Светлана Кузнецова
Илья Рывлин
Кузнецова: для меня главное — чувствовать силу внутри себя
Светлана Кузнецова рассказала о восстановлении после операции на запястье, а также о своих целях, увлечениях вне корта и многом другом.
Теннис 0

Светлана Кузнецова возвращается. Россиянка, не игравшая с октября прошлого года, готовится вернуться в большой теннис в Индиан-Уэллсе. Светлана уже прилетела в Калифорнию, а несколько дней назад закончила сбор в Дубае. Именно там она дала интервью порталу Sport360.com. Кузнецова рассказала о процессе восстановления после прошедшей в начале декабря операции на левом запястье, из-за которой она пропустила Australian Open, а также поздравила Каролину Возняцки и Роджера Федерера с победой на Australian Open, поделилась эмоциями от встречи с Ким Клейстерс в её бельгийском доме и призналась, что ставит перед собой большие карьерные цели.

«У каждого врача было своё мнение»

— Как ваше запястье реагирует на нагрузки на тренировках?
— Я уже начала выполнять удары слева, так что рассчитываю в ближайшее время бить в полную силу. На самом деле восстановление идёт хорошо. Я думала, что будет сложнее. Да, пока не могу сказать, что готова на сто процентов, но я получила очень важный опыт. Раньше у меня никогда не было операций.

Я очень боялась перед тем, как её делать. Всё время спрашивала себя: «Как это всё будет?». Мы часто слышим, что люди делают операции, в спорте это происходит постоянно, но когда это случается с тобой, испытываешь странные ощущения. Кроме того, я поняла, что найти своего доктора очень непросто.

— Как вы получили травму?
— Я травмировала запястье на US Open, и врачи сказали, что нужно две недели отдохнуть и всё будет в порядке. Две недели прошло, я полетела в Китай, но ощущала ту же самую боль, что и в Нью-Йорке. Затем я послала результаты магнитно-резонансной томографии разным врачам и получила чуть ли не пять различных мнений. Принять решение было непросто. Когда я прилетела в Москву, встретилась ещё с несколькими врачами, затем проконсультировалась с бельгийскими специалистами. Мне предлагали прилететь в США, в Германию… Это сложно, потому что каждый даёт тебе свой совет. Но я приняла собственное решение и ни о чём не желаю. Надеюсь, скоро смогу сказать, что оно было правильным.

«Отлично провела время с Ким»

— Где в итоге вам провели операцию?
— В Бельгии у доктора Фредерика Верстрекена, который оперировал Ким Клейстерс и Белинду Бенчич. Я говорила с ними обеими до операции. С Ким мы поужинали, я посмотрела, как её дочка играет в баскетбол. Затем мы посетили матч баскетбольной команды, которую тренирует супруг Ким. Они пригласили меня к себе домой.

Мы сидели на кухне, и Ким сказала: «Это невероятно! Я не могу поверить, что ты сидишь в моём доме в Бельгии!». В общем, всё было очень весело. Она кормила своего поросёнка, у неё дома и свиньи, и куры, и другие животные. Когда мы пошли на баскетбол, то Ким кто-то позвонил и сказал, что она забыла закрыть ворота и свинья выбежала на улицу. Это было очень забавно. Я прекрасно провела там время. Было чудесно.

— Ким сказала вам что-то, чтобы успокоить?
— Она пошутила, сказала, что у меня будет крошечное запястье, мы посмеялись. Мы вспомнили прошлое, когда только делали первые шаги в теннисе. Я поделилась с ней своими любопытными историями, она своими. Это было очень интересно.

«Быть ведущей музыкальных новостей — это интересно»

— Как вы справляетесь психологически? Сначала вы получили травму, затем вам сделали операцию, потом началась долгая дорога к возвращению в тур.
— Мне очень повезло, что по ходу карьеры я редко получала травмы. А когда это всё-таки происходило, то я в любом случае считала, что мне надо сделать паузу и не играть какое-то время. Так что я хорошо проводила время, занималась разными вещами за пределами корта. Когда ты вынужден пропускать какую-то часть сезона, то понимаешь, что жизнь — это не только теннис. У меня появилась возможность поучаствовать в каких-то проектах и заняться чем-то другим.

— Например?
— Я вела программу о музыкальных новостях на телевидении. Я не была постоянной ведущей, просто пару раз попробовала себя в этом качестве на российском музыкальном канале. Я участвовала и в других шоу на телевидении, даже исполняла рэп. У меня был ещё один проект, но он так и не был реализован. Но в принципе я люблю появляться на экранах и общаться с ведущими и слушателями на радио. Мне нравится говорить, затрагивать интересные темы, разговаривать с успешными людьми в самых разных отраслях.

«Надо прислушиваться к своему телу»

— Недавно вы вновь вышли на корт. Чувствуется, что отдохнули и перезарядили батарейки?
— Немного иначе. Когда делаешь большую паузу в выступлениях, то думаешь, что у тебя полно энергии. Тебе действительно очень хочется вновь играть. Но ты выходишь на первую тренировку и вскоре понимаешь, что сил вообще нет. Чем ты старше, тем труднее вновь набрать форму. Каждый раз всё немного по-другому, потому что твоё тело по-разному реагирует, тебе надо прислушиваться и вносить коррективы в тренировки и вообще в распорядок дня. Я просто пыталась подготовить своё тело к большим нагрузкам. Посмотрим, как у меня это получилось.

— Запястье до сих болит?
— Я не чувствую той боли, что была раньше, но ощущаю запястье. Но доктор сказал, что это нормально. Постепенно и эти ощущения должны пройти.

— Какой главный вывод вы сделали из всей этой истории?
— Что жизнь продолжается. Ты сталкиваешься с какими-то препятствиями и пытаешься их преодолеть. Я поняла, что, когда закончу карьеру, мне нужно искать что-то другое, ставить перед собой новые цели. Мне понравилось смотреть Australian Open на диване и не потеть на 40-градусной жаре. Иногда приятно избежать попадания в это пекло, но при этом я скучала по Австралии — очень люблю эту страну.

«Если всё в жизни идёт хорошо, то играть становится легче»

— Кстати, об Австралии. Каролина Возняцки завоевала там первый титул на турнирах «Большого шлема». Вы заметили какие-то изменения в её игре?
— Не думаю, что она что-то меняла. Мне кажется, она осталась такой же. Иногда ты чуть больше в себе уверен, иногда чуть меньше. Бывает, что тебе везёт с сеткой, а бывает, что и нет. Её победа — это был лишь вопрос времени. Вот сейчас оно прошло, все кусочки мозаики сложились в Мельбурне. Я очень рада за неё. Я её поздравила с этим большим достижением. Приятно, что она наконец этого добилась.

— Когда ты занимаешь первое место, при этом не имеешь побед на «Шлемах», то сталкиваешься с негативом в прессе и среди болельщиков. Ей приходилось непросто...
— Это случается со многими. Если она счастлива в жизни, то она не обращала на это внимание. Мне кажется, сейчас она точно счастлива. Каролина помолвлена, она выиграла «Шлем», всё получается. Если за пределами корта всё идёт хорошо, то, мне кажется, играть становится легче.

— В Индиан-Уэллсе вам предстоит защищать очки за финал. Вам удаётся об этом не думать и сосредоточиться только на восстановлении?
— А в чём смысл думать об очках, что я могу сделать? Сейчас я думаю о своём запястье и о теле в целом. Я хочу подвести себя к турниру в лучшей форме. А мысли об очках ничего не дадут.

— Хотелось ли бы вам вернуться в прошлое и что-то поменять на каком-то этапе своей карьеры?
— У меня был ужасный сезон-2005. Я отлично сыграла в 2004-м, а затем полностью провалилась. Я всё равно находилась в топ-20-30, но это был очень трудный год. Мне тогда было 20 лет. Я бы хотела, чтобы тогда мне помог тот опыт, который у меня есть сейчас. Или чтобы рядом были нужные люди, которые смогли бы меня направить в нужное русло.

«Если бы я стала мамой, то мне было бы тяжело продолжать карьеру»

— Есть ли у вас какие-то цели, которые вы ставите перед собой? Может быть, вам хочется стать первой ракеткой мира.
— Конечно, это было бы прекрасно, но я не хочу думать об этом как о единственной цели в своей жизни. Потому что в таком случае я сама усложню себе жизнь. Я не зацикливаюсь только на этом. Но в принципе стать первой, конечно, это большое достижение.

— Когда вы смотрели Australian Open, думали ли вы, что можете побороться за титул в отсутствие многих больших звёзд?
— Чтобы на что-то претендовать, нужно быть в хорошей форме, потому что сейчас все отлично готовы. Когда я получила травму, то чувствовала себя очень уставшей. Нужно иметь большой запас сил, чтобы хорошо играть, и не так важно, сколько было звёзд в сетке. Я верю, что могла бы побороться и могла бы выиграть. Для меня главное — это чувствовать силу внутри себя. Надеюсь, что вынужденный перерыв мне поможет.

— Серена Уильямс и Виктория Азаренко стали мамами и вернулись в тур. Вы допускали несколько лет назад, что такое возможно?
— Отлично, что у них есть желание играть в теннис после рождения детей. Думаю, что если бы я стала мамой, то сидела бы дома с ребёнком. Мне было бы тяжело путешествовать вместе с ним. Но если у них это получается, то замечательно.

— Вы знаете, когда проведёте свой первый турнир?
— Я постараюсь сыграть в Индиан-Уэллсе, таков мой план. Врач сказал, что я чуть тороплюсь, но посмотрим.

«Федерер — лучший. Он умеет на корте всё»

Роджер Федерер победил в Австралии в 36 лет и вернулся на первую строчку. Как вы на это отреагировали?
— Роджер — лучший. Это невероятное достижение. Я очень горжусь, что являюсь его болельщиком. Не без помощи Мирки и его замечательной команды Роджеру удалось правильно организовать свой календарь. Он выглядит свежим и не испытывает многих проблем, с которыми сталкиваются другие игроки. Он очень талантлив, он умеет всё на теннисном корте. Правильный календарь и грамотная команда помогают оставаться на таком уровне в его возрасте.

— Вы любите, когда с вами на турниры приезжают друзья и родственники?
— Мне всегда трудно находить баланс. С одной стороны, я хочу, чтобы рядом со мной были люди, иначе мне одиноко. С другой, чем меньше людей, тем проще концентрироваться на работе. Я пытаюсь найти золотую середину. Иногда я прошу друзей полететь со мной на тот или иной турнир, но всё зависит от того, как я ощущаю себя в данный момент.

— Есть какой-то один человек, от которого вы больше всего зависите?
— Я не хочу ни от кого зависеть, в том-то и дело. Конечно, мой тренер Карлос Мартинес меня очень поддерживает, но я не думаю, что завишу от него. Он знает мою игру, он очень хорошо знает меня. Это полезно, поскольку это позволяет ему давать мне прямые и чёткие советы.

«Хочу играть меньше, но лучше»

— Вы собираетесь играть меньше турниров, чтобы так не нагружать своё тело?
— Да, я ещё раньше начала сокращать свой график. Проблема в том, что если меньше играешь, то должен далеко проходить на тех турнирах, в которых участвуешь, чтобы сохранять рейтинг. Я хочу выступать в каких-то маленьких соревнованиях, чтобы получать уверенность и лучше играть на важных стартах.

— Мужчины пытаются добиться от организаторов турниров «Большого шлема» более солидных призовых. Как вам кажется, должны ли то же самое делать женщины?
— Я слышала. Я на самом деле никогда не знала точных цифр. Знаю, что мы получаем маленький процент от общего дохода организаторов. Но я спортсменка, это не мне решать. Если другие девушки придут к мнению, что надо что-то делать, я, конечно, их поддержу.

— В последнее время было несколько допинговых скандалов, в частности с Сарой Эррани и Томасом Беллуччи. Вы следили за ними?
— Обычно я люблю поговорить лично со спортсменом, потому что прессе не всегда можно всё рассказывать, а иногда журналисты переиначат то, что ты сказал. Если я знаю теннисиста, которого в чём-то подозревают, то сама подойду и поговорю. Сейчас с допинг-контролем всё стало очень строго: ты можешь принять какой-то препарат от простуды и провалить допинг-тест. Кроме того, надо всегда сообщать, где ты будешь находиться, с указанием точного времени, а иногда я вообще не знаю, где и когда буду ночевать. Перед тем как использовать какой-то крем, я 100 раз подумаю и, скорее, не стану этого делать. Даже когда я покупаю чай, держу в голове, что там в теории что-то может быть. Но при этом считаю, что тот, кто намеренно принимает допинг, должен нести наказание за это.

Комментарии (0)
Партнерский контент