Все новости
Илья Воробьев в гостях у «Чемпионата»
«Чемпионат»
Фото: Александр Сафонов, «Чемпионат»
И. Воробьёв: после финала Серёга Калинин плакал – душераздирающий момент
Какой бы клуб КХЛ хотел возглавить Воробьёв, как он пережил Олимпиаду и что сказал Рашникову, когда «Магнитка» хотела подписать Зарипова.
Хоккей / КХЛ

Гостем редакции «Чемпионата» стал ассистент главного тренера сборной России, бывший главный тренер магнитогорского «Металлурга» Илья Воробьёв. Специалист, которому 16 марта исполнится 43 года, рассказал, какой ценой россиянам досталась победа на Олимпиаде в Пхёнчхане, поведал об уровне сборной Германии и заявил, что имеет предложения возглавить ряд топ-клубов КХЛ. Воробьёв признался, что активно следит за плей-офф КХЛ и анализирует каждую сыгранную серию.

«На предложения, которые были, я отвечал: «Ни вам, ни мне нет смысла»

— Чем занимаетесь после долгожданной выигранной Олимпиады?
— Слава богу, что выиграли. Давление было такое, что нужно было кровь из носу побеждать. Все ждали, надеялись. По-другому было нельзя. Я приезжал в Москву на день, мы открывали программу по подготовке молодых хоккеистов, сделанную ФХР. В ней собрано всё лучшее из передовых хоккейных стран. Будем надеяться, что программа хорошо сработает, на благо молодых спортсменов.

— Кто давал рекомендации?
— Владимир Юрзинов-старший, детские тренеры. Это очень серьёзная вещь, вышедшая впервые после работ Советского Союза. Опять же, мы такая нация, которая немножко не любит и не умеет терпеть. Я думаю, что если эта программа, которая хорошо сделана, заработает, то будет здорово. Главное, чтобы проверяли и следили на местах. Лет шесть назад я читал шведскую программу, как они готовят своих детей. Сейчас мы наконец-то до этого добрались.

— С семьёй время проводите?
— Да. Тем более что в последнее время у меня было не так много возможностей это делать. С утра смотрю матчи КХЛ, у меня пару часов разница с Москвой. Учусь, анализирую. Очень интересно наблюдать за хоккеем не с лавки, а по телевизору. Есть возможность разобрать каждый эпизод.

— Где вы живёте на постоянной основе?
— Во Франкфурте.

— Была бы возможность – поработали?
— Возможность была. Но брать команду, которую ты с лета не готовил, потом уезжать на месяц и перед плей-офф приезжать, – это обман. Поэтому на те предложения, которые были, я отвечал: «Ни вам, ни мне нет смысла».

Брать команду, которую ты с лета не готовил, потом уезжать на месяц и перед плей-офф приезжать – это обман. Поэтому на те предложения, которые были, я отвечал: «Ни вам, ни мне нет смысла»

«Слуцкий намного больше разбирается в хоккее, чем я в футболе»

— В Южную Корею приезжал известный футбольный тренер Леонид Слуцкий. Вы же с ним поработали экспертом на телевидении?
— Мы с ним участвовали в телевизионном баттле «Футбол против хоккея». Получилось интересно. Познакомился с Леонидом. Он эрудирован, приятен в общении.

— А в Корее вы с ним разошлись?
— Так получилось, что мы разминулись. Мы тоже с ним на эту тему говорили. Вроде, были в одном здании, но пообщаться не удалось.

— Профессии хоккейного и футбольного тренера сильно различаются? Поделились опытом друг с другом?
— Он намного больше разбирается в хоккее, чем я в футболе. Пару лет назад я читал его книгу. Какие-то моменты работы сходятся, другие – разнятся.

— Хоккейным экспертом на плей-офф вас не звали?
— Я живу не в радиусе двух метров.

— Вы говорите, что не особо разбираетесь в футболе. Странно такое слышать от человека, живущего в Германии.
— У меня сын — большой фанат «Айнтрахта». Мы с ним часто смотрим футбол. Но когда я ещё играл, то знал все виды спорта: теннис, гольф, американский и обычный футбол. Мог назвать лучших спортсменов в этих видах. Когда же занялся тренерской работой, то сконцентрировался на хоккее.

Илья Воробьёв в гостях у «Чемпионата»
Илья Воробьёв в гостях у «Чемпионата»
Фото: Александр Сафонов, «Чемпионат»

«Вектор развития спорта мог кардинально измениться, если бы мы не выиграли»

— Олимпиада для вас – праздник или страшный сон? В плане того, что потрачена уйма нервов и сил.
— Праздник чувствовался потом, когда наступило огромное облегчение. Это золото нужно было для России, для хоккея в целом. Вектор развития спорта мог кардинально измениться, если бы мы не выиграли. В Корее все находились в одинаковых условиях. Единственное, конечно, у нас флага не было. Но никаких провокаций не последовало. Все знали, кто мы. К нам относились с уважением.

— Это давление можно с чем-то сравнить?
— Наверное, можно сравнить с ощущениями перед седьмой игрой в финале Кубка Гагарина. Хотя там немножко иначе. Ты тоже хочешь выиграть, но не являешься заведомым фаворитом. Здесь же кроме победы ничего не могло быть. Так что вещи всё-таки разные.

— Олег Знарок говорил, что Кубок мира для него многое дал и многому научил. Что вам дала эта Олимпиада и что бы ответили людям, которые сравнивают её с Евротуром?
— У нас как говорят: «Хорошо – плохо, а плохо – ещё хуже». Этим людям даже отвечать нет смысла. Олимпиада — это индикатор европейского хоккея, куда двигается игра. Ты всё это подмечаешь для себя, записываешь, анализируешь. Так же было и на Кубке мира. Правда, там немного другие площадки.

— На хоккейном турнире не были заполнены трибуны. Вам это бросалось в глаза?
— Не знаю, по каким соображениям. Видимо, билеты были недешёвыми, лететь далеко. Я целый день занимался разбором соперника, смотрел на него. Видел почти все игры. На некоторых дневных матчах вообще была пустота, меня это шокировало.

Вот как американцы нам продают победу на Олимпиаде в Лэйк-Плэсиде, так и немцы это преподносят. Чудо на льду. Пусть они не выиграли, а завоевали серебро.

«Для немцев выход в финал как победа американцев в Лейк-Плэсиде. Чудо на льду»

— Сборная Германии вас чем-то удивила?
— Удивила в хорошую сторону. Своей работоспособностью, обученностью, подготовленностью, физикой. Немцы очень хорошо бежали. Им в некотором смысле повезло, что вернулись ребята из НХЛ. В первую очередь Кристиан Эрхофф и Марсель Гоч. Это две опоры, которые серьёзно помогли.

— В чемпионате Германии реально есть люди, готовые выступать на таком высоком уровне?
— Оценивать сложно. Краткосрочный турнир, будь то Олимпиада или чемпионат мира – это не плей-офф с серией из семи игр. Попал ты на волну и можешь далеко пойти. Или наоборот. Вратарь где-то сыграл здорово, а где-то не выручил и всё, до свидания. Вы вспомните прошлый большой успех немцев, когда они на домашнем чемпионате мира добрались до полуфинала. Они начали турнир с того, что обыграли американцев в матче на открытом воздухе. При 70 тысячах зрителей! И этого эмоционального порыва им хватило на весь чемпионат. Если говорить про Олимпиаду, то у них была системность, хорошая физическая готовность и та самая волна.

— Что скажете о тренере немцев Марко Штурме? Андрей Назаров играл с ним в «Сан-Хосе» и вспоминает как достаточно среднего форварда.
— Штурм был игроком всё же выше среднего. Я играл против него. Мы тесно не общаемся, но нормально знакомы. Его история интересна тем, что его изначально приглашали как менеджера, а уже потом он принял на себя функции тренера. Опыта у него не было, но он здорово отработал. Молодец.

— После успеха немцев начали говорить, что чемпионат Германии чуть ли не равен по уровню КХЛ. Развенчайте этот миф.
— Я смотрел пару игр с Риком Черномазом – канадским тренером, который ещё меня в Германии тренировал, а последним местом его работы была сборная Венгрии. Так вот он говорит, что сейчас идёт градация: НХЛ, КХЛ, Швейцария, Швеция, Финляндия и только потом Германия. То бишь немцам достаются легионеры примерно пятого сорта. В 90-х немцы были чуть ли не первые в Европе. Канадцы, которые не могли пробиться в НХЛ, ехали в DEL. Впрочем, даже сейчас там есть хорошие игроки. Из чемпионата Германии приезжали Крис Ли и Феликс Шюц. Думаю, в связи с их выступлением на Олимпиаде в КХЛ приедет несколько немцев.

— Сборная Германии на Евротуре – хорошая идея?
— Сложный вопрос. Что мы хотим от этого Евротура? Сейчас у нас есть четыре топовые сборные. Это надо думать глобально, зачем это нужно.

— Как в Германии восприняли свой успех?
— Вот как американцы нам продают победу на Олимпиаде в Лейк-Плэсиде, так и немцы это преподносят. Чудо на льду. Пусть они не выиграли, а завоевали серебро. Я недавно смотрел футбол из Дортмунда, и там чествовали Кристина Эрхоффа. Страна гордится. Для хоккея этот успех в Германии очень важен, потому что между футболом и остальные видами спорта там огромная пропасть.

Илья Воробьёв на тренерской скамейке «Магнитки»
Илья Воробьёв на тренерской скамейке «Магнитки»
Фото: Юри Кузьмин, photo.khl.ru

«Гусев и Мозякин читают игру на другом уровне. Я так не мог»

— Перед Олимпиадой было много споров по поводу переизбытка силовиков в сборной России. Хотя могли бы вполне играть с позиции силы, всегда первым номером.
— Это вопрос построения команды: по советскому типу с четырьмя звеньями игровиков или по североамериканскому с двумя сдерживающими тройками. У нас команда была построена по второму типу, и результат говорит о том, что это было оправданно.

— Что всё же с немцами пошло не так? Сборная России была в минуте от провала.
— Давление. Вы даже не представляете какое! По ребятам это было отчётливо видно. После гола Гусева немного отлегло, но ощущения, что игра сделана, не было. Никита забил гол где-то нелогичный, но очень важный. Он настоящий мастер: оказался в нужное время и в нужном месте.

— Можно ли Гусева сравнить с Мозякиным?
— Сравнивать, быть может, не совсем правильно. Но действительно, есть игроки, которые читают игру немного на другом уровне. Гусев и Мозякин видят хоккей по-другому, чем большинство хоккеистов. Я, когда играл, так не мог.

— Видео из автобуса, где Олег Знарок дирижирует игроками, а все поют гимн России, помните? Какие впечатления от него и кто его снимал на камеру?
— Снимал доктор Егор Козлов. Да как-то само собой получилось, ребята сами начали кричалки исполнять и гимн петь. Приятный и душевный момент.

— Сколько раз за тот день пели гимн?
— На арене, в автобусе, а потом ещё в ресторане пели. Мы-то рано уехали оттуда, а ребята дальше остались праздновать, так что точно сказать не могу, сколько раз они пели.

— В «Русском доме» были?
— Да, конечно, побывали там. У нас на Олимпиаде стало традицией, что перед игрой мы там устраивали командные ужины.

— Про Гусева уже говорили. Капризов забил победный гол в овертайме. По сути молодёжь сделала результат. А ведь о нём много писали, хвалили, ждали результата.
— Он справился с давлением. Кирилл — работяга, он из Новокузнецка, думаю, не зазвездится. Внимания к нему было много, но справился ведь. Что касается молодёжи, то Селянне хорошо сказал: «Нет молодых и старых, есть хорошие и плохие».

В Москве встретили сборную России по хоккею. Как это было
Сборная России по хоккею вернулась на родину. Все главные моменты встречи, фото и видео – в онлайн-трансляции «Чемпионата».

«Спускаемся вниз, а Серёга Калинин шёл навстречу и плакал»

— В КХЛ много говорят об ошибках судей. На Олимпиаде у сборной России претензий не было?
— Это скоротечный турнир, где всё по-другому. Мы серьёзно готовились и к судейству, и к вбрасываниям. На подобных соревнованиях нет времени, да и незачем говорить о судействе.

— Как питались? Местную кухню пробовали?
— Когда в первую неделю жили в отеле, нашли русского повара, он нам готовил более-менее знакомую пищу. В Олимпийской деревне был большой шатёр, где был шведский стол, там все и питались (достаёт телефон и показывает фотографии. – Прим. «Чемпионата»).

— По-рабоче-крестьянски всё.
— Не то слово! А жили мы в обычных трёхкомнатных квартирах в девятиэтажках. Кухни заклеены, потому что жильё после Олимпиады будет выставлено на продажу. Жили втроём с Игорем Никитиным и Харийсом Витолиньшем. Получается, у каждого своя комната была, плюс зал с небольшим телевизором и столом.

— Олег Валерьевич отдельно жил?
— Нет, он жил с Алексеем Жамновым и Романом Ротенбергом.

— Помните, что было в голове, когда Сергей Калинин схлопотал удаление в концовке матча с Германией?
— Да, помню. Серёжа очень переживал, такой момент… Когда Капризов забил, мы побежали с Романом Борисовичем (Ротенбергом — Прим. «Чемпионата») вниз, а Серёга шёл навстречу и плакал. Он настолько переживал, что удалился и подвёл команду. Роман Борисович сказал: «Серёжа, всё нормально, успокойся, ты олимпийский чемпион, пошли!». Это один из душераздирающих моментов. Когда успех, то всегда много памятных эпизодов.

— Вы следили за игрой с трибуны. В чём заключались ваши функции?
— Мне привычнее, конечно, на лавке быть. Но у каждой команды был тренер на трибуне, там по-другому видишь хоккей. Рядом со мной сидели ребята, которые могли по наушнику передать вниз информацию, плюс между периодами я спускался и говорил, что, на мой взгляд, можно исправить.

Ковальчук собрался в НХЛ. Кто за ним?
Что будет дальше с олимпийскими чемпионами Пхёнчхана.

«Ковальчук готов вернуться в НХЛ»

— Илья Ковальчук был признан MVP турнира. Складывалось впечатление, что он готов лучше, чем когда-либо за годы выступления в КХЛ. То же самое касается и Павла Дацюка.
— Их вклад в победу неоценим. С ними потом разговаривали, они были настоящими лидерами команды. Это и к Сергею Мозякину относится. Более опытные ребята по-другому и давление ощущали, больше, чем молодые игроки. Они понимали, какой груз на плечах.

— Как считаете, Ковальчук готов вернуться в НХЛ?
— Без сомнения. Конечно, готов. Илья — настоящий профессионал, у него нет ни грамма жира, а сколько он на тренировках пашет!

— Дацюк вошёл в «Тройной золотой клуб». Поздравили его командой?
— Да, конечно. Кричалки-поздравлялки были про всех, не только про Пашу. Дацюк — это уникальный игрок и человек.

— Кто кричалки выдумывал?
— Зубарев, вроде бы.

Про меня говорят, что я был золотым мальчиком. Этот золотой мальчик работал по 16 часов в сутки. Работал переводчиком, психологом, тренером, видео смотрел и так далее.

— Вы как-то по-особенному общались с Мозякиным, с Кошечкиным — своими прежними подопечными?
— Конечно, когда с людьми два Кубка Гагарина выиграл, то с ними уже немного другие отношения. Это остаётся на всю жизнь. Сейчас, получается, с ними уже третий титул выиграл. Что касается Василия, то последняя игра была с малым количеством бросков, он нервничал. Я хорошо знаю, когда он уверен, спокоен, а когда не очень. С чехами он излучал уверенность, а в финале был мандраж.

— Почему же они с Мозякиным не общаются с журналистами, прячутся?
— Василий — вратарь, давайте начнём с этого.
— Да, но не все же вратари нелюдимые. Вот, например, Илья Сорокин. Голкипер, но разговаривает охотно.
— Что поделать, Кошечкин такой, какой есть. Когда мне нужно было с ним поговорить, то иногда его жене было проще дозвониться, чем ему, потому что он трубку не брал. Звоню Ирине: «Где там твой?» — «Спит», — отвечает. Все люди разные. Возможно, они ещё старой закалки и не приучены к такой медийности. А что касается Мозякина, то сейчас он даже разговорился. Одно интервью в год даёт.

— Да, на Матче звёзд. Он сказал, что его попросил Алексей Морозов.
— До этого в Уфе на Матче звёзд его тоже просили, он тоже согласился. Если у Сергея есть доверие к корреспонденту или нормальные отношения, то он нормально общается.

— Вы видели это стремление Кошечкина вернуться в сборную? Имеются в виду последние годы.
— Я знал об этом стремлении, это не просто так. Сначала же он был в олимпийской сборной, через неё пробился. Но нынче такой шанс появился, он был очень у многих. Это стремление попасть на Олимпиаду, где был хороший шанс выиграть. Поэтому нынешний год получился особенным.

— Однажды, года три назад, его вызывали на Кубок Карьяла — сборная крупно проиграла финнам, после чего его перестали вызывать. Как он себя чувствовал в «Магнитке»?
— Он что-то потянул или дёрнул в том матче — пах или спину, но решил доиграть. Была непростая ситуация. Некоторое время он не играл, но из-за травмы.

Илья Воробьёв в гостях у «Чемпионата»
Илья Воробьёв в гостях у «Чемпионата»
Фото: Александр Сафонов, «Чемпионат»

«Контракты с ФХР? У нас их нет и не было»

— За победу на Олимпиаде игроки получили BMW, а тренеры — нет. Вам не обидно, что остались без автомобиля?
— Скажу так: BMW бы, конечно, не помешал, но что есть, то есть (улыбается). Я, если честно, не большой любитель машин. Во Франкфурте мы живём в центре, я люблю ходить пешком, да и велосипед есть. Если у меня есть выбор, на машине или без, я предпочту без машины.

— Олимпийское похмелье, про которое сейчас много говорят, — оно существует?
— У меня? Я простой российский безработный, у меня всё спокойно (смеётся). У ребят — не знаю.

— А что с вашим контрактом с федерацией?
— У нас контрактов нет. Их особо и не было, было трудовое соглашение.

— То есть вы работали на добровольных началах? Никаких бумаг не было?
— Бумаги какие-то есть, чтобы нам могли платить суточные. Но контракта, как такового, не было. Было трудовое соглашение с премиальными.

— А о продолжении работы что-то говорят?
— С 1 апреля начинаются сборы, мы с Олегом Браташом на них «садимся». Думаю, что будет определённая объединённая сборная, а ближе к чемпионату мира дороги разойдутся.

— На чемпионате мира будет труднее или легче, чем на Олимпиаде? Всё-таки туда приедут некоторые игроки из НХЛ…
— Думаю, что будет одинаково. Игроки приедут не только у нас, а и у других команд. Чемпионат мира — это тоже приличное давление. Либо всё, либо ничего.

Праздник чувствовался потом, когда наступило огромное облегчение. Это золото нужно было для России, для хоккея в целом. Вектор развития спорта мог кардинально измениться, если бы мы не выиграли.

«Сразу идти на новую работу смысла не было»

— Вы говорили, что смотрите матчи плей-офф. Следите за всеми сериями?
— Наверное, нет такой серии, которую я бы не посмотрел. Интересно наблюдать без тренерской психологической нагрузки: просто смотришь спокойно, анализируешь. Кто что делает, как тренеры работают, какая мысль у кого.

— А если пройтись по сериям?
— К примеру, «Авангард» с «Салаватом» — своеобразные команды. Сначала серия была «на ура», потом перешла в сугубо кубковую. Поначалу была одна атака, а затем поскромнее.

— Сейчас вы созрели для нового вызова?
— Да. Тогда я говорил, что мне нужно подумать. Сейчас я готов рассматривать серьёзно. Всё, что ни делается, — к лучшему. Наверное, нужна была пауза после шести лет постоянной гонки. Надо было переосмыслить многие вещи. Силы были, но идти в другой клуб сразу смысла не было.

— Когда вас увольняли из «Магнитки», что говорили президент клуба Виктор Рашников и первый вице-президент Геннадий Величкин?
— Сказали, что ты уволен.

— А кто принимал это решение?
— Решения принимает Рашников, а на прямой линии у него Величкин.

И. Воробьёв: в «Магнитке» много проблем, не хочу копаться в грязном белье
Тренер не собирается брать паузу в работе после увольнения из «Металлурга» и хочет возглавить новый клуб.

«Про меня говорят, что я золотой мальчик. А я работал по 16 часов в сутки»

— Каким вы видите свой будущий клуб, куда хотели бы попасть?
— Хотел бы оказаться в хорошем, топовом клубе, который за что-то борется или у которого есть планы на несколько лет, чтобы была какая-то идея.

— Сейчас есть такие предложения?
— Есть.

— В футболе есть такое понятие — «багаж Аленичева». Многие говорили, что за вами тянется багаж Кинэна. Вы считаете, что это не так? Или же Майк вас чему-то научил?
— Очень многому меня научил мой отец, многому я научился от Пола Мориса. И от Майка я тоже многое почерпнул. Благодарен всем моим учителям в хоккее. Никто не говорит, что я работал в «Металлурге» до Кинэна. Никто не говорит, что меня, а не его, спрашивали, подписывать ли Зарипова с Кошечкиным. Он не знал, как их зовут и кто это! Когда Кинэн пришёл на первое собрание, он спросил: «Я могу сказать команде, что мы должны выиграть? У нас нормальная команда, мы можем выиграть в этом году? Или они сейчас услышат меня и подумают, что я дурак, нам бы в плей-офф попасть?». Я ему сказал: «Нет, Майк, можешь говорить!».

— Помните те фотографии, где вы с Кинэном находитесь в раздевалке после первой победы в Кубке Гагарина?
— Конечно! Такое не забывается! Это был классный год. Про меня говорят, что я был золотым мальчиком. Этот золотой мальчик работал по 16 часов в сутки. Работал переводчиком, психологом, тренером, видео смотрел и так далее.

— Можете сказать, что вы Майку многое дали? В плане перевода, например. Всё-таки он канадец, попал в рабочий город…
— А канадцы что – другие, что ли? Конечно, и с Кинэном, и Морисом я работал все 24 часа. И не только по тренерской части, но и в быту.

Илья Воробьёв в гостях у «Чемпионата»
Илья Воробьёв в гостях у «Чемпионата»
Фото: Александр Сафонов, «Чемпионат»

«Зарипов – штучный товар, его приход для нас был огромной удачей»

— Когда подписывали Кошечкина и Зарипова, были сомнения? Или же вы им сразу дали характеристику?
— Василий был лучшим вратарём, мы хотели его взять. По Зарипову была интересная ситуация. Когда мы сидели у Рашникова, он меня спросил: «Что ты думаешь?». Я сказал: «Знаете, есть люди, которые выигрывают и умеют это делать. Данис два раза выиграл Кубок Гагарина, он может научить этому наших ребят. Это штучный товар». И его приход был для нас огромной удачей. С Зарипова началось очень многое.

— Способен ли нынешний «Металлург» выйти в финал Кубка Гагарина?
— Смотрели серию с «Автомобилистом»? Вот все пишут, что это было интересное противостояние. Да, «Металлург» — взрослая команда. Кроме Швырёва 1998 года рождения, в этом составе были три-четыре человека, которые играли в прошлом финале, а остальные выигрывали Кубок Гагарина один или два раза. И оба раза они делали это в седьмой игре. Люди знают, что они делают. Это элитные атлеты, совершенно другой уровень.

«Связка Мозякиных – это будет классно»

— Мозякин недавно забросил 500-ю шайбу в чемпионатах России. Вы долгое время работали вместе с ним, как можете прокомментировать его достижение?
— Я рад за него, это очередной его рекорд. Поздравил его, написал сообщение. Это хороший человек, отличный спортсмен и хоккеист. Я играл вместе с Серёжей в одной команде, поэтому мы очень давно знакомы. Мы с ним общаемся только в самых хороших тонах. Столько забить – это фантастический результат. Молодец!

— Мозякин в раздевалке – тихий и спокойный? Или, как капитан, он может прикрикнуть и придать эмоций партнёрам?
— Мозякин не застенчивый, он спокойный. Тот же Зарипов на правах помощника капитана мог крикнуть намного громче, чем Серёжа.

— Сильно ли Мозякин зависит от Коваржа? Или он может играть в разных сочетаниях?
— Одно время Серёжа играл с Эллисоном, но сейчас его опять поставили обратно. Это сложный вопрос. Может быть, эта связка навеки, а может, пришло время разделиться. Тогда была найдена эта тройка, которая могла всех обыграть.

— Говорили, что «Металлург» обыгрывает всех одним звеном.
— И да, и нет. В команде есть ребята, которые забивают, а есть те, которые выполняют грязную работу и носят рояль. Но это была фантастическая тройка.

— Символично ли будет, если Мозякин сыграет с сыном в чемпионате КХЛ? Ведь тот уже заигран в МХЛ.
— Конечно, это будет здорово, я знаю, что Сергей об этом мечтает. Его сын – талантливый парень. Платонов уже выходил с сыном, тот уже второй год играет за «Стальных лис». Связка Мозякиных – это будет классно.

Илья Воробьёв в гостях у «Чемпионата»
Илья Воробьёв в гостях у «Чемпионата»
Фото: Александр Сафонов, «Чемпионат»
Комментарии (0)
Рассылка лучших статей за неделю

Подпишитесь на рассылку и получайте самые интересные материалы портала одним письмом

Введите корректный e-mail
Загрузка
Произошла ошибка. Пожалуйста, попробуйте еще раз.
Спасибо!

Для завершения подписки остался один шаг. Проверьте свою почту.

Партнерский контент