«Что это мой ребёнок катается, а я нет?» Как фигурное катание становится массовым спортом
Яна Левхина
Массовое любительское фигурное катание
Аудио-версия:
Комментарии
Олимпийская чемпионка Екатерина Боброва способствует тому, чтобы у нас в стране было больше фигуристов!

Существует стереотип, что фигурное катание — это спорт для очень узкого круга людей. Мол, только те, кто стоит на коньках с детства, могут стать фигуристами, показывать программы и бороться за медали. Но это не совсем так. Сейчас в России активно развивается массовое любительское фигурное катание, и при желании каждый может покорить этот вид спорта. Активно содействует этой идее олимпийская чемпионка Екатерина Боброва, которая вместе с Марией Орловой и Александром Романовым создала ассоциацию, призванную сделать из массового любительского фигурного катания отдельную лигу со своими турнирами.

В прошлые выходные у фигуристов-любителей прошли свои контрольные прокаты, и, надо сказать, уровень на них был показан вполне достойный. Спортсмены не просто старались красиво скользить, но и показывали прыжки, вращения, спирали. А за их выступлениями наблюдали профессиональные судьи, которые затем провели семинар с разбором прокатов. В общем, всё, как в большом спорте!

Теперь же фигуристам-любителям предстоит участие в этапах Гран-при и борьба за отбор в финал. Подробнее о том, что вообще представляет из себя массовое любительское фигурное катание, в интервью «Чемпионату» рассказали Екатерина Боброва и Мария Орлова. Какие перспективы развития у этого направления, как туда попасть и сколько это стоит? Об этом и не только — в нашем материале.

— Расскажите, как пришла идея создать Ассоциацию развития массового любительского фигурного катания?
Екатерина: Про большой мир любительского спорта я узнала не так давно. У меня три года существует школа, и, когда мои любители стали спрашивать, а будем ли мы выступать, я начала погружаться в эту историю. Я знала, что существуют какие-то соревнования, но, как выяснилось, никакой федерации или ассоциации, отвечающей за них, не было. И это порой создавало неудобство, вплоть до того, что на разных соревнованиях могли быть разные правила.

Людей очень много, они все заряжены, вы не представляете, насколько это всё интересно. Энергия бьёт ключом не меньше, чем на профессиональных соревнованиях, интриги, эмоции, скандалы здесь тоже есть (смеётся). И когда я начала себе задавать вопрос, а как это всё можно развивать, то выяснила, что Мария Орлова, с которой я знакома давно, и Александр Романов — один из первых, кто начал выступать на международном уровне любителей, уже давно собираются это всё сделать. Они создавали разные соревнования, в том числе условный финал Гран-при, который прошёл бесплатно в прошлом году. Но полноценную серию Гран-при с этапами, настоящим финалом, с едиными правилами не под эгидой какой-либо организации создать практически невозможно. И мы поняли, что пора, и создали эту ассоциацию.

Мария Орлова, Александр Романов и Екатерина Боброва

Мария Орлова, Александр Романов и Екатерина Боброва

Фото: Ольга Тимохова

— Чем сейчас занимается ассоциация, какие проекты в планах?
Мария:
Проектов много, но надо понимать приоритеты. Самое важное, для чего была создана ассоциация, — чтобы мы все, любители, объединились, чтобы у нас было понимание развития, к чему мы хотим прийти и что мы за этот сезон должны сделать. Для нас как для ассоциации важна работа не только с Москвой и Санкт-Петербургом, но и с регионами, где тоже есть любители, которые очень хотят выступать и быть в команде. Для этого, конечно, нужно понимание календарного плана.

Сегодня (интервью было записано 23 сентября. – Прим. «Чемпионата».) у нас прошли контрольные прокаты — они были сделаны по типу контрольных прокатов сборной России. Конечно, сегодня, может, выступали не лучшие из лучших, но я уверена, что в следующем году мы придём к тому, что на контрольных прокатах будет выступать сборная команда любителей. Буквально через две недели в Ставрополе у нас состоится первый этап Гран-при, который как раз поведёт за собой череду соревнований — они пройдут в 15 городах. Это всероссийская история, для нас это очень важно, потому что мы хотим, чтобы регионы выступали вместе с нами.

Екатерина: А по итогам этих этапов в конце сезона у нас пройдет финал Гран-при, который для любителей будет проводиться бесплатно.

Мария: Ассоциация проведёт финал Гран-при на первой неделе июня, и мы очень надеемся, что в финале соберутся лучшие из лучших.

— Кто может стать любителем?
Екатерина:
Абсолютно любой возраст, абсолютно любой человек. У нас люди выступают по возрастам: 6-11, 12-17 и так далее вплоть до 68+. Любой человек может кататься, пока здоровье позволяет.

— Должен ли быть какой-то определенный уровень, чтобы выступать на соревнованиях?
Екатерина: Самый низкий уровень у нас называется пре-бронза — это когда человек может делать один прыжок и одно какое-либо вращение на одной ноге. Но всему учат в школах по фигурному катанию, хотя у нас есть и спортсмены, которые тренируются сами.

Фигуристы-любители

Фигуристы-любители

Фото: Ольга Тимохова

— Можно ли попасть в массовое любительское катание с нуля?
Екатерина:
Такие люди и приходят. Например, ко мне приходят взрослые, которые от борта не могут отлипнуть, в прямом смысле. И они говорят: «Я никогда не отпущу этот бортик, он мой родной». Они боятся упасть, разбиться и поэтому просто стоят. Но потом, несколько месяцев спустя, они уже начинают делать на одной ноге цапельку, фонарики, восклицают и говорят: «Если б мне несколько месяцев назад сказали, что буду так кататься, я бы в жизни никому не поверил». Всё возможно сделать, главное, чтобы были цель и желание.

— Какой наивысший уровень в любительском катании? Я видела, что некоторые и каскады из двойных прыгают.
Мария:
Конечно, если ты пришел в фигурное катание в 20 лет без знания каких-то азов, дойти до двойных прыжков в каскадах — это сложновато. В большей степени с двойными прыжками в любителях катаются те, кто хотя бы немного когда-то катался.

Екатерина: Да, всё верно. Для меня яркий пример — это моя сестра, которая занималась в детстве, а потом вообще не каталась. Она занималась в профессиональной группе, но нигде никогда не выступала, а сейчас хочет возобновить эту спортивную историю, и у неё появилась возможность.

А в прошлом году мы с моим мужем Андреем Депутатом, который выступал в парном катании, сделали дуэт. Выступали в танцах на льду по правилам массового фигурного катания. Мы хотим развивать это, чтобы профессионалы тоже хотели к нам присоединиться, если им это интересно. Тем более у нас сейчас на соревнованиях будет новый вид, называется мастер-микс. Это, условно, как «Ледниковый период», когда профессионал может кататься с непрофессионалом. Будем всех ждать в этом виде!

Материалы по теме
«Мы справились и не развелись!» Интервью с Екатериной Бобровой о прокате в паре с мужем
«Мы справились и не развелись!» Интервью с Екатериной Бобровой о прокате в паре с мужем

— А есть ли уже желающие?
Екатерина:
У нас в прошлом году в Питере были масштабные соревнования для любителей, и там была судья международной категории, с которой мы в своё время соревновались вместе. Её пригласили на это всё посмотреть, отсудить любительский старт, и она сказала: «А что я не катаюсь-то? Я мужа могу взять, научу его стоять на коньках и будем вместе кататься. Я хочу, я соскучилась!» Есть такой пример. Сейчас у нас к сезону уже готовятся две пары! А дальше посмотрим. Может быть, кто-нибудь захочет себе Алину Загитову в партнёрши и сможет её уговорить (улыбается).

— По правилам чем любительское катание отличается от профессионального?
Екатерина:
У нас намного меньше прыжков. На низшем уровне, пре-бронза, запрещены двойные прыжки, но они разрешены в уровнях золото и мастер. Есть уровень мастер-элит — это спортсмены, которые выступали на международных и всероссийских соревнованиях, они могут прыгать тройные.

Мария: Ограничения были сделаны в целях безопасности, чтобы не было желания пробовать что-то, что твоё тело тебе пока не позволяет. В большей степени любители занимаются этим как хобби. Конечно, у них нет возможности тренироваться по пять-шесть часов в день пять раз в неделю, как профессиональные спортсмены. Они приходят, тренируются два-три раза. Конечно, у нас ограничения стоят. Все технические уровни и элементы, которые есть в спорте высших достижений, есть и у нас, только всё проходит градацию относительно возраста и уровня. Важно понимать, что, когда в 40 лет начинаешь учить прыжки, ты не станешь, к примеру, Камилой Валиевой или Анной Щербаковой. Конечно, в голове хочется увидеть, как ты прыгаешь четверные, но тебя отдали в спорт не в три года, поэтому это невозможно.

— Любителей тоже оценивают по правилам ISU?
Мария:
Да. Плюс наши соревнования оценивает профессиональная судейская бригада, которая обслуживает международные турниры и наши российские соревнованиях. Это те люди, которые оценивают всю нашу элиту спорта. Правила, их основа — одинаковые. Конечно, есть какие-то нюансы, которые адаптированы под тех людей, с которыми мы работаем. Но то, как мы учим их кататься — это база, которая веками была выработана в фигурном катании.

Судьи на контрольных прокатах фигуристов-любителей

Судьи на контрольных прокатах фигуристов-любителей

Фото: Ольга Тимохова

— Насколько дорого заниматься любительским фигурным катанием?
Мария:
Скажу честно, фигурное катание — дорогой вид спорта. Выйти на поле побить мяч — это одна история, а выйти на каток — это уже не так дешево. Тем не менее, если работать в группе, а не одному, цены приемлемые. Абонементы стоят от 10 до 25 тысяч приблизительно, и они предполагают расширенный ассортимент всех тренировок: начиная от ОФП, СФП и хореографии до занятий на льду.

Екатерина: Вообще, всё зависит от человека, от желания и от возможностей. Можно заниматься в секции, получать какую-то информацию от тренера, а потом идти на массовое катание, которое не так дорого стоит — 500-1000 рублей час — и уже самому заниматься. А потом приходить в эту же секцию и какие-то вещи с телефона показывать тренеру, разбирать свои недочёты.

Костюмы можно не шить, а брать напрокат. Есть у нас много любителей, которые шьют сами себе, помогают шить другим. Это уже не костюмы за 50-60 тысяч рублей, которые шьют у нас в спорте высших достижений, это намного дешевле. Коньки тоже не обязательно покупать в профессиональных магазинах фигурного катания. Очень много вариантов купить на «Авито», мы всем советуем, тем более детям, у которых нога за год вырастает. Если купить хорошие коньки на «Авито», они прослужат не год, они прослужат вам дольше — это трата на несколько лет вперед. Не надо каждый год коньки по 50 тысяч покупать, не настолько всё плохо.

Бывают траты на соревнования, потому что они пока что проходят за вступительный взнос. Но, опять же, человек платит за удовольствие быть в компании единомышленников, выступить на льду в костюме и иметь возможность выиграть медаль или кубок. Твои близкие за тебя болеют, тебе кидают на лёд игрушки и цветы — это же тоже удовольствие, за которое не жалко денег. Я своим ученицам говорю: «Ты платишь деньги, используй эти пять минут — они твои! Получай от этого удовольствие». Ты ставишь себе цели, дети с тебя берут пример. Это не просто деньги в никуда, ты вкладываешь в себя, в своё развитие, в свой досуг. Не дома с бутербродами сериал смотришь, а идешь на лёд и делаешь лучше себя вчерашнего — это тоже очень важно. Когда прихожу на лёд и вижу горящие глаза своих учеников, я сама заряжаюсь этим, сама вспоминаю, ради чего приходила на тренировки, и это очень классно. Хочется это развивать.

Мария: Купить форму, сделать музыку, поставить программу — это всё, конечно, стоит определенных денег. Если в спорте всё это оплачивается федерацией, то наша ассоциация пока не располагает большими средствами, но мы к этому стремимся. Мы будем пытаться найти спонсоров, найти таких же любителей фигурного катания, которые будут готовы вкладывать деньги в развитие массового спорта. Конечно, спорт требует денег, без этого далеко не уехать. Нужно снимать лёд, делать соревнования. Было бы идеально собрать сборную команду и финансировать её — это наши планы, и я надеюсь, что они будут осуществимы.

— Какой основной контингент занимается массовым любительским катанием? Это люди, которые занимались фигурным катанием в прошлом, или те, кто насмотрелся на выступления фигуристов и захотел так же?
Екатерина: Обе категории, которые вы назвали. Вообще, как у нас в школе создалась группа любителей, которые выступают… Изначально мы ставили на лёд детей, три-четыре года. Если видели, что ребёнок подаёт надежды, мы были готовы отдавать его в профессиональные группы. Но чаще всего процентов 80 родителей приводят ребёнка просто для здоровья. Потом к нам стали приходить родители с детьми, которым по 10 лет, и они спрашивали: «А можно нам?» Конечно, можно! А потом начали приходить мамы: «Что это мой ребенок катается, а я нет? Я тоже хочу кататься!» И когда ребёнок с тренером катаются в одной группе, мама на том же льду катается в другой группе.

Мария: У нас в школах с Екатериной практически одинаковая система, есть абонементы «Мама+ребенок». Во-первых, это определенный досуг. Это прекрасно — иметь общее хобби и быть для ребенка примером, это очень дисциплинирует и сближает.

Екатерина: У меня в школе и папы приходят с удовольствием!

Фигуристы-любители

Фигуристы-любители

Фото: Ольга Тимохова

— Как попасть во всю эту тусовку любителей фигурного катания?
Екатерина:
Есть множество школ не только в Москве и Санкт-Петербурге, но и в других городах России. Эту информацию и удобный для вас каток можно найти в интернете. Моя школа так и называется — «Школа Екатерины Бобровой». У нас есть три отделения. У Марии своя школа — «Школа Марии Орловой». Есть множество тренеров, которые дают частные подкатки на массовых спортивных катаниях. Было бы желание, а возможность всегда найдётся!

— Есть ли поддержка идеи развития массового любительского фигурного катания от других фигуристов или, может, есть планы их привлечь?
Екатерина:
Мой муж Андрей Депутат мне помогает, он главный тренер и администратор моей школы. Александр Энберт нам тоже всегда помогает, мы можем у него что-то спросить по правилам. И он тоже тренирует любителей. Помимо фигуристов, прежде чем создать ассоциацию, я пришла к Александру Когану, генеральному директору ФФККР. Так как мы связаны с фигурным катанием, хотелось бы, чтобы федерация нас поддерживала. Александр Коган очень радушно принял эту идею, сказал, что, когда в дальнейшем увидит развитие этой идеи, возможно, федерация сможет нам помочь в чём-то. Естественно, мы будем масштабно работать над тем, чтобы Министерство спорта об этом знало, ведь одна из главных его задач — развивать массовый спорт. Я уверена, что они в дальнейшем нам тоже будут помогать. Просто нужно показать объём своей работы.

Мария: Да, поэтому этот сезон для нас будет пробный. Мы надеемся, что проведем большую фундаментальную работу и сможем в конце этого сезона показать, сколько турниров сделали, сколько людей готовы выступать на этих турнирах и двигать массовое любительское фигурное катание вперед.

Комментарии