Показать ещё Все новости
«Будь русским, поддержал бы всё, что тут происходит». Нобоа рассуждает о России
Максим Ерёмин
Кристиан Нобоа
Комментарии
А ещё рассказывает о тачке Полоза, вариантах в США и «тупых девушках».

По-хорошему интервьюировать человека с таким бэкграундом в нашем футболе нужно минимум час. Так, в общем-то, и планировалось. Как оговаривали, приезжаем на базу «Сочи» к 10 утра, за час до тренировки. Ждём «мерс» Кристиана Нобоа.

— Обычно он приезжает первым. Не сам, с водителем. Останавливается через дорогу у киоска, берёт кофе и потом на базу, — уточняет охранник.

В этот раз первым приехал Полоз. Будто на тачке из «Need for Speed» появился аж минут за 50 до тренировки, помахал охране на КПП и нырнул под шлагбаум.

Следующий — Новосельцев. Кажется, «гелик»: резко дал по газам, агрессивно обогнал ехавшую перед ним машину и тут же оказался у въезда.

— Вы не подумайте, они не какие-то там зазвездившиеся парни, — продолжает охранник, — на днях попросил у них мяч для племянника, с автографами: на следующий день всё было.

— У кого самая крутая тачка?
— Да у всех крутая. Мне больше запомнилось, на чём ездит Карапетян. Он-то вообще на электросамокате приезжает.

Наконец, в половине одиннадцатого у базы появилось авто Нобоа. Проехал шлагбаум и сразу в раздевалку — без кофе. Оказалось, он живёт в Сочи, а это больше 10 км мук в утренних пробках (база находится в Адлере). На поле в итоге встретились всего за 20 минут до тренировки.

Фото: Дмитрий Голубович, «Чемпионат»

— Крис, знаете, что такое заниженные тазы?
— Не. Тачки с тюнингом? Встречаю такие в Сочи. Заметил, что люди здесь очень любят машины. Наверное, из-за хорошей погоды и красивых дорог. Нет таких больших пробок, как в других городах, — можно кататься. Но я не люблю сидеть за рулём. Хотя первая машина у меня появилась ещё в 18. Тачка как у Полоза? Нет, у меня такой не было. Но согласен, у него, пожалуй, самая крутая в клубе.

— Ну а с шашлыком у вас как?
— Молодёжь часто ездит куда-то жарить мясо. Но я больше люблю ездить на море. Раньше ездил по два-три раза в неделю, купался вместе с детьми. Сейчас реже.

— В России вы играли в крупных городах. В маленьком Сочи после этого комфортно?
— Жил в России в четырёх совершенно разных городах. И этот — лучший. Мне неважно, красивый город или нет. Мне, как эквадорцу, самое главное — погода. Она здесь супер, другого такого города просто нет. Можно пойти на море, можно в парк, а можно наверх, в горы. Тут есть всё. Посмотри, какое сегодня число, а тут такое солнце! Надеюсь, игра у нас тоже улучшится и мы сможем остаться в Премьер-Лиге.

— Согласны, что вы самый обрусевший легионер в нашем футболе?
— Можно сказать и так. Мне здесь нравится, чувствую себя здесь как дома. Но своей страной Россию назвать не могу, моя страна — Эквадор.

— Почувствовали разницу в менталитете южных людей и тех, кто живёт в европейской части России?
— Вообще не вижу никакой разницы. Единственное, что могу сказать на этот счёт, в каждом городе люди испытывают стресс. Будь то плохая погода или пробка, в такие моменты настроение людей меняется.

— Играя в Питере, вы сказали: «Понял, что в России надо беречь уши». Расшифруете?
— Сам не понимаю, о чём речь, ха-ха. Это у вас так говорят.

Фарм-клуб, Оздоев

— Помните самую неожиданную реакцию на первый свой гол за «Сочи»?
— Ничего такого, в основном писали мои друзья и близкие. Говорили: «Ты с ума сошёл? Очень красивый гол».

— Чувствуете себя здесь главной звездой?
— Никогда так не думал. Я такой же, как все. На тренировках отдаюсь так же, как и остальные. Если начну думать, что я звезда и лучше всех, будет только хуже.

— Но ведь даже Точилин сказал, что «Сочи» слишком зависит от Нобоа.
— У каждого своё мнение. Но все футболисты должны играть друг за друга. Мы играем все вместе, а не один против всех остальных.

— Разговоры о том, что «Сочи» фарм-клуб «Зенита», задевают?
— Нет. Когда в «Ростове» играло много игроков из «Зенита», почему-то об этом никто не говорил. Ерохин, Полоз, Мевля, я… В «Рубине» было то же самое. Мне кажется, в этом нет ничего такого. Не было шансов там — играй здесь.

— По одному из последних ваших интервью показалось, что вы немного обижены на Оздоева.
— Наоборот, очень рад, что он начал играть за «Зенит». Он всегда старался на тренировках и был готов на сто процентов каждый день. Так вышло, что Паредес ушёл, а я получил травму. Он воспользовался своим шансом и начал играть. И это супер, мне не было обидно.

— Нет таких мыслей: «Если бы не та травма...»?
— Нет. Травма случилась тогда, когда должна была случиться. А говорить, что было бы, можно всегда. Нужно идти дальше. Тренер и президент хотели, чтобы я остался. Но подумал: «Мне 34, не хочу никому мешать». «Сочи» предлагал мне двухлетний контракт. Почему нет? Давайте попробуем. После травмы очень хотелось играть.

Фото: Mike Kireev/NurPhoto via Getty Images

— Какие ещё варианты были помимо «Сочи»?
— Звали в Эквадор. Были варианты с MLS, в том числе в южных городах вроде Калифорнии. Но я хотел быть рядом со своими детьми. Пока играю в футбол, будем здесь.

— Главный вопрос к «Сочи»: столько игроков-чемпионов, но такой плохой результат. В чём дело?
— Неважно, как ты играл год назад. Главное, как играешь сейчас. В футболе нужно доказывать на каждой тренировке. Точилин? У него сильный характер. Он очень требовательный, с каждого футболиста всегда спрашивает одинаково. Конечно, иногда он срывается. Когда проигрываешь, такое случается. Если в тебе нет эмоций в такие моменты, не надо быть тренером.

— В последнее время много слухов про его скорое увольнение.
— Не читаю газет, реально. Тебе лучше спросить об этом его самого.

Путин, развод

— Когда-то вы хотели сделать российский паспорт, но передумали. Какая ситуация с ним сейчас?
— В этом просто не было смысла, всё равно считался бы легионером в России. Сейчас у меня для этого есть все возможности. Все документы готовы, можно сказать, нужно только моё согласие. Но я не тороплюсь.

Фото: Дмитрий Голубович, «Чемпионат»

— Считаете, поняли нашу ментальность?
— Президент делает хорошую работу, поэтому людям здесь живётся хорошо и они счастливы. Я это вижу. Не могу сказать, что я на сто процентов прав, но вижу много молодых людей в футболках с Путиным, у них есть к нему уважение. Будь я россиянином, поддерживал бы всё, что происходит в России.

Внешняя политика? Друг, я живу в Сочи, и всё это слишком далеко от меня. В другом месте люди сами для себя выберут, что им хорошо, а что плохо. Иногда у меня возникает желание помочь людям. Но пока я больше думаю о футболе.

— Со стороны кажется, что вы сентиментальный человек. Это правда?
— Не сказал бы. Хотя, когда «Зенит» выиграл чемпионат, я плакал. Но то были слёзы счастья.

— Несколько лет назад вы разошлись с женой, с которой у вас есть дети. Сложно переживали тот этап?
— Нет, мы до сих пор друзья. Понимаем друг друга, несмотря на то что из разных стран. Остались друзьями ради детей, мы же нормальные взрослые люди. Сели и решили всё между собой. Поняли, что должны оставаться мамой и папой.

— В России это очень большая проблема. Люди разводятся и не могут найти общий язык хотя бы ради ребёнка.
— Ну ты же должен понимать, на ком женишься. Есть же девушки умные, а не тупые. Такие понимают, что самое главное — дети. Поэтому мы много встречались и разговаривали о том, как будет лучше всего для детей. Моя бывшая жена ради этого переехала в Сочи и теперь живёт здесь, пусть и не в одном доме со мной. Договорились, что я буду в Сочи два года, а дети будут рядом — с папой и мамой.

Комментарии
Партнерский контент