Показать ещё Все новости
«Российские хоккеисты не хуже финнов. Потом возьмём своё». Интервью с открытием сезона КХЛ
Сергей Емельянов
Александр Никишин – о выступлении «Спартака»
Комментарии
20-летний защитник «Спартака» Александр Никишин — о поражении в серии со СКА и неоднозначных итогах Олимпиады в Пекине для сборной России.

Перед началом нынешнего хоккейного сезона мало кто мог себе представить, что в первой паре сборной России на Олимпийских играх в Пекине будет играть 20-летний защитник «Спартака» Александр Никишин. Но в этом сезоне молодой спартаковец добился настолько заметного прогресса в игре, что тренерский штаб национальной команды доверил игроку ведущую роль в национальной команде, и Никишин вернулся домой с серебряной медалью Игр. В эксклюзивном интервью «Чемпионату» российский хоккеист подвёл итог выступления красно-белых в плей-офф КХЛ, поделился олимпийскими воспоминаниями и назвал самого опасного форварда, против которого ему довелось сыграть в столице Китая.

«Результат сезона – удовлетворительный. «Спартак» хотел выиграть у СКА и мог это сделать»

— Александр, несколько слов об итогах сезона. Как оцените выступление «Спартака»?
— Удовлетворительно, потому что всем хотелось большего. Удалось пройти первый раунд плей-офф, вообще не играя его. Могли проходить и СКА, но что есть, то есть. А в целом сезон получился достаточно хорошим для «Спартака».

— Впервые за 12 лет «Спартак» прошёл во второй раунд плей-офф КХЛ, но, наверное, ни у кого в клубе не было большой радости от того, каким образом всё произошло?
— Ну вот так всё получилось. От нас в этой ситуации ничего не зависело. Мы бы вышли на лёд и играли с «Йокеритом», но этого не произошло. Ничего страшного.

— Первый матч в плей-офф — и сразу разгромная победа в матче со СКА (6:1). Ожидали такой прыти от своей команды после столь длинной паузы без официальных матчей?
— На самом деле, было очень тяжело без игровой практики, потому что всегда хочется играть. После долгого перерыва у нас не было игрового тонуса. Понятное дело, что мы проводили какие-то контрольные матчи и играли между собой, однако это всё равно не то. Но я думаю, в первой игре мы показали, что мы вышли играть с хоккей и что можем играть со СКА. Потом проиграли второй матч, но не опустили руки. Все бились, боролись и хотели выиграть.

— После победы в первом матче дальше последовали четыре поражения подряд с одним и тем же счётом – 1:2. Каждая игра проходила в напряжённой борьбе, но результат всякий раз был не в вашу пользу. Чего не хватило?
— Не хватило всего лишь реализации. Надо было использовать свои моменты, да и можно было обойтись без некоторых голов, что мы в этой серии пропустили. Но что теперь сделаешь – всё уже прошло. Это жизненный опыт. Надеюсь, в следующий раз уже мы будем вести в счёте и забивать больше голов.

Фото: photo.khl.ru

— А была ли внутри раздевалки уверенность в своих силах? Со стороны кому-то может показаться, что игроки «Спартака» сами не поверили в то, что реально пройти СКА.
— Конечно, все верили и понимали, что можем пройти дальше. Как я уже выше отметил, в первом матче мы показали, что можем играть со СКА, и они не ожидали от нас такого напора. Считаю, что пропуск первого раунда в какой-то степени даже пошёл нам на пользу в плей-офф, потому что у нас было больше сил и мы были легче соперника. У нас было много желания, но даже не знаю, как объяснить, почему не получилось. Жаль, что проиграли, но как есть. Мы хотели выигрывать и могли выигрывать.

— Многие команды столкнулись с легионерской проблемой по ходу плей-офф. У «Спартака» уехал только канадец Виртанен, тогда как остальные иностранцы доиграли сезон. Каким было состояние ваших легионеров?
— Наверняка с ними общалось руководство клуба, но внутри команды эта тема вообще никак не обсуждалась. Мы понимали, что у них могут возникнуть определённые неудобства в плане взаимоотношений со своими странами. Однако это только наши догадки, истины мы тут не знаем.

Ничего себе «Спартак»! Не играл два месяца, но разгромил СКА в Петербурге Ничего себе «Спартак»! Не играл два месяца, но разгромил СКА в Петербурге
Карьеру Никишина могли закончить врачи. А сейчас Знарок делает из него топового игрока Карьеру Никишина могли закончить врачи. А сейчас Знарок делает из него топового игрока

«Знарок в меня поверил и всегда поддерживал. Это самое важное для молодых игроков»

— Вы получили травму в третьем матче серии и больше на лёд уже не выходили. Что произошло и всё ли сейчас в порядке со здоровьем?
— Да, всё уже в порядке. Просто микротравма, которая была, могла ухудшить состояние, поэтому и пропустил две игры.

— Сразу ещё один вопрос на медицинскую тему. По известным проблемам со здоровьем вы были вынуждены пропустить молодёжный чемпионат мира. В этом плане всё осталось в прошлом?
— Всё нормально. Может быть, что-то и было на подростковом уровне, но сейчас уже всё хорошо.

— Вы начали получать игровое время в главной команде «Спартака» ещё при Олеге Знарке, а в этом сезоне стали уже ключевым игроком под руководством Бориса Миронова. Можете ли сравнить их тренерские подходы к управлению командой?
— Их совсем нельзя сравнивать, но вдаваться в конкретику не стану.

Олег Знарок является культовым тренером для российского хоккея. Какие главные моменты удалось вынести для себя в профессиональном плане из периода работы с ним?
— Самое главное – это начало. Он в меня поверил и стал подтягивать к первой команде. В тренировочном процессе он всегда меня поддерживал и вселял уверенность. Говорил, что можно делать, а что нельзя, и мне было удобно и комфортно. Это самое важное для молодых игроков, особенно когда им 17 или даже 18 лет.

«Мне нравятся многие защитники, но фаворита среди них нет»

— В свою очередь, Борис Миронов в прошлом был очень известным российским защитником. Именно как защитник защитнику он даёт вам какие-то дополнительные советы?
— Конечно, Борис Олегович подсказывал некоторые моменты в игре, но всё-таки он является главным тренером, а не тренером по работе с защитниками. Для этого у нас есть отдельный специалист, который работает с защитниками, однако на определённые нюансы он обращал внимание и подсказывал лично.

— В этом сезоне вы добились значительного прогресса и заслужили вызов в сборную России на Олимпиаду. Но если бы вам сказали оценить свою игру со стороны, какие бы вы назвали элементы, в которых необходимо добавить в первую очередь?
— Хотелось бы больше забивать, а там посмотрим. Но вообще все элементы нужно постепенно улучшать.

— Вы только что сказали, что хочется ещё больше забивать, но в этом сезоне на вашем счету девять заброшенных шайб. Это весомый результат для защитника. Дополнительным образом работаете над своим броском? Потому что улучшения очень заметны.
— Да я не думаю, что мой бросок настолько улучшился. Просто игровые ситуации складывались таким образом, что можно было бросать и забивать. Мне кажется, раньше у меня были моменты, в которых я и сильнее бросал, но сейчас пришло понимание, что не всё решает сила – главное бросать точно. Не всегда всё получается – иногда бросаешь по воротам, а шайба летит то выше, то мимо. Поэтому надо улучшаться.

— Кто является ориентиром для вас среди топ-защитников с мировым именем?
— Если говорить честно, то вообще ни на кого не ориентируюсь. Слушаю тренеров, с которыми работаю, и запоминаю какие-то моменты, стараюсь прогрессировать в своей игре. Мне нравятся многие защитники, но не могу сказать, что у меня есть какой-то личный фаворит.

Фото: Эдгар Брещанов, «Чемпионат»

«Общая картинка Олимпиады получилась довольно смазанной»

— Перед началом сезона хотя бы в теории могли себе представить, что получите вызов в сборную России на Олимпийские игры?
— Конечно, мне хотелось попасть в национальную команду. Я тренировался и готовился. Бывало, что в команде подшучивали и подбадривали, но я настолько суеверный человек, что специально вообще не думал на эту тему. Здорово, что так случилось и получилось поехать на Олимпиаду. Значит, так и должно было быть.

— Вам как-то помогло в Пекине, что главным тренером сборной России был Алексей Жамнов, с которым вы пересекались ещё в «Спартаке»?
— Ну в «Спартаке» он был генеральным менеджером, и на тот момент какие-то игровые вопросы мы вообще с ним не обсуждали. В клубе он иногда помогал тренерскому штабу, но не работал так, как это было на Олимпиаде. Перед поездкой в Китай мы с ним пообщались. Понятно, что я испытываю огромное уважение к этому человеку, с точки зрения его статуса как игрока и тренера. Прислушивался к тому, что он говорил.

— Какие впечатления и воспоминания остались от первой в карьере Олимпиады?
— Общая картинка Олимпиады получилась довольно смазанной, из-за того что был карантин. Нельзя было никуда выходить, и не было возможности посмотреть, как всё устроено. Все ходили в масках, что вызывало дискомфорт. Гулять можно было только по деревне, но тоже нужно было находиться в масках и думать о безопасности.

Если говорить непосредственно о хоккейном турнире, то всё могло завершиться от одной ошибки – одно неверное действие могло отделить победу от поражения. Всё решали какие-то мелочи, все бились, старались, большие скорости были. Мне была интересна подготовка ребят в тренировочном процессе и к самим матчам. Много чего полезного подсмотрел и запомнил для себя.

— Не трясло от самой мысли, что в 20 лет играете в первой паре сборной России на Олимпийских играх?
— В принципе, мне было вообще всё равно. Если бы оказался в такой ситуации два года назад, то меня бы чуть потряхивало. Но сейчас я провёл весь сезон в первой паре в клубе, играл с легионерами, поэтому привык к такой роли. Понятно, что в первые минуты не знал, как там и что там. Но перед игрой один человек мне сказал, что вообще не надо переживать и думать об очках, а нужно просто играть в хоккей. Я и начал спокойно играть, стараясь делать максимум для команды.

Грицюк и те, кто «берут Россию на плечи». Откуда взялась молодёжь в сборной на Олимпиаде Грицюк и те, кто «берут Россию на плечи». Откуда взялась молодёжь в сборной на Олимпиаде
«Вот такие они симулянты». Сборную России взбесило наглое поведение чехов на льду «Вот такие они симулянты». Сборную России взбесило наглое поведение чехов на льду

«Второе место на Олимпиаде? Осталось разочарование, но не скажу, что сильно расстроен»

— Опытные игроки вроде Вадима Шипачёва или Егора Яковлева давали какие-то дополнительные советы молодежи?
— Подсказывать-то подсказывали, конечно. Всё-таки они постарше и были в сборной и на прошлой Олимпиаде. В нужные моменты они давали советы, однако лишнего никто никогда не говорил. Не было какого-то большого количества подсказок, но молодые игроки прислушивались к тому, что они говорили. И вся сборная была единым коллективом.

— Часто ли вспоминаете финальный матч со сборной Финляндии?
— Придерживаюсь такого правила, что лучше не вспоминать плохие события. Понятное дело, что мы находились в одном шаге от золотых медалей. И если вспоминать это поражение, то начнёшь съедать себя изнутри. Стараюсь этого не делать. Конечно, в каких-то разговорах эта тема порой всплывает, но я стараюсь легко к этому относиться.

— Спустя время каких эмоций осталось больше от второго места на Олимпиаде — разочарования от поражения в финале или радости от завоевания награды?
— Скорее всего, разочарования, потому что сборная России могла стать чемпионом и была настроена только на первое место. Но при этом не могу сказать, что сильно расстроен от второго места. Такие, довольно смешанные чувства.

— Серебряную медаль храните дома на видном месте?
— Дома, но не на видном. Спрятал так, чтобы никто не видел (смеётся).

— После возвращения в клуб спрашивали Йори Лехтеря, за кого он болел в олимпийском финале?
— Даже не спрашивал. Конечно, он за меня болел (смеётся).

Фото: Эдгар Брещанов, «Чемпионат»

«Российские хоккеисты далеко не хуже финнов. Потом мы возьмём своё»

— Есть ли какое-то чисто хоккейное объяснение, почему на протяжении уже долгого времени финны являются настолько неудобным соперником для россиян по всем возрастам?
— Может быть, это всё уже пошло из области психологии. Мне самому довольно сложно судить, потому что не так часто встречался с финскими сборными. Если так подсчитать, то получится, что играл с ними три или четыре раза. Не ощутил в них ничего сверхъестественного, они такие же обычные хоккеисты с определённым мастерством. И мы далеко не хуже их, но просто, если сейчас они побеждают, значит, потом мы возьмём своё, и удача будет на нашей стороне.

— В Пекине сборную России на протяжении всего турнира упрекали за очень низкую результативность и довольно скучный стиль. Что думаете по этому поводу?
— Посудите сами. Вот если бы сборная России играла в очень яркий хоккей – много забивала и много пропускала – но проигрывала большинство матчей, все бы болельщики сейчас сказали: «Россия слабая и наполучала кучу шайб». А сейчас мы побеждали с минимальными счетами, но выигрывали. И все помнят только медаль.

— С точки зрения защитника, кто показался самым опасным форвардом, против которого довелось сыграть на Олимпиаде?
— Ох, если честно, я подзабыл фамилию этого хоккеиста. Просто вылетела из головы. Это игрок сборной Чехии, который очень много проблем нам доставил в их большинстве. Он в НХЛ за «Бостон» очень успешно играл, а сейчас вернулся в Европу.

Давид Крейчи, 46-й номер.
— Да-да, точно, вот он. Не знаю, может быть, у него лучшая игра на Олимпиаде была против нас, но с ним было очень сложно. Очень неприятно играл.

— В овертайме матча с Чехией как раз ещё и неприятный момент получился – удаление и пропущенный гол. После завершения матча вы очень сильно негодовали на своё удаление.
— Да просто никчёмное удаление было, не понимаю, за что мне там две минуты дали. Если бы они ещё гол не забили, я бы отнёсся более просто к ситуации, а так неприятно получилось.

«За системой «Каролины» слежу, но моё дело пока в России»

— Многое ли изменилось в вашей жизни после Олимпиады? Почувствовали ли уже известность?
— Да не особо. Конечно, в моём родном городе Орле у меня очень много поддержки. На Москву популярность пока не распространяется.

— А в команде пошли какие-то дружеские подколы в том стиле, что звёздный защитник вернулся в клуб?
— Ну обязательно, а как же без этого? Это до сих пор продолжается. Слежу за ними, чтобы лишнее слово не говорили (смеётся).

— У вас действующий контракт со «Спартаком» до 2024 года, но за «Каролиной» как-то следите?
— Да, они хорошо идут в этом сезоне в НХЛ, да и фарм-клуб – «Чикаго Вулвз» – очень хорошо выступает. Послеживаю, конечно, но моё дело пока здесь в России.

Новость по теме
Защитник «Спартака» Александр Никишин выбран «Каролиной» под 69-м номером на драфте НХЛ

— Однако какая-то связь с руководством «ураганов» сохраняется?
— Да-да, конечно, мы общаемся. Они следят за мной, и общение сохраняется, что очень приятно. Раньше они прямо очень плотно следили за какими-то игровыми моментами, сейчас всё чуть попроще – они стараются не нагружать лишней информацией, поэтому общаемся поменьше. Только на телефоне, без видеосвязи.

— Может быть, видели, что буквально на прошлой неделе Василий Пономарёв дебютировал в фарм-клубе «Кейнз» и сразу отметился результативной передачей. Общались с ним перед его отъездом?
— Нет, мы с ним не общались. Узнал, что он уехал в Северную Америку, уже тогда, когда он вышел на лёд за «Чикаго». Даже не знал, что он уезжает.

— Там же целая спартаковская диаспора постепенно собирается. Ещё и Артём Сериков играет за «Чикаго».
— С Артёмом мы даже играли в одной паре за «Спартак», но особо плотно с ним не общаемся. Видел его статистику в АХЛ. Рад, что у него получается.

— Сейчас непростые времена для хоккейного бизнеса в России. Известно о проблемах с поставкой экипировки. Как-то уже задумывались над этим вопросом?
— Да, я уже спрашивал у человека, который в клубе занимается данным вопросом. Он сказал, что во всём разберёмся. Я такой: «Ну ладно».

— В целом что думаете об отстранении российских спортсменов? Наверное, есть какая-то обида, потому что вполне могли и дебютировать на чемпионате мира в этом году?
— Все хотят заниматься спортом и своим делом, но в этой ситуации от нас мало что зависит. Хотелось бы лучшего, но что есть, то есть. Нам остаётся только смириться, готовиться к лучшему и ждать улучшения ситуации.

Комментарии
Партнерский контент