Показать ещё Все новости
«Меня недостаточно используют здесь». Тренер Крылова — о разнице работы в России и США
Комментарии

Серебряный призёр Олимпийских игр — 1998 в танцах на льду российская фигуристка, тренер и хореограф Анжелика Крылова рассказала о разнице в организации тренировочного процесса в России и США.

«Что касается организации тренировочного процесса, в США совершенно другая система, как я поняла, живя три года в Москве. Там ситуация такая: ты платишь за лёд, кто-то месячно, кто-то по часам. Группы, как у Игоря (Шпильбанда), как в Канаде сейчас (речь идёт о группе Патриса Лозона и Мари-Франс Дюбре. — Прим. «Чемпионата»), у них, скорее всего, такая система, что у них есть девять часов льда, допустим, на танцевальную школу. Девять часов льда — это много по сравнению с нашими тремя или двумя с половиной на нашу группу. Даже этой численностью льда можно много всего сделать, намного больше, чем за три часа. Что нам необходимо для танцев: отработка, доскональная работа над нюансами, над поддержками. Вот этого мне не хватает здесь очень сильно. Мне просто мало времени.

Сколько там было времени? Восемь-девять часов. Ты можешь распределять свои часы, как ты хочешь. Ты не хочешь — ты не работаешь, уехал отдыхать, работают за тебя другие. Здесь так нельзя. Здесь у тебя отпуск, если ты работаешь в школе, ты должен написать записку, кто за тебя работает, если у тебя есть второй тренер. У меня официально второго тренера нет. Я как бы одна на всех. Пытаюсь справиться с группой за эти полтора часа: катаются от второго разряда до мастеров спорта. И я должна ставить приоритеты. Понятно, что если я ставлю в приоритет мастерские пары, то молодые пары, работая со вторыми тренерами, не очень довольны. Они хотят тоже работать со мной, но у них нет возможности. Или я должна их брать на дополнительный лёд, где двадцать человек народу, их куда-то тащить. Вот в этом разница.

Льда было в Америке больше? Конечно, да. Работают с шести утра до четырёх вечера некоторые тренеры с двумя-тремя перерывами. Я считаю, что меня недостаточно используют здесь. У меня есть вечер, который я могла бы посвятить отработке, хореографии или чему-то ещё. У меня есть время. То время, которое я работаю на своей основной работе в «Мегаспорте», — всего льда у меня три часа в день. Это максимум. Я прошу по возможности летом мне дать побольше, потому что у одиночников и у парников — одна работа, им может быть достаточно часа. Но танцорам этого недостаточно. Тем более с новыми правилами. Надо приглашать технических специалистов, досконально всё разбирать, у нас же такие миллиметражи. Нас смотрят под микроскопом.

Как монреальская школа достигла такого мощнейшего результата? Они проводят на льду много времени. У них есть возможность, они, видимо, взяли катки, которые под них дали лёд, — это тоже очень сложно: найти место и чтобы пошли на твои условия. Это не так просто, но они смогли. И то, что много пар катается, это им и политически очень помогает. У нас всё-таки есть эта политика в судействе и везде. И они имеют право, не спрашивая, можно им привести пару или нельзя… Здесь надо спрашивать, согласовывать. Там ты свободно договариваешься с парой, с федерацией и уже делаешь политику с разными федерациями», — сказала Крылова в подкасте «Чемпионата» «Ход коньком».

Полная версия эксклюзивного интервью с Анжеликой Крыловой выйдет на YouTube-канале Чемпионат.Подкаст.

Комментарии
Партнерский контент