Первый темнокожий игрок «Спартака»
Олег Лысенко
Первый темнокожий в «Спартаке» появился задолго до Робсона. Джеймса судили за рэкет
Великий Бесков посвятил ему целый абзац в своей книге.
Футбол / РПЛ 0

Спроси у спартаковских знатоков имя первого темнокожего игрока в истории клуба, 9 из 10 влёт ответят: Робсон. И будут по-своему правы. В списке «настоящих» легионеров «народной команды», из так называемого дальнего зарубежья, бразильский нападающий – №1. Пионер. С 1997 по 2001 год Луис наиграл сотню матчей с ромбом на груди, забивал практически в каждом третьем (32 мяча) и полюбился партнёрам и болельщикам весёлым нравом и коммуникабельностью. За что и получил прозвище Максимка – по аналогии с симпатичным темнокожим юнгой из древнего советского фильма.

Робсон был первым бразильцем в «Спартаке». Он забивал «Арсеналу» и стал своим после пьянки
Один из самых запомнившихся легионеров в истории красно-белых.

Бесков увидел в темнокожем юноше задатки футбольной звёздочки

На самом деле первый Максимка появился в Тарасовке намного раньше. Джеймсу Провенсалу эта кличка подошла бы больше, чем Робсону. Помимо внешней схожести у него было ещё кое-что общее с юным советским актёром Толей Бовыкиным. Оба появились на свет в интернациональных семьях, унаследовали экзотическую для Союза внешность от отцов и при этом оставались гражданами СССР. Тем не менее окружающими они воспринимались примерно как инопланетяне – даже Москва ещё была расово однородным городом, не говоря уже о провинции. Понятия «легионер» в союзном футболе вообще не существовало – за неимением любых иностранцев, хоть белых, хоть смуглых. Поэтому появление в системе популярного столичного клуба тёмного, курчавого паренька не могло остаться незамеченным. Особо наблюдательные болельщики заметили его даже раньше, когда юный Джеймс болбоем подавал мячи мастерам на играх основы.

«Насколько я посвящён, у него мама была солисткой Большого театра, а папа – из какой-то африканской страны (предположительно – Нигерии. – Прим. «Чемпионата»), — рассказывает бывший защитник «Спартака» Александр Мирзоян. – Джим родился, учился в Союзе, воспитывался в спартаковской школе. Мне Бесков уже не давал играть за основу – просил помочь дублёрам то как опытному футболисту, то как тренеру. Там мы с Провенсалом и познакомились. Константин Иванович любил открывать таланты. Гаврилов, Черенков, Романцев, Дасаев, Шавло, Хидиятуллин – Бескову нравилось брать молодых и доводить до сборной. Видимо, подумал, что и из Джима может быть толк. Взял в дубль. Помимо хороших физических данных, высокий, мощный Провенсал обладал ярко выраженными лидерскими качествами. Приняли его как своего, без предрассудков. Да он и был своим – чисто говорил по-русски, мыслил, как наш человек, только выглядел иначе. Какого бы цвета кожи ни был человек, главное, чтобы он был нормальным. А Джим правильно понимал жизнь. Уважительно относился к старшим, среди ровесников ходил в авторитете. Мог приструнить, направить, умел постоять за себя».

Джеймс Провенсал и Александр Мирзоян

Джеймс Провенсал и Александр Мирзоян

Фото: Из личного архива Александра Мирзояна

Провенсал делил раздевалку с Черчесовым, Корнеевым, Аджоевым. Однажды даже сыграл с великим Черенковым

В то время как главный «Спартак» под предводительством Бескова бился за золото высшей лиги (вице-чемпионство в 1983, 1984 годах), дубль болтался внизу таблицы, преследуя более локальные цели – обкатать молодёжь, дать практику лидерам после травм.

В сезоне-1983 юные спартачи заняли только 15-е место из 18 команд, хотя стартовали бодро – обыграли «Шахтёр» (1:0), «Днепр» (3:2). Во второй игре, 30 марта 1983 года, и произошло по-своему знаменательное событие: на палас спартаковского манежа впервые выбежал «полулегионер» Провенсал. Через три тура Джим сыграл против сверстников из «Пахтакора», а к финишу розыгрыша прочно прописался в составе: из семи заключительных матчей сезона провёл шесть. Однажды даже пересёкся на поле с великим Фёдором Черенковым: временно спущенный в дубль маэстро и забил единственный гол «Спартака» в дерби с динамовцами (1:1).

На следующий год Провенсал дважды выходил на поле с будущим тренером сборной России Станиславом Черчесовым. Делил одну раздевалку с Игорем Корнеевым, Андреем Ивановым, Борисом Поздняковым, Гурамом Аджоевым, Михаилом Русяевым, Валерием Гладилиным. Но, в отличие от всех этих достойных мужчин, выше по карьерной лестнице не пошёл. 23 мая 1984 года несостоявшийся «Максимка» последний раз сыграл за «Спартак» («Черноморец» — 5:2) – и пропал из виду. В общей сложности за спартаковский дубль он отбегал 18 игр (11+7). За основу не сыграл ни разу, но в историю всё же попал. В своих мемуарах «Моя жизнь в футболе» мэтр Бесков уделил обширный абзац Джиму – уже не зря приходил в футбол!

«Зачем этот старик? У него всё в прошлом». Последний триумф великого Бескова
Бутылка водки на троих, прессинг жены, конфликты с игроками. Неизвестный Бесков, который 25 лет назад выиграл для «Динамо» последний трофей.

«Спартак» всегда был многонациональной командой, у нас никогда не возникал вопрос, кто какой нации: все — одна семья, — писал Константин Иванович. — В своё время, помнится, пошёл по Москве сенсационный слух: мол, в дубле «Спартака» прогрессирует будущий Пеле, тайное оружие Тарасовки, африканец, который творит с мячом чудеса. Доля истины тут была. В команду был принят воспитанник группы подготовки футбольной школы «Спартака» Джеймс Провенсал, гражданин СССР, мать которого — русская, отец подданный одной африканской страны. Джеймс физически очень складный, фигура совершенно футбольная, потенциал отличный, со временем мог вырасти в большого мастера футбола. Но не очень-то он увлекался футболом. Захлёстывали другие увлечения молодости. Не хочу вдогонку упрекать парня, но в том, что его гипотетическая головокружительная карьера в футболе не состоялась, виноват он сам. И со «Спартаком» Джеймс Провенсал расстался с лёгкой душой, без малейших сожалений».

В Костроме Джеймса «зачехлили» из-за внешности

Перезапустить карьеру Джеймс пробовал в другом «Спартаке», из Костромы, но и эта попытка провалилась. Теперь уже не по вине игрока.

«По окончании Высшей школы тренеров я взял его с собой в Кострому, — вспоминает повторную встречу с Джимом, уже в формате «тренер – игрок», Мирзоян. — Чтобы вырасти в основного защитника «Спартака», ему объективно не хватало скорости, динамики. Уровню второй союзной лиги он вполне соответствовал, может быть, даже первой. Возникла другая проблема – руководство запротестовало: да вы что, у нас здесь полузакрытый город, а вы темнокожего привезли! Со стороны начальника команды прозвучала ненавязчивая просьба освободить Джима. Странная подозрительность по отношению к гражданину СССР! Так он ни одной официальной игры у нас и не провёл – мне просто не дали его заявить. Как ни пытался его отстоять, сколько ни доказывал, что этот футболист нужен «Спартаку», – всё без толку. Так наши пути и разошлись. Слышал, что он играл с ребятами в Серебряном Бору, вроде бы пробовался в «Красной Пресне», пока окончательно не пропал из виду».

«Было видно, что футбол для него развлечение, — рассказывал Sports.ru вратарь Юрий Перескоков, в 1983-м мелькнувший в дубле красно-белых. — Уже в 80-е у Джеймса просматривалась предпринимательская хватка. Он и его брат ударились в бизнес, и, насколько я знаю, у них до сих пор всё получается нормально. В 90-е, во времена голода и разрухи, многие игроки решили: чего на сборах горбатиться, когда можно заняться бизнесом и за неделю заработать месячную зарплату футболиста».

В 1990-х Провенсал едва не загремел в тюрьму

На всю страну Провенсал прославился – хотя тут уместнее глагол ославился, с негативной коннотацией – уже в новом, неспортивном качестве. Такой популярности Джеймс точно не искал – она сама его нашла. Из заметки в «Коммерсанте» от 13 января 1992 года читатели узнали, что бывший футболист… попался на рэкете!

По информации журналиста издания Глеба Пьяных, «Джеймс Провенсал и четверо просто советских молодых людей (рабочий Хованского кладбища, студент экономфака МГУ и двое безработных) составили преступную группу осенью 1990 года и «наехали» на автослесаря, ремонтировавшего иномарки. Они вымогали списки перегонщиков иномарок среди его клиентов, угрожая убийством, побоями и актом мужеложства».

Два опера Московского угрозыска встретились с рэкетирами и представились торговцами иномарками. В ответ те назвали себя членами солнцевской группировки и потребовали от оперов 15-20% торговой прибыли. За неуплату операм пригрозили бесследным исчезновением «любого из них», а в качестве примера своего зверства рассказывали, как они «два дня человека калечили».

Финал детективной истории получился курьёзным. «Муровцы засняли эти беседы на видеопленку, — сообщалось в статье, — но операцию провалили: при задержании забыли выключить рацию в машине. Перед вручением рэкетирам меченых денег рация заговорила, и вымогатели начали разбегаться».

Провенсал отделался лёгким испугом. За неимением свидетелей обвинения суд оправдал Джеймса и его компаньона-студента. Трём остальным обвиняемым дали по два года исправительных работ с конфискацией имущества.

Джеймс Провенсал

Джеймс Провенсал

Фото: «Одноклассники»

С тех пор следы Джеймса Провенсала теряются. Как живёт, чем зарабатывает на жизнь последние три десятка лет, доподлинно неизвестно. Единственный аккаунт в соцсети практически не содержит личных данных: ни одного фото анфас или в профиль, вымышленный год рождения. На контакт Джим не идёт, аргументируя это коротко: «Неинтересно». Лишь одна из знакомых уклончиво сообщила: «Живёт возле аэропорта Внуково, бизнесмен». Добиться конкретики от других его «френдов» не удалось – «не знают», «не помнят», «не могут говорить». Такой вот загадочный, почти мифический персонаж. Но совершенно точно – не вымышленный.

Комментарии (0)
Рекомендуем вам
Партнерский контент
Рекомендуем вам