортивную и человеческую настойчивость. Понял, что никогда нельзя говорить: не могу. Даже если чувствую: тяжело, но умом понимаю – надо. В детстве у моих родителей часто спрашивали: почему у вас такой сын упрямый? А я действительно мог упираться до последнего: мол, пока я это не сделаю, не сойду с места.

С партнерами по юношеской сборной и «Спартаку» – Андреем Чернышовым, Игорем Шалимовым и Василием Кульковым

С партнерами по юношеской сборной и «Спартаку» – Андреем Чернышовым, Игорем Шалимовым и Василием Кульковым

Фото: Из личного архива Александра Мостового

САМЫЙ ШАЛЬНОЙ ПОСТУПОК ЮНОСТИ

– Их было множество. Летняя жизнь в Подмосковье – это пионерлагеря, бестолковые, необдуманные поступки. Мы могли ночью полезть в чужой сад, где сидит злая собака, чтобы
сорвать яблоко. Эта собака на тебя прыгает, ты от неё убегаешь, перепрыгиваешь через забор, цепляешься за проволоку… Такие случаи были сплошь и рядом. Я не был заводилой, бегал в компании, не отставал. Как-то на пруду стащили лодку. Отцепили ее и в три часа ночи поплыли на другой берег – а там отдыхающие жгли костер. Мы обкидали их помидорами, а они потом носились за нами с палками. Словом, шалили. На то и детство.

САМОЕ СИЛЬНОЕ ВПЕЧАТЛЕНИЕ ДЕТСТВА

– К нам в пионерлагеря приезжали дети из соцстран – Болгарии, Румынии. И я влюбился в девочку из Болгарии. Она была самая красивая из своей группы. Когда она уехала, я очень сильно страдал. Возможно, это моя первая влюблённость. Потом мы долго переписывались… Возможно, это моя первая влюбленность. Такая вот любовь юности.

Пианино

Пианино

Фото: Из личного архива Александра Мостового

САМАЯ БОЛЬШАЯ ОБИДА ДЕТСТВА

– Большинство обид связано с футбольными или же хоккейными поражениями. Помню, как играли на турнире «Кожаный мяч» в Горьком. Шёл полуфинальный матч. Перед его началом мне сказали: если я в этой встрече хорошо сыграю и забью гол, буду признан лучшим игроком турнира. Но соперник оказался не подарок. Нашу команду «возили» всю игру. Пацаны так испугались, что не могли выбраться из своей штрафной. Сгрудились в ней и отбивались. Я один носился впереди и просил лишь о том, чтобы мне выбили мяч – любыми силами. Но у ребят не получалось и этого. Я бегал, злился, кричал, не зная, что делать. Видел, что все ребята, грубо говоря, струхнули. В итоге начал орать буквально на всех – и на своих, и на чужих. Судья не стал долго смотреть и удалил меня в самом начале второго тайма. Он был прав – со мной произошел натуральный нервный срыв. Я долго не мог прийти в себя. И затаил на партнеров огромную обиду. Тот матч мы проиграли 0:1, пропустив решающий мяч ближе к концу встречи. А я долго ни с кем не разговаривал.

САМЫЙ СЛОЖНЫЙ МОМЕНТ ДЕТСТВА

– Он случился, когда мне было лет 14. Из-за того что я не успевал на тренировки в ЦСКА, родители решили устроить меня в школу-интернат неподалеку от «армейского» манежа. Я продержался там месяца три. Это действительно было тяжело. В этом интернате в основном жили дети, у которых не было родителей. Меня постоянно задирали. Возникало много ситуаций, когда надо было постоять за себя. Приходилось драться. Я вылезал только за счет своего боевого характера. А в один прекрасный момент родители приехали туда, увидели эту обстановку, и забрали меня домой.

САМАЯ БОЛЬШАЯ ГОРДОСТЬ ДЕТСТВА


– Многие завидовали мне из-за того, что у меня всё получалось в спорте – и в футболе, и хоккее, злились. Но вместе с тем уважали. Причём и парни из старших классов, и учителя. Всё-таки в простой сельской школе не было других ребят, одаренных во всех видах спорта. А тут учителя постоянно говорили: завтра у нас игра между такими-то классами по баскетболу: номер один – ты, Мостовой. Футбол – Мостовой. Хоккей – Мостовой. Волейбол – Мостовой. Прыгать, бежать куда-то – Мостовой. И я гордился тем, что без меня – никуда. Но это была правильная гордость. Я никогда не ходил по школе, задрав нос, никого не замечая вокруг.

ЛЮБИМЫЙ ПАРТНЕР

– В «Спартаке» – Игорь Шалимов. В «Сельте» – Валерий Карпин. Хотя в этой команде можно назвать целую уйму игроков, которых я понимал с закрытыми глазами – Макелеле, Мазиньо, Ревиво.

С Игорем Шалимовым и Валерием Карпиным

С Игорем Шалимовым и Валерием Карпиным

Фото: Из личного архива Александра Мостового

САМЫЙ НЕУДОБНЫЙ ЗАЩИТНИК

– Йерро из «Реала». Хотя против мадридцев мы, как правило, удачно играли. Но конкретно именно с этим парнем мне было тяжело. У нас с Фернандо до сих пор сохранились дружеские отношения. Хотя он на мне и предупреждения получал, и удаления.

САМАЯ БОЛЕЗНЕННАЯ ТРАВМА

– Повреждение паховых колец. Я получил его на тренировке перед памятным матчем со сборной Франции, когда Россия сенсационно победила на «Сен-Дени» — 3:2. На ту игру я всё-таки вышел, но буквально через 20 минут после начала матча меня заменили: я еле уполз ушел с поля.

САМАЯ ОБИДНАЯ ТРАВМА

– Их было две. Из-за первой, в 1992 году, пропустил чемпионат Европы. Незадолго до отъезда на турнир натер мозоль на большом пальце ноги. В итоге туда попала грязь, и началось заражение. Меня прооперировали, и руководивший командой Анатолий Бышовец сказал, что я не смогу играть на турнире, хотя я почти залечил свою ногу. Было очень обидно. А потом в 2002 году я пропустил чемпионат мира в Японии и Корее, дернув мышцу в товарищеской встрече с Югославией. Тоже очень переживал. Я вообще считаю, что судьба немного несправедливо ко мне относилась. И до сих пор я это вижу.

САМОЕ СЛОЖНОЕ УПРАЖНЕНИЕ НА ТРЕНИРОВКЕ

– «Максималка». Ее не любили все. Обычно она проводилась после выходного, чтобы поддержать физически кондиции. Это рваный бег на время. И все время надо ускоряться. 12 минут беготни бега поперек поля без пауз. Сил нет, а все равно надо бежать. Работаешь на пределе возможностей. А тренер все время подгоняет. Только пробежал 60 метров, как надо мчаться обратно. Молодые «максималку» еще выдерживали, а те, кто постарше – не всегда. В Европе мы таких упражнений не делали. А когда приезжали в сборную, знали: «максималка» будет на сто процентов. И все шутили по этому поводу. Жаловались вторым тренерам: «Это же каменный век, в Европе уже давно такими вещами не занимаются». При Ярцеве в сборной тоже была «максималка». У него ведь то же самое видение футбола, что и у Романцева.

С главным тренером «Спартака» Олегом Романцевым

С главным тренером «Спартака» Олегом Романцевым

Фото: Из личного архива Александра Мостового

САМЫЙ ПАМЯТНЫЙ МАТЧ

– Особенно запомнилась моя первая игра в стартовом составе «Спартака», против минского «Динамо». Ух и нервничал же я тогда, но отыграл вроде бы неплохо. С этого момента стал выступать за «Спартак» регулярно. А еще выделю финал молодежного первенства Европы с югославами, когда мы стали чемпионами.

«ЛЮБИМЫЙ» ВРАТАРЬ

– Я считаю, не существует таких вратарей, которым трудно забить. В той же испанской лиге, по-моему, нет команды, которая не пропускала от меня мячей. Если здорово пробьешь, никакой голкипер не спасет. Да, бывают ситуации, когда ты лупишь-лупишь, а все мячи приклеиваются к вратарю. Здесь может быть два варианта: либо голкипер верно выбирает позицию, либо… ты плохо бьешь. Поверьте мне: ворота такие огромные, что, ударив сильно и точно, вы обязательно забьете.

Рядом со скульптором и макетом памятника, который Мостовому собирались поставить в Виго

Рядом со скульптором и макетом памятника, который Мостовому собирались поставить в Виго

Фото: Из личного архива Александра Мостового

История в фотографиях. Александр Мостовой
Новый герой рубрики «История в фотографиях» – блестящий в прошлом футболист, двукратный чемпион СССР и капитан «Сельты» Александр Мостовой.
Комментарии (0)
Партнерский контент