Все новости
Крис Верстиг
Максим Замятин
Фото: Александр Лукин, photo.khl.ru
«Прочитаю в Омске рэп, если выиграем Кубок Гагарина». Верстиг — о жизни в России
Он не расстроился, даже когда его фамилию неправильно написали на Кубке Стэнли.
Хоккей / КХЛ

Крис Верстиг — один из самых титулованных хоккеистов в КХЛ. Форвард омского «Авангарда» дважды выигрывал Кубок Стэнли в составе «Чикаго», а с чемпионата-2018/19 присоединился к омской команде, которой, волей обстоятельств, приходится играть далеко от своих болельщиков.

«Клинкхаммер советовал Россию»

— Крис, как вы приняли решение перейти в «Авангард»? Были ли другие варианты?
— Я слышал много хорошего про Континентальную лигу от моих знакомых, которые играли здесь раньше. Я пытался трудоустроиться в Европе, но позвонил агент, объяснил ситуацию, и я согласился. Словом, ничего особенного. Я мало знал про КХЛ, но мой хороший друг Роб Клинкхаммер раньше играл за казанский «Ак Барс», он мне рассказал. Мы с Клинкхаммером родом из одного города, дружим очень давно. Я посмотрел хайлайты, чтобы получить представление, а потом открыл карту, чтобы понять, куда мне предстоит отправиться.

— И что рассказал Клинкхаммер?
— Что лига очень приличная, играть непросто и адаптироваться будет тоже трудно, но очень интересно. Здесь хороший уровень.

— Наверное, вы рассматривали этот переход как приключение.
— Отчасти. Любой переезд — это приключение, а уж тем более смена континента. Для меня это новый этап жизни и моей карьеры. Я этому очень рад. Я играю в хорошей команде, которая идёт среди лидеров.

— И играете более серьёзную роль в команде…
— Да, это тоже имеет значение. Каждый игрок хочет играть в первых звеньях, получать много игрового времени, набирать очки. Надеюсь, что в «Авангарде» всё получится. Я пока не в оптимальной форме, сыграл лишь несколько матчей, и нужно ещё недели 3-4, чтобы как следует почувствовать свои ноги и полностью понять все игровые нюансы.

— Что говорили ваши друзья, когда узнали, что вы будете играть не просто в России, а в Сибири?
— Многие удивились, конечно. Пожелали мне удачи. Говорили, что будет трудно. Кроме того, я разговаривал с Бобом Хартли, он всё мне объяснил, поэтому никаких особенных опасений у меня не было.

— Не волновались, решаясь на переезд в КХЛ?
— Нет. Это было лучше для моей карьеры. Кроме того, КХЛ — вторая по силе лига в мире, это хорошая возможность проявить себя. К тому же работа вместе с Хартли — это был серьёзный плюс и фактор в пользу этого варианта.

— Вы же пытались подписать контракт в швейцарском «Берне», но не прошли медкомиссию. Как так получилось?
— Это было два года назад. Возникли проблемы со страховкой, и в итоге я отказался играть без неё.

— Тяжело адаптироваться к российскому стилю игры, к большим площадкам? Многие говорят, что это ерунда, а другие возражают и утверждают про абсолютно другой хоккей.
— Разница действительно большая. Она чувствуется даже между европейской площадкой и финской. На финской коробке игра быстрее, она ближе к темпу НХЛ, больше физического контакта, ближе ворота. Для болельщиков это более интересно.

«В Омске не был ни одного дня»

— Какими словами вы можете охарактеризовать ситуацию со стадионом в Омске, где обнаружены серьёзные дефекты конструкции?
— Это непростой момент, особенно для омских болельщиков. Конечно, ситуация не рядовая, но ничего не поделаешь. Будем стараться выигрывать матчи для наших болельщиков, чтобы они не падали духом и продолжали следить за командой.

— Вы сами в Омске бывали?
— Нет, ни одного дня. Я прилетел из Торонто в Москву, затем поехал в расположение команды в Балашиху.

— Для вас, наверное, это была не такая плохая новость, что команда будет играть поближе к Москве…
— Нет, для меня ничего не поменялось. Нужно играть за команду, работать вне зависимости от того, где она выступает. Возможно, кто-то обрадовался, но у меня нет никаких мыслей на этот счёт. Москва — хороший, красивый город, там дружелюбные люди, но всё-таки «Авангард» — это омский клуб.

— Возгласов из разряда «Это Россия, Крис» не слышали?
— Нет, никто ничего такого не говорил. Может, ещё скажут (смеётся).

— В Северной Америке возможна ситуация, когда команду за месяц до старта чемпионата перевозят в другой регион из-за того, что арену признали непригодной для хоккея?
— Без понятия. Не знаю, может ли такое случиться. В любом случае в Балашихе сделали всё возможное, чтобы «Авангарду» было комфортно. Отремонтировали раздевалки, обновили арену. Всё это было сделано в самые короткие сроки, это невероятно. Сотрудники «Авангарда» здорово потрудились.

Деарне психанул и серьёзно подвёл «Авангард». У Омска первое поражение
Дмитрий Квартальнов отправил бы канадца в глухой запас.

«Дуэт Панарина и Кейна был очень динамичным»

— В «Чикаго» вы выиграли два Кубка Стэнли, играли вместе с Патриком Кейном и Джонатаном Тэйвзом. Они очень успешны, но при этом ещё достаточно молоды. В чём секрет этих парней?
— Они настоящие победители, хотят побеждать каждый матч. Считаю, что Кейн до сих пор остаётся лучшим игроком НХЛ при игре в важных ситуациях, когда решается исход встречи. Когда играешь рядом с такими парнями, то сам становишься лучше.

— Можно ли сравнивать Кейна и Коннора Макдэвида?
— Макдэвид играет в центре, а не на фланге. Важность Коннора для команды точно такая же, как и у Патрика, он тоже набирает много очков. Но разница в амплуа не даёт возможности прямого сравнения.

Артемий Панарин стал звездой в связке с Кейном — вы к тому времени уже покинули «Чикаго». Артемию повезло, что он дебютировал в НХЛ в таком дуэте?
— Панарин — очень талантливый и умный хоккеист, он создаёт множество моментов. Кейн великолепно понимал его, находил его передачами в тех местах, где соперник не имел шанса помешать, накрыть. Это был динамичный дуэт, очень динамичный.

— Вы не удивлены тому, что Панарин хочет уйти из «Коламбуса», где он один из лидеров?
— Не могу тут ничего сказать. Мало знаю об этом. Ясно лишь то, что если Артемий станет свободным агентом, он сможет делать то, что захочет.

— Как сказал сам Артемий, у игрока не так много раз в карьере появляется шанс самому выбрать, где он будет выступать.
— Да, это правда. У меня в карьере тоже были такие моменты, а Панарин — суперзвезда, он хочет выбирать сам.

Омску больно видеть «Авангард» в Балашихе. Но хорошо, что все живы
А команда обязательно вернётся домой.

«Выиграем Кубок Гагарина — прочитаю в Омске рэп»

— Вы известны своим хорошим чувством юмора. В 2015 году на параде, посвящённом победе «Чикаго» в Кубке Стэнли, вы прочитали рэп.
— Я читал его дважды, в 2010 году тоже. Было очень весело оба раза. Если выиграем Кубок Гагарина, я не против прочитать рэп для болельщиков в Омске.

— Рэп — ваша любимая музыка?
— Рэп нравится, да. Ещё люблю электронную музыку, танцевальные ритмы. Тиесто, например, очень люблю. Warren G — один из моих любимых. Раньше очень любил Тупака, Westside Connection.

— А как же противостояние рэперов Западного и Восточного побережья? Вы за кого?
— Если честно, я об этом даже не слышал. Тут вы знаете больше меня.

— Хоккей обычно ассоциируется с хард-роком, а рэп — это музыка для баскетбола.
— Да, так принято. Лично я могу слушать любую музыку, от рока не отказываюсь.

Vertseeg вместо Versteeg

— Как вы можете оценить интерес к КХЛ в Канаде? Можно ли посмотреть матчи?
— Матчи — вряд ли, а вот хайлайты вполне. Многим интересны такие игроки, как Павел Дацюк, какие-то запоминающиеся голы. Их вполне можно увидеть по канадскому телевидению, но матчи целиком — нет.

— У вас был потрясающий случай, когда на Кубке Стэнли неправильно выгравировали вашу фамилию — написали Vertseeg. Вы это видели?
— Да, это было потрясающе, очень забавно. Я вряд ли стану суперзвездой хоккея, но теперь этот случай вошёл в историю. Это был один из типичных эпизодов моей жизни — нечто сумасшедшее и безумное. Мой брат предсказал это, заявив: «Они обязательно ошибутся в нашей фамилии». Так и случилось.

— Ошибку исправили?
— Да, но посмотреть на неё я успел, сфотографировался с этим.

— А как вы провели свой день с Кубком Стэнли после победы в 2015 году?
— С семьёй и друзьями мы поехали на ферму к приятелю. Там был отличный пикник, мы веселились, всё было отлично. Прекрасный день.

— Что-нибудь ели из Кубка?
— Пили много пива, шампанского.

— И всё? А как же икра, пельмени?
— Нет-нет, это всё к Овечкину (смеётся). У нас икры никогда не было. Пиццу ели, но не из Кубка, а рядом. Сам сосуд использовался в основном для пива.

— Кстати, лига сейчас хочет запретить пить из Кубка Стэнли вниз головой. Говорят, что это опасно для человека.
— Ха, они, наверное, боятся за Кубок.

«Тэйвз — самый странный одноклубник»

— Вы уже чувствуете себя комфортно в России?
— Для этого нужно чуть больше времени. Я был готов к тому, что будет непросто. Нужно учиться, как сходить в магазин, как сделать заказ в ресторане. У меня есть приложение в смартфоне, на котором я могу переводить какие-то необходимые фразы, оно сильно мне помогает.

— Ваша супруга приедет к вам?
— Да, будет жить в Москве. Приедет примерно через месяц, останется на весь сезон. Она была очень рада получить возможность побывать в России. Никаких страхов не было, она знает, что здесь дружелюбные люди.

— Какой была первая мысль, когда вы вышли из аэропорта в Москве?
— Ничего особенного. Я думал о том, как найти командного водителя, который отвезёт меня в Балашиху.

— Русский язык учить планируете?
— Да, но получается очень медленно. Могу сказать несколько простых фраз: здравствуйте, спасибо, пожалуйста. Буду продолжать и надеюсь, что со временем буду знать язык лучше.

— Наверное, теперь вы лучше понимаете тех российских хоккеистов, кто приезжает играть в НХЛ и с трудом адаптируется к североамериканскому стилю жизни?
— Да, это в точку. Теперь я понимаю, что они чувствуют. Но я даже представить не могу, как трудно тем, кто переезжает на другой континент в возрасте тинейджера. Тот же Овечкин приехал в Америку совсем юным.

— Вы много где поиграли. Кто был самым странным одноклубником?
Джонатан Тэйвз, без сомнения. Очень странный парень (улыбается).

— А вратари?
— Странных вратарей хватает. В «Чикаго» я поиграл с Николаем Хабибулиным — очень хороший голкипер и приятный парень.

— Но в «Блэкхоукс» у него не очень получилось — его даже на уэйвер выставляли…
— Это было несколькими годами раньше. А потом мы дошли до финала Западной конференции, Хабибулин был нашим основным вратарём. Не смогли пройти «Детройт», но Николай играл потрясающе. Хаби очень атлетичный, габаритный вратарь, ему нелегко забить.

— Традиция чикагского стадиона играть перед матчем национальный гимн вживую на фортепьяно ещё жива?
— Да, и это потрясающе. Это хотя бы раз нужно увидеть каждому спортивному болельщику.

— Что скажете друзьям, когда после сезона приедете домой?
— Скажу, что в России очень добрые и приятные люди, хороший хоккей. Что это отличный опыт для меня и возможность поиграть в классной команде.

Комментарии (0)
Рассылка лучших статей за неделю

Подпишитесь на рассылку и получайте самые интересные материалы портала одним письмом

Введите корректный e-mail
Загрузка
Произошла ошибка. Пожалуйста, попробуйте еще раз.
Спасибо!

Для завершения подписки остался один шаг. Проверьте свою почту.

Партнерский контент