Все новости
Максим Беляев. «Арсенал» Тула
Иван Карпов
Фото: arsenaltula.ru
«России нужен самодержец, иначе будет хаос». Самый читающий игрок РФПЛ
Максим Беляев – о том, как променял «Макдональдс» на книги, почему поддерживает Путина и как мог пострадать из-за шапки «Спартака».
Футбол / РФПЛ

Интервью с Максимом Беляевым планировалось в холле отеля, где живёт «Арсенал». Помешала блондинка в красном платье за фортепиано – девушка хотя и играла классическую музыку, но мы друг друга не слышали. «Тишина должна быть как в библиотеке», – посмеялись мы и поехали на этаж, где живут игроки. Как только вышли из лифта, на телефон Беляеву пришло уведомление. «Приложение для английского напоминает о себе», – объясняет Максим.

— Читаете Агату Кристи в оригинале?
— Пока с трудом даже говорю: с помощью приложения пытаюсь освоить язык получше. Книги в коллекции уже есть — «Хоббит, или Туда и обратно». Покупал, думал, буду через смартфон переводить. Первую часть взял, пока только введение прочёл.

— Когда впервые осознанно взяли в руки книгу?
— Мне было семь лет, когда семья переехала в Мытищи. Рядом была библиотека. В школе на лето много задавали, родители записали туда. У них не было времени мной заниматься. С этого момента начал читать.

Раньше не было Интернета, компьютеров, смартфонов. Основное средство получения информации — книга. Других развлечений особо нет. Понятное дело, что был футбол, но в остальное время нужно было себя чем-то занять. Я выбрал книгу.

— Первое произведение, которое произвело на вас впечатление?
— «Волшебник изумрудного города» Александра Волкова. Все шесть томов прочитал взахлёб. Элли перенеслась из реального мира в свой, выдуманный, волшебный. Всё сводится к борьбе добра со злом. И добро побеждает. Это заложено в моём характере, я всегда хотел попасть в сказку. Наш мир мрачноват. Он серый, тусклый и злой. Хочется больше красок и добра. Фантастика — то, что нужно.

— Каким был ваш реальный мир?
— Рос в тяжёлых условиях. Приходилось долго и кропотливо трудиться, чтобы стать тем, кем я стал. Думаю, не только мне в 90-х приходилось голодать. Условия существования были близки к тому, что называется бедностью.

— У вас большая семья?
— Мама, папа, младший брат и сестра. Переехали из города Озёры, 150 км от Москвы, ближе к Рязани, направление на Коломну. Считай, дальнее Подмосковье.

— Чем занимались родители?
— Папа — футболом. У него не получилось, решил свои мечты реализовать во мне. Молодые родители: не знаю, что было у них на уме, когда с тремя маленьким детьми они шагнули в неизвестность. Как Гагарин в космос. Уехали ближе к Москве, не имея почвы под ногами. На последние деньги сняли квартиру.

— Как оплатили следующий месяц?
— Мама устроилось продавцом, кофе-чай. Папа пошёл работать на стройку. Первое время пришлось тяжело. Но весь народ так жил. Жаловаться язык не поворачивается. Многим было гораздо хуже.

— Вы чем занимались?
— Папа отвёз на просмотр в «Спартак». Взяли. С восьми лет ездил один из Мытищ в Сокольники на тренировки.

Фото: из личного архива Максима Беляева

— Не боялись там один в электричке?
— Оборачиваюсь назад и думаю: «Как я выжил вообще?» По дороге могло что угодно случиться: и цыгане украсть, и маньяки схватить. Да кто угодно. Чтобы экономить, приходилось ездить не на трамвае, а идти на тренировку через лес.

Как-то шёл по тропинке, вокруг никого. Навстречу фигура в шарфе ЦСКА. Молодой человек лет 20. А я в красно-белой шапке на голове. Подумал: всё, мне конец.

— Что дальше?
— Преграждает путь. Я маленький, лет 10. Как быть — он в два раза выше? Снял шапку, подумал, так будет незаметно, что я из «Спартака». Исчезну и пройду мимо.

Он спрашивает: «Ну как, спартач, что делать будем?». Я оцепенел, он сверлит взглядом. Собрался с мыслями, выпалил: «Я не болельщик, играю в школе «Спартака». Вдруг парень протягивает руку: «Футболом занимаешься? Молодец!». Пожал, и мы разошлись.

Навстречу шёл человек в шарфе ЦСКА. Я подумал: всё, мне конец.

***

— В школе вас считали странным?
— Не только там, всегда считали странным, сколько себя помню. В общеобразовательной школе был отдельный класс, где учились только футболисты. На уроках я писал книги под впечатлением от ранее прочитанного.

— Это как?
— Сворачивал лист А4 на четыре части и скобочкой закреплял. Даже иллюстрации делал. Писал истории о приключениях Тома и Бена. Помню один из рассказов. Герои копали что-то у себя во дворе и наткнулись на сундук с сокровищами. Разбойники пронюхали об этом и стали преследовать их. Правда, я её не закончил. Но написал много таких рассказов. В каждой серии были разные локации и приключения.

— Кто-то читал?
— Одноклассники! Им очень нравилось. Единственное, говорили, что события разворачиваются слишком быстро. Мол, надо разбавлять. Мысль перескакивала с одного на другое. Одну такую книгу можно было на 10 растянуть. А я сваливал всё в одну кучу, получалась каша.

— Над непохожими часто издеваются, бывает, бьют. Вас не трогали?
— Если бы я поддавался насмешкам, их становилось бы только больше. Я умею сглаживать углы, могу посмеяться над собой. Если надо мной прикалываются, легко разовью шутку, и всем будет весело. После такого люди уже не цепляются.

Кстати, насчёт странностей. На 14-летие мне подарили две тысячи рублей. Таких огромных денег я в руках ещё не держал. И вместо того чтобы, условно, прожрать их в «Макдональдсе», пошёл и купил на всю сумму книжек.

В том числе увесистый том Ника Перумова «Кольцо Тьмы». Это свободное продолжение «Властелина Колец». Очень большая и тяжёлая книжка. Возил её из Мытищ вперемешку с бутсами, формой, тетрадями. Занимала, наверное, треть всего пространства. Мне крутили у виска: «Зачем ты её таскаешь?» А я возил и читал в электричке.

— Как оружие книгу Перумова не применяли?
— Я всегда был крупный, ко мне особо не приставали.

— Что-то ещё более громоздкое читали?
— У меня есть настольная книга, 1700 страниц. «История России с древнейших времён и до наших дней». Но её тоже пока до конца не осилил.

Фото: из личного архива Максима Беляева

— Самое необычное время, которое вы использовали для чтения?
— На переменах. Сверстники сначала не понимали, но когда узнавали меня поближе, переставали удивляться. Я никогда не был компанейским парнем. Разговор могу поддержать, но тусоваться — не люблю. Нет этого во мне, что тут поделать? Больше как-то ухожу в себя или в чтение.

Кстати, из детства ещё вспомню «Таинственный Остров» Жюль Верна. Мощное впечатление. Люди на необитаемом острове выживали с помощью знаний. Сами себе создавали приемлемые условия для существования, были полностью автономны.

— Три лучших произведения из школьной программы?
— Здесь огромный пробел. Относился к ней несерьёзно, а в более сознательном возрасте не перечитывал. Сейчас все это делают, и мне хочется. Но я не очень готов. Читаю, но пока другое.

Оборачиваюсь назад и думаю: как я выжил вообще?

***

— Встречали футболиста, который удивлял бы своей начитанностью?
— Евгений Башкиров, мы с ним пересекались в юношеской сборной. Он мне тогда казался просто топ. На его фоне ощущал себя неучем.

— Жирков читает, видел в его руках книгу про Берию. Его выбор — военная история. Даже создал в Калининграде музей. А вы чем увлекаетесь помимо чтения?
— Корабль строю! Год назад появился журнал «Повелитель морей». В каждом выпуске — детали одноимённого английского парусника. В результате должна получиться модель длиной 110, высотой 90 и шириной 40 сантиметров. Масштаб — 1 к 84.

Фото: из личного архива Максима Беляева

Голландцы называли его «Золотой Дьявол». Это был самый шикарный военный корабль своего времени. На одну позолоту потратили столько, сколько требовалось для постройки нового 40-пушечного фрегата.

Судно спустили на воду в 1637 году. Этот корабль был не только самым шикарным, но и самым крупным представителем своего времени. Настоящая трёхпалубная плавучая крепость со 102 пушками на борту.

— На каком этапе строительства вы сейчас?
— Стройка растянута на два года. Каждую неделю появляется новый выпуск, в нём новые детали. Я пока остановился на 42-м, хотя вышло больше 50. Немного упустил, но планирую скоро наверстать. Сам клею детали, маленьким рубаночком мастерю планки обшивки. Всё должно быть подогнано идеально точно. По-хорошему, нужно работать в отдельном месте, использовать специальные инструменты. Они продаются отдельно. Но у меня нет своей мастерской. Пользуюсь тем, что есть под рукой.

Фото: из личного архива Максима Беляева

— Видите в этом процессе какой-то символизм?
— Постройка «Повелителя морей» ассоциируется с моей карьерой. Пока она идёт по восходящей, так же как и это строительство. Каждый день остов судна обрастает мясцом и всё больше становится похожим на настоящий корабль. В конечном итоге «Повелитель» должен превратиться в жемчужину королевского флота. Так же и я — развиваюсь и прогрессирую.

— «Повелитель морей» стремится в красно-белую гавань?
— Неизвестно, куда он поплывёт, и моя карьера тоже. Корабль только строится, строюсь и я. А красно-белый это будет цвет или какой-то другой, жизнь покажет. Пока он красно-жёлтый.

— Но вы бы хотели, чтобы цвет стал красно-белым?
— Часть жизни я провёл в «Спартаке», с 6 до 13 лет. Если вдруг такая возможность появится, взвешу все плюсы и минусы. Важно решить, где я смогу больше прогрессировать: там или в «Арсенале»? Понятно, что аппетит приходит во время еды. Мне хочется и в сборную попасть, есть такая цель. Но нужно взвешенно ко всему подходить. Главное — играть.

***

— Ваш любимый род литературы — фантастика. Что-то помимо этого нравится?
— В юности появилась тяга к постапокалипсису. Это тоже фантастика, но уже другая. Зачитывался линейкой книг из серии «Метро 2033». После ядерной катастрофы люди живут под землёй, где царят свои законы. Роман о том, что сущность человека не меняется. Это жестокий, своеобразный мир.

Любил серию «Сталкер», про чернобыльскую катастрофу. Особенно роман «Дезертир». Обычный призывник попадает в аномальную зону. Сначала ничего не умеет, жизнь заставляет набраться опыта и стать мощным Сталкером. Часами заигрывался в компьютерную игру по этой теме.

— Вы ассоциируете себя с персонажами серии?
— Постоянно. Сталкер — он как волк-одиночка, сам всё себе добывает. Я очень похож на него.

— Лучший русский фантаст?
— Беляев — с «Человеком-амфибией». Лукьяненко — с серией «Дозоры», братья Стругацкие — с «Обитаемым островом».

— Экранизация редко бывает лучше оригинала. Ваш пример, когда это случилось?
— «Марсианин». Снова моя тема. Человек остаётся один, выживает. С героем произошла чрезвычайная ситуация на Марсе. Решили, что парень не жилец.

Но он остался жив, а дальше использовал всё, что было под рукой для выживания. Плюс свои знания. Не буду рассказывать, чем дело кончилось, вдруг кто-то захочет посмотреть фильм или прочитать книгу. Но она сложная, много технических терминов. Фильм классный, особенно в формате iMAX.

Фото: из личного архива Максима Беляева

— Про вас кто-то говорил: «Не жилец?»
— С точки зрения здоровья всё было отлично. Травмы не в счёт. Говорили, что я не жилец в футбольном смысле. Пока не попал в Премьер-Лигу, твердили: «Да он бездарь, бестолочь, необучаемый». Сейчас таких разговоров я не слышу.

— Хотели доказать, что они ошибались?
— Относился к этому с улыбкой, близко к сердцу не принимал. Делал своё дело, что и вылилось в сегодняшние результаты. На любую, даже жёсткую критику, всегда реагировал спокойно. Это приобретённый навык. Таким не рождаются.

Пока не попал в Премьер-Лигу, твердили: «Да он бездарь, бестолочь, необучаемый». Сейчас таких разговоров я не слышу.

***

— Вы говорили, что вам интересна психология. Книга, которая помогла вам лучше понять человеческую натуру?
— Раньше увлекался, но это не производит на меня такого впечатления, как, например, слова политолога Сергея Михеева. Стараюсь не пропускать его передачи. Они выходят по понедельникам и пятницам на «Вести ФМ». «Железная логика» называется.

Если не успеваю посмотреть в прямом эфире, лезу в Интернет. Бывает, пересматриваю какие-то куски: уж очень много интересных мыслей, цитат. Сравню его передачи с вытрезвителем, они вправляют мозги. Человек даёт картину такой, какая она есть. Думаю, Михеев набрал приличную коллекцию розовых очков. Он снял их со многих людей.

— С вас тоже?
— Взять, к примеру, США. Михеев сравнивает наш образ жизни и систему ценностей американцев. В русских больше духовности. Для нас «мужское слово» — очень многое значит. Если человек пообещал, мы ему верим. Представители высшего политического истеблишмента США последних пятидесяти лет частенько не держали слово. Так было с вопросом расширения НАТО на Восток, во многих других случаях. В эпоху единоличного лидерства и глобального доминирования они творят, что хотят. Для нашей культуры и менталитета такое поведение неприемлемо. А США навязывает нам свои порядки и стандарты поведения. Не только русским, всему миру.

— Чем ещё Михеев цепляет?
— Рассуждениями о проблеме скученного проживания в больших городах. В современном обществе на человека вываливается огромный объём, в том числе негативной информации. А если ещё и соседи шумят, не дают спать спокойно — запросто может крыша поехать. Живём в огромных домах-муравейниках, часто с невысоким качеством звукоизоляции. Устаём, у многих работа связана со стрессом. Нужен хоть какой-то отдых, чтобы не сойти с ума. Но в городе нет места, где можно расслабиться.

Проживание миллионов людей на крохотном клочке земли противоестественно. Такая концентрация в ограниченном пространстве ухудшает качество жизни. В городе кругом искусственные вещи, мало природного. Это нагрузка на психику. Это разрушает семейные отношения, традиционные связи в обществе. Люди стремятся к изоляции, ищут уголок покоя и тишины. Однако в своих квартирах они его не находят.

— Вы упоминали, что вам нравится Евгений Сатановский.
— У него другой профиль, не как у Михеева. Специализируется по Ближнему Востоку. Если Михеев с одного удара гвозди по шляпку забивает своими речами, то Сатановский излагает мысли изящней, используя фразы из русской словесности. Он может хорошенько потроллить, но всё очень культурно. Мне нравится стиль его изложения. Главное по делу, как оно есть.

Фото: из личного архива Максима Беляева

— Когда вы рассказывали про Сатановского, то подчеркнули интерес к теме Израиля. Почему?
— Он написал серию книг об Израиле. Специфическая страна. Читал: «Ближний Восток: котёл с неприятностями», «Моя жизнь среди евреев», «Книга Израиля», «Жил был народ. Советы по выживанию в геноциде», «Диалоги с Яковом Кедми».

— Тот, который первым выехал из СССР в Израиль?
— Именно. Книга рассказывает об ужасах войны. Кедми — очень интересный человек. А ещё у Сатановского есть занимательная книжка: «Если бы я был русский царь».

— Считаете, Россией должен править царь?
— Монархия для России больше подходит. Нужен самодержец, чтобы всем управлять. Иначе будет хаос. Если в отдельных местах появятся свои правители, ничего толкового, тем более на нашей большой территории, точно не выйдет. Мне кажется, сейчас у России самая правильная политика. После 90-х, когда была разруха.

Фото: из личного архива Максима Беляева

— Вы пойдёте голосовать?
— Скорее всего, нет. Может, будет игра или другие дела. Хотя если появится возможность, почему бы и не сходить?

— За кого бы отдали свой голос?
— Конечно, поддержу Владимира Путина.

— Альтернатив нет?
— На данный момент никаких. Путин — человек, который ставит интересы страны во главу угла. Сам вижу, как всё развивается. Какая политика ведётся: и внешняя, и внутренняя. Плюс слушаю авторитетное мнение экспертов.

— Сатановский поддерживает Путина.
— В основном да. Все видят какие-то минусы в Путине, но плюсов значительно больше.

— Какие минусы?
— Не знаю, лучше спросите экспертов.

— Многие считают главным минусом отсутствие политической конкуренции.
— Почему? В России всем позволяют заниматься политикой. Любой человек может выдвинуть свою кандидатуру на выборы или создать свою партию. Просто нужно выходить с конкретной идеей, а не по принципу: «Я за всё хорошее против всего плохого». Надо же программу предложить людям: за что им голосовать? И главное нужно объяснить, как она будет работать.

— Алексей Навальный предлагает голосовать против коррупции. У него есть программа.
— А может быть, Навальный покажет, где там написано: каким конкретно образом он собирается воплотить это в жизнь? От него больше голословных заявлений, чем реальных предложений.

Монархия для России больше подходит. Нужен самодержец, чтобы всем управлять. Иначе будет хаос.

***

— Вы лестно отозвались о Якове Кедми. Чем он вам интересен?
— Впервые увидел его, то ли у Сатановского, то ли в программе «Вечер с Владимиром Соловьёвым». Кедми часто появляется на телевидении. Сразу понравился ход его мыслей. Зашёл в магазин, взял его автобиографию: «Безнадёжные войны». В ней он подробно рассказывает, как боролся за выезд евреев из СССР. Как стал начальником секретной службы «Натив», которая этим занимались. Человек сделал что-то невероятное для своего народа, для государства Израиль. И продолжает делать. Это вызывает уважение.

Например, Кедми описывал, как воевал в израильской армии. Он был танкистом. В одном из боёв убило его друга, когда тот из люка отстреливался от врагов. Его пробила очередь из автомата и кровь ручьём хлынула на Кедми. Он просидел в танке несколько дней. Автор не раз был на волоске от гибели. Местами эмоционально тяжёлая книга, но интересная. Рекомендую.

— Почему вы решили прочитать труд «Экономика» корейского гуру Ха Джун Чанга?
— В 2014-м году увлекся трейдингом: торговал нефтяными фьючерсами. Увидел ре-кламу площадки ФОРТС и решил побаловаться. Сумма небольшая: 50 тысяч рублей. Хотел попробовать: моё или нет.

Познакомился с человеком, он ввёл в курс дела, помог разобраться в программе. В основном курс [на повышение или понижение стоимости] зависит от соотношения доллар-рубль и евро-рубль. Больше использовал этот инструмент. Следил за новостями и потихонечку торговал, изучал бизнес.

Фото: из личного архива Максима Беляева

— Как это работает?
— Есть технический анализ и фундаментальный. Технический — это анализ колебаний за предыдущий период: неделя, месяц, год. По нему можно предположить, как поведёт себя кривая. Либо будет бычий тренд [игра на повышение], либо медвежий [на понижение]. А фундаментальный анализ — это реакция на события в мире, которые влияют на всё глобально.

Например: сколько нефтяных вышек открылось в США за истекший период, как меняются квоты ОПЕК по добыче нефти. Или война, как в Сирии или Ираке. Начинаются проблемы с доставкой, возникает нехватка нефти в каком-то регионе. Цена начинает расти. На основе такого анализа понимаешь, когда стоит войти в сделку. Предполагаешь: нефть либо подорожает, либо подешевеет. Входишь и на каком-то этапе, выходишь из неё, забирая маржу.

— Вы играли на повышение или на понижение?
— И туда, и туда. Пробовал играть и в долгую, и на короткие дистанции. Играя в долгую, ты вошёл в сделку и держишь её. То есть, даже несмотря на локальное понижение, ты уверен: дальше кривая пойдёт вверх. Например, влияет ключевая ставка ЦБ. Если её понижают, рубль даёт слабину. Можно удачно зайти в сделку, понимая, как рубль среагирует на это.

— Ваш максимальный заработок на электронной бирже?
— Поднимался до 70 тысяч, то есть в плюсе на двадцатку. К сожалению, иногда на трейдинг не хватало времени. Помню, был с «Шинником» на сборах. Вошёл в сделку, маржа была 15 тысяч. Пришёл с тренировки, а там уже минус 10.

С тебя хотят поиметь денег. Наплевать, что обманывают, главное — выгода.

***

— Вы рассказывали, что собирались прочесть что-то из Ницше. Получилось?
— Купил большой том, но сначала отдал тестю. У него, кстати, в коллекции полное собрание знаменитой серии ЖЗЛ. Тесть прочитал страниц 300 Ницше и говорит: «Мозги закипают». Если уж такой начитанный человек с этой темой не справился, куда мне-то лезть?

— Чаще всего футболистам интересны автобиографии других футболистов и тренеров.
— Читал автобиографии Месси, Ибрагимовича, обе книги Фергюсона. Это абсолютно разные люди. Отношение к жизни Златана мне не близко. Ближе то, что у Лео. Он никак не мог вырасти и на протяжении двух лет каждый день колол себе в бедро гормон роста. Месси испытывал сложности в развитии, но упорно тренировался, верил в себя и боролся до конца. Я себе ничего не колол, но его стремление к цели мне ближе по духу, чем высококлассный, но эпатаж.

Фото: из личного архива Максима Беляева

— Зачем вам понадобилось изучать книгу «Менеджмент» авторов Виханского и Наумова?
— Ищу себя, не буду же я вечно футболистом. Рано или поздно придётся вливаться в новую жизнь. Эти знания могут пригодиться. Прикидываю, к чему у меня могут быть способности. Например, взаимоотношения с людьми, управление. Менеджмент — это же оно и есть. Правда, до конца эту книгу ещё не прочитал. Это же научное пособие, а не интересный рассказ. Надо вникать, анализировать и не один раз перечитывать каждый абзац. Пока тяжело идёт.

— Пробовали применить полученные знания?
— Не сталкивался с ситуациями, когда это возможно. У меня нет своего бизнеса.

— Футболисты часто покупают недвижимость и сдают её в аренду.
— Это самое простое, неинтересно. Только если в качестве дополнительного дохода. После футбола не планирую лежать на диване. Найду себе занятие по душе. Что именно, пока не ясно. Кто знает, что будет через 10 лет?

— Вам будет 36.
— Надеюсь доиграть до этого возраста. Смотрю на Игнашевича и братьев Березуцких — восхищаюсь ими и стремлюсь выступать так же долго.

— С кем из игроков у вас есть общий интерес к чтению?
— К сожалению, почти ни с кем. Нет таких повёрнутых, как я. Кто ещё любит проводить вечера за книжкой или «в компании» с Владимиром Соловьёвым?

После футбола не планирую лежать на диване. Найду себе занятие по душе.

***

— Крутейший зарубежный автор?
— Из детства Жюль Верн. Ещё «Робинзон Крузо» от Даниэля Дефо. Джоан Роулинг и серия про Гарри Поттера, Джордж Мартин и его «Игра престолов». Ну и, конечно, Толкиен со своим «Властелином колец». Это настоящее глыбы.

— Самое странное чтиво?
— «К истокам языкового разнообразия» Георгия Старостина. Он продолжает дело отца, занимается компаративистикой. Это наука о языкознании. Для меня это как Ницше — много чего непонятно. В голове — каша, но были и интересные моменты.

Автор обращается к корням, откуда пошёл язык. Это помогает понять, как происходила миграция народов в разные времена. Откуда и каким образом на той или иной территории появился язык. Хороший инструмент для историков.

— Любимое стихотворение?
— Есть одно. Помню, в школе был литературный вечер. Каждый должен был прочитать что-то. Мне досталось творение поэта-футуриста Игоря Северянина «Ананасы в шампанском».

«Ананасы в шампанском! Ананасы в шампанском!
Удивительно вкусно, искристо и остро!
Весь я в чем-то норвежском! Весь я в чем-то испанском!
Вдохновляюсь порывно! И берусь за перо!

Стрекот аэропланов! Беги автомобилей!
Ветропросвист экспрессов! Крылолёт буеров!
Кто-то здесь зацелован! Там кого-то побили!
Ананасы в шампанском — это пульс вечеров!

В группе девушек нервных, в остром обществе дамском
Я трагедию жизни претворю в грезофарс… ***
Ананасы в шампанском! Ананасы в шампанском!
Из Москвы — в Нагасаки! Из Нью-Йорка — на Марс!»

— О чём оно?
— Если честно, я поэзию Северянина не очень понимаю. Мне случайно досталась эта роль, я её не выбирал. Знаете, наверное, мне нравится нестандартная рифма. Ещё автор изобрёл новое слово: «поэза». Это что-то новое, он же футурист. Вот и я стараюсь по жизни смотреть вдаль, предугадывать события. Это важно для игрока обороны и полезно любому человеку. Особенно такому, как мне.

***

Грезофарс — слово, изобретённое поэтом Игорем Северяниным (псевдоним Игоря Васильевича Лотарева, 1887—1941). Позже это выражение, к которому поэт относился вполне серьёзно (называл некоторые свои произведения именно так — «грёзофарсами»), было переосмыслено иронически. Оно стало употребляться по отношению ко всякого рода грёзам, мечтаниям, которые самому мечтателю кажутся важными, обоснованными проектами, а сторонним людям — фарсом, пустыми фантазиями.
Комментарии (0)
Рассылка лучших статей за неделю

Подпишитесь на рассылку и получайте самые интересные материалы портала одним письмом

Введите корректный e-mail
Загрузка
Произошла ошибка. Пожалуйста, попробуйте еще раз.
Спасибо!

Для завершения подписки остался один шаг. Проверьте свою почту.

Партнерский контент