Все новости
Алжан Жармухамедов и Александр Ряполов
Марат Арасланов
Фото: РИА Новости
«Машков должен был промахнуться, но попал. Сцену оставили»
Случайно попав на тренировку, он получил одну из главных ролей в фильме «Движение вверх». Интервью с Александром Ряполовым.
Баскетбол

Александр Ряполов, сыгравший Алжана Жармухамедова в картине «Движение вверх», жил баскетболом, как и многие тысячи поклонников этой игры в нашей стране. Без больших контрактов и славы. Просто за кайф, получаемый от процесса. Закончив три института, он переехал в Москву и работал фитнес-инструктором. И в кино попал абсолютно случайно.

— В декабре 2015 года мне позвонил Саша Белов (сын легендарного Сергея Белова, олимпийского чемпиона 1972 года. — Прим. «Чемпионата»). Он тогда уже был утверждён в качестве человека, отвечающего за баскетбол в фильме, а ребята готовились и тренировались два раза в неделю. Мы договорились просто поиграть, и я тогда не думал о какой-то роли.

В тот день на тренировке не должно было быть режиссёра, и я даже расстроился, когда сказали, что он всё-таки присутствует. Это означало, как я тогда подумал, что мне не удастся поиграть… Нас познакомили, но это было чисто символическое знакомство.

Я просто тихо сидел на скамейке, наблюдая за процессом, но потом в какой-то момент пошел побросать штрафные. Антон Мегердичев обошёл меня сначала с одной стороны, потом с другой, после чего предложил приехать на пробы.

— Когда вы поняли, что точно сыграете в фильме?
— Вплоть до мая 2016 года у меня не было стопроцентной уверенности. Хотя мы уже встречались с самим Алжаном Мусурбековичем, и мне пришлось сбросить около 12 килограммов веса, чтобы быть похожим на него. И вот в мае мне позвонили из студии и сказали, что готов контракт, мне надо его только подписать.

— Кто занимался баскетбольной подготовкой актёров?
— Александр Сергеевич Белов лично и занимался. Большое внимание было уделено Ивану Колесникову, сыгравшему Александра Белова. Он был абсолютно неспортивный человек. Вот спорт в одной стороне, а Колесников — в другой. С ним занимались индивидуально, Саша работал с ним над баскетбольными навыками, водил в тренажёрный зал.

— Вы начали тренировки и подготовку к съёмкам, не имея контракта. На что вы жили?
— Основная моя работа — тренер по функциональной подготовке и спортивной реабилитации. График достаточно свободный, но от каких-то клиентов, конечно, пришлось отказаться. За тренировки студия нас финансово поощряла. Это были небольшие деньги, но они были.

— Какова была ваша мотивация?
— Очень сильно хотелось участвовать. Понимал, что можно было войти в историю. И вообще, от таких предложений не отказываются.

— Вы не заканчивали театральный, не имели вообще никакой съёмочной практики. Откуда черпали знания?
— У меня перед съёмками был педагог по актёрскому мастерству и работе с камерой. Мы занимались каждый день по 3-4 часа. В общей сложности это заняло около месяца.

— Как проходила теоретическая подготовка? Откуда брали информацию о том матче?
— Я лично пересмотрел финальный матч мюнхенской Олимпиады раз 20, а может, и больше. Есть ещё американский документальный фильм, он в цвете, и можно было внимательно проследить за движениями Жармухамедова. Пытался копировать его пластику.

— В чём заключалась трансформация Александра Ряполова в Алжана Жармухамедова?
— Мне покрасили волосы в чёрный цвет. После фильма, кстати, я неудачно пытался привести цвет к своему естественному, но стал рыжим. Так что блондином обратно стал лишь через пару-тройку месяцев. На съёмки мне ещё надевали специальные линзы, чтобы цвет глаз был таким же, как у моего персонажа.

— То есть, полной идентичности добиваться не стали?
— Я понимаю, о чём вы говорите. У Алжана Мусурбековича нет одного пальца на руке, и на этом сразу заострил внимание Иван Едешко, как только увидел меня. Но режиссёр убедил его, что этот факт не повлияет на картину.

— Вам пришлось сниматься рядом с Владимиром Машковым. Чем он вас удивил?
— Познакомился с Владимиром Львовичем на читке. Это процесс чтения сценария по ролям, во время которого режиссёр задаёт сцену, а актёры читают слова своих героев. Когда читает Машков, ты сразу ему веришь. Во время работы с ним не было никаких проблем. Напротив, он всегда помогал и перед общими сценами я подходил к нему, чтобы посоветоваться, как лучше сыграть эпизод. А уж какие байки травили в перерывах между съёмками! Работать с такими профессионалами было очень легко. Они были примером для всех.

— В одной из первых сцен герой Машкова берёт мяч и швыряет его в кольцо. Мяч попадает в цель с 15-20 метров. Это снималось разными планами или просто пришлось выполнить множество дублей?
— Вы не поверите, но, по сценарию, Владимир Львович должен был просто бросить и промахнуться. Но в первом же дубле он бросает и попадает… Режиссер, конечно, сразу оставил эту сцену.

— Кто отвечал за баскетбольный язык в картине?
— Реплики игроков иногда менялись прямо во время съёмки. Можно было подойти к режиссеру и сказать, что вот эту фразу так не говорят. Тогда мы снимали уже так, как правильно с точки зрения самой игры.

— У актёров были дублёры, которые снимались в баскетбольных сценах?
— У всех актёров они были. За исключением Кузьмы Сапрыкина, сыгравшего Ивана Едешко, и меня. Это были баскетболисты, которых гримировали, наклеивали усы, надевали парики и точно такую же форму. Их также подбирали по комплекции. К примеру, Джеймса Тратаса, сыгравшего Модестаса Паулаускаса, дублировал чемпион Европы 2007 года Николай Падиус.

— Как долго шли съёмки?
— Пять месяцев общий срок и четыре — непосредственно съёмок. Месяц мы ждали виз в США. Там были выборы, и через день после того, как выбрали Трампа, нам дали визы. Мы полетели в Лос-Анджелес.

— Образ индейца, в котором предстаёт ваш герой, понравился?
— Мы его таким и хотели сделать. Если вы заметили, там ни слова нет ни про Казахстан, ни про Узбекистан. Единственная фраза была: «Давайте вы никому не говорите, а я сам спокойно у себя в Ташкенте доиграю».

Был забавный эпизод с курткой, в которой я хожу во время выезда в США. Она была мне мала, поэтому пришлось накинуть её на плечи. Сначала хотели обрезать рукава, но, когда узнали, что она стоит три тысячи долларов, решили не портить реквизит, который брали в аренду, и просто накинуть.

— Сколько часов вы провели в общении с Алжаном Жармухамедовым до начала работы в картине?
— Надо знать Алжана Мусурбековича: он очень скромный и даже закрытый. Мы общались около двух часов на студии, куда его пригласили. Я старался улавливать все детали, сразу записывал их себе. И после мы виделись уже на мероприятиях, показах. Самая главная оценка для меня была именно от него. Он сказал: «Мне очень понравилось. Все хорошо».

— Как относитесь к историческим неточностям, присутствующим в фильме?
— По большому счёту, неточностей немного. Да, некоторые линии были чуть сдвинуты по времени, чтобы они ложились в картину. Но это кино, здесь не может быть иначе. Ведь все истории реальные, просто передвинуты по временной шкале ради художественных целей.

Комментарии (0)
Главные статьи про ЧМ-2018 - в вашей почте

Подпишитесь на рассылку и получайте самые интересные материалы портала одним письмом

Введите корректный e-mail
Загрузка
Произошла ошибка. Пожалуйста, попробуйте еще раз.
Спасибо!

Для завершения подписки остался один шаг. Проверьте свою почту.

Партнерский контент