Первый большой талант тренера Этери Тутберидзе
Александр Говоров
Первая известная ученица Этери Тутберидзе. Почему Полина Шелепень так и не стала звездой?
Она учила четверной прыжок ещё в конце нулевых. А потом ушла от тренера, не сказав ей ни слова на прощание.
Фигурное катание 0

Полина Шелепень – первая фигуристка из группы Этери Тутберидзе, которая достигла высоких результатов. Она дважды останавливалась в шаге от победы в финале юниорского Гран-при, а в 12 лет уже пробовала делать четверной прыжок. Тогда, в конце 2000-х, это казалось абсолютной фантастикой! Не зря же Полину называли одной из самых талантливых фигуристок поколения.

Она могла стать большой звездой, настоящей чемпионкой. Но что же пошло не так?

Звёздное трио учениц Тутберидзе распалось. Поступок Трусовой – предательство?
Чемпионка мира среди юниоров сдавала на глазах. Поэтому решилась на кардинальные перемены.

Природный талант к прыжкам

Тутберидзе была первым тренером юной Шелепень. Но Полина, в свою очередь, не была первой ученицей российского тренера. Всё-таки Этери Георгиевна в середине 90-х тренировала ещё и в США, а потом некоторое время искала себя в России, до совместной работы с Шелепень. Но совершенно справедливо сказать, что Полина была первым большим талантом и первой известной ученицей мало кому известного тогда тренера. По сути, именно после её первых успехов о тренере Тутберидзе узнала широкая общественность.

Шелепень обладала незаурядной способностью к прыжкам. Сама она связывает это с тем, что в детстве активно занималась спортивной гимнастикой и в фигурное катание пришла с нужной растяжкой и толчком. А про любовь Тутберидзе к фигуристкам, умеющим хорошо прыгать, давно известно. Так что совершенно неудивительно, что они сработались.

«Тутберидзе – не монстр»

После успехов на российском уровне Полину ждал первый международный сезон. В 2009 году она с ходу выиграла свой первый же этап юниорской серии Гран-при, а за ним и второй. В финале Гран-при она совсем немного проиграла японке Канако Мураками. Следующие два сезона также получились неплохими, были победы, очередное участие в финале Гран-при и снова второе место, успехи на юниорском уровне в первенстве России.

Всё говорило о том, что у нас растёт звезда фигурного катания. Вспоминая те времена и работу с тренером в интервью сайту «Матч ТВ», Полина объясняет распространённое мнение о том, что Тутберидзе выставляет слишком жёсткие требования к своим подопечным.

«Почему-то, когда люди говорят, что Этери Георгиевна строгий тренер, они представляют её каким-то монстром. Я до сих пор слышу это от тех родителей своих учеников, кто знает, что я тренировалась у Тутберидзе. Они смотрят на меня так, как будто я побывала в аду и вернулась живая. Но любой тренер на высоком уровне не будет всё время гладить спортсмена по головке и просить не расстраиваться. В России таких тренеров точно нет».

Уход от тренера, изменивший всё

Последний сезон на юниорском уровне тяжело дался Полине. Не в плане результатов, а в плане психологии. Работать с Тутберидзе становилось всё труднее. В первую очередь сыграл свою роль переходный возраст фигуристки, когда человеку всё чаще кажется, что к нему слишком сильно придираются и относятся без должного уважения.

Полина не раз просто убегала с тренировок, причём порой делала это накануне важных стартов. Однажды на базе в Новогорске эмоции окончательно взяли верх, и она приняла решение.

«Главной проблемой было то, что я очень любила своего тренера и не могла представить, как я подойду к ней и скажу «до свидания». Это было бы мучительно тяжело. Решила, что тут подойдёт метод пластыря – просто сорвать и всё».

Она ушла, так и не попрощавшись. Не сказав ни слова. Взяла вещи, позвонила маме и уехала из Новогорска. А в первый взрослый сезон уже вошла с новым тренером – Светланой Соколовской.

Сбой программы. Почему в фигурном катании у Тутберидзе побеждают только дети
13-летняя победительница чемпионата мира Камила Валиева проговорилась.

Врачебная ошибка и гражданство Израиля

Несмотря на то что с Соколовской Полина поработала не так много времени, она всегда будет ей благодарна за то, что та спасла её в трудную минуту. И уж точно фигуристка не винит тренера в травме, которую получила в свой первый взрослый сезон. Шелепень делала обычную дорожку после прыжка и упала. Такое случается сплошь и рядом.

Сначала врачи говорили про растяжение, потом про надрыв. Но разрешали кататься. В любом случае травма беспокоила Полину и не позволила ей сохранить место в сборной России. Поэтому она приняла решение выступать за Израиль, благо что паспорт у неё уже был.

В Израиле на медицинском обследовании выяснилось, что в России фигуристку лечили категорически неправильно. И поставили неприятный диагноз – разрыв связки. Местные врачи сказали, что при правильном диагнозе на начальном этапе всё ограничилось бы пропуском пары недель. Сейчас – операция и тяжелейшее восстановление. Почти четыре месяца Полина не могла ходить. Завершение карьеры в 19 лет выглядело страшным, но неминуемым решением.

«Мы похожи с Тутберидзе»

Сейчас Шелепень работает тренером в одной из московских школ и делает первые успехи. В прошлом году один из её учеников сделал четверной прыжок. Полина обожает работать с детьми и признаётся, что, несмотря на все сложности во взаимоотношениях со своим первым тренером, именно её она воспринимает как пример для подражания.

«Мы похожи даже внешне. Я от природы кудрявая, как и Этери Георгиевна, и нас сравнивали, даже когда я была ребёнком. Но главное, что мне передалось от неё, – любовь к своему делу. Думаю, это одна из причин, почему у меня хорошо получается тренировать. Я очень люблю детей, очень люблю лёд, и моя работа в этом смысле – работа мечты.

Сколько я помню Этери Георгиевну – неважно, насколько уставшей, с какими проблемами и в каком самочувствии она приходила на каток, на льду она всегда была в порядке. Это меня заряжало. Я хочу, чтобы мои спортсмены в работе видели меня такой же – полной сил и желания тренировать».

Комментарии (0)
Партнерский контент