Урок «Мараканы». Как уничтожить суперстадион
Кирилл Хаит
«Маракана»
Комментарии
Четырём командам из Рио негде играть. Тем временем на «Маракане» отключили свет за неуплату. Инструкция, как не надо пользоваться стадионом.

13 июля 2014 года легендарная «Маракана» переживала триумф: трибуны заполнили 80 тысяч человек, а у телеэкранов был ещё миллиард зрителей. На реконструкцию было потрачено больше 400 млн евро. Итог – финал чемпионата мира, высшая точка в существовании стадиона. Летом 2016 года праздник возобновился. Арена приняла футбольные матчи Олимпиады, а церемонии открытия и закрытия собрали даже большую аудиторию (трибуны расширили), чем матчи чемпионата мира. Зрелище было грандиозным.

Сейчас «Маракана» выглядит по-другому.

Что пошло не так? Всё. Проблемы начались с конфликта между государством и частным бизнесом. С 2013 года «Маракана» находится в частной собственности, её владелец – бразильский гигант Odebrecht. После завершения чемпионата мира концерн Odebrecht продолжил эксплуатацию арены в рабочем режиме, на ней играли домашние матчи «Фламенго» и «Флуминенсе», проводили рок-концерты (в частности, Foo Fighters) – всё, как полагается. Несмотря на это, стадион был убыточным. Расходы на содержание превысили доходы от эксплуатации почти на 50 млн евро (по данным издания Folha). Концерн ранее попытался в судебном порядке расторгнуть договор и вернуть стадион государству, но власти штата Рио-де-Жанейро отказались его принимать: зачем им такая нагрузка на муниципальный бюджет, который и так угрожающе трещит? Бразильская экономика сокращается третий год подряд, и денег на поддержание стадиона у властей нет.

Владелец «Мараканы», компания Odebrecht, отказывается принимать стадион после Олимпиады, поскольку его возвращают в неподобающем состоянии.

Тем не менее на время Олимпиады стадион перешёл под управление государственного комитета. После завершения игр комитет должен был осуществить возврат «Мараканы» компании Odebrecht. Прошло полгода, но этого не произошло. Odebrecht просто отказывается принимать стадион обратно, потому что его возвращают в ненадлежащем состоянии. В компании подсчитали, что вернуть «Маракану» в, скажем так, функциональное состояние будет стоит около 20 млн евро. И потребовали их у местных властей. Получили встречный иск о невыполнении обязательств по уходу за стадионом после Олимпиады.

Уходя, выключите свет

Судебное разбирательство тянется несколько месяцев. Государственные структуры сразу после Олимпиады перестали осуществлять уход за ареной, а Odebrecht не начинает этого делать, пока не получит объект в том же виде, в котором сдавал. Тем временем на «Маракане» творится ад. Стадион пустует. Символическая охрана не мешает выносить всё ценное (мониторы, бронзовые бюсты) и ломать остальное.

Кто бы ни выиграл дело, теперь на восстановление придётся потратить больше. Только на то, чтобы перестелить газон, потребуется примерно 1 млн евро (если будет контроль над целевым расходованием средств). Вложить огромные деньги в заведомо убыточный проект, чтобы нести убытки и дальше, – неудивительно, что и государственный комитет, и частная компания стоят насмерть. А пока на «Маракане» отключили электроэнергию за долги. Никто не оплачивает счета с осени.

Пока в суде решается, кто должен оплачивать восстановление «Мараканы», стадион пустует и разрушается.

Последнее на данный момент решение суда обязывает Odebrecht вернуться к выполнению обязанностей по поддержанию стадиона. Однако оно не учитывает возможную компенсацию, которую компания требует от властей. Кроме того, уже подана апелляция. В общем, ничего ещё не закончилось.

«Фламенго» и «Флуминенсе» играют где придётся. От арены «Дас Дунас» до «Ларанжейры» и «Жулите Коутиньо». Оба клуба не отказались бы от возвращения на знаменитый стадион, но признают, что это маловероятно. «Фламенго» действует более решительно: ведутся переговоры о реконструкции старой арены «Гавеа», чтобы увеличить её вместимость до 25 тысяч зрителей и сделать основной.

Урок для всех

Нынешнюю историю с «Мараканой» нельзя сравнивать с ситуацией, например, в ЮАР, где после ЧМ стадионы были никому не нужны. В Рио-де-Жанейро базируются «Васко», «Ботафого», «Фламенго» и «Флуминенсе» — четыре клуба с историей и большим числом болельщиков. Стадион мог бы быть востребован. Проблема «Мараканы» в изначально высокой стоимости, которую нельзя отбить никакой востребованностью. И в конфликте интересов при сложной схеме распределения ответственности, который из-за непримиримости сторон привёл к непредвиденному увеличению расходов. Этот опыт стоит изучить.

«Фламенго» ведёт переговоры о реконструкции своей старой арены, чтобы сделать её основной.

Теоретически, такую ситуацию можно смоделировать. Например, представить, что «Зениту» не подойдёт функциональное состояние, в котором будет сдан стадион «Крестовский». Клуб потребует провести недостающие работы, а муниципалитет и подрядчик начнут в суде выяснять, обязаны ли власти профинансировать эти работы или они относятся к невыполненным обязательствам подрядчика. Или это вообще расходы «Зенита»? Пример «Мараканы» должен дисциплинировать всех.

Тест. Строительство стадиона в Петербурге: где правда, где шутка? Тест. Строительство стадиона в Петербурге: где правда, где шутка?
Комментарии
Партнерский контент