Генеральный директор «Локомотива» Василий Кикнадзе
«Чемпионат»
Босс «Локо» пришёл в «Чемпионат» и рассказал всё. Огромное интервью с Кикнадзе
Затронули все болевые точки «Локомотива».
Футбол / РПЛ 0

В редакции «Чемпионата» есть своя аллея славы. У нас в коридоре выставлены фотографии гостей из мира спорта, которые к нам заходили. Два соседних кадра – Ольга Смородская и Илья Геркус (бывшие президенты «Локомотива»). Пришло время повесить рядом и фотографию Василия Кикнадзе. Только что закрылось трансферное окно, так что основная часть беседы была связана именно с переменами в составе «Локомотива». На эту тему к нам пришло много вопросов от читателей, чьи имена мы указываем в скобках по ходу интервью.

Василий Кикнадзе
Фото: Алёна Сахарова, «Чемпионат»

– Если хочешь выстроить осмысленную линию в развитии клуба, трансферный период – самый надёжный инструмент, – начал Кикнадзе. – Полгода назад мы говорили, что хотим сменить акцент в развитии клуба и больше внимания уделить молодым игрокам. Рассчитываем, что у нас в связи с этим появится дополнительный источник финансирования.

– В чём сложность?
– Существуют ограничения, в рамках которых надо действовать. Вторая сложность – обилие ложной информации и серых методов проведения трансферов. Третью сложность я бы описал так: кто кого обманет.

– Что вы имеете в виду под серыми методами?
– Ту информацию, которая якобы исходила из клуба. Заявления о том, что клуб интересуется отдельными игроками, их стоимость, оценка контрактов. Процентов 70 информации, которая появлялась в это окно, просто не соответствует действительности.

– Пытались что-то предпринять?
– Думали выступать с опровержениями. Потом поняли, что это может серьёзно отвлечь от работы и погрузить в водоворот информационной войны. Но со всем этим надо что-то делать, такое мешает работать.

– Какие конкретно слухи имеете в виду?
– Если мы сейчас с вами поднимем список… «Бетис» отклонил наше предложение? Но мы даже полшага не сделали в этом направлении. Видимо, был вброс на испанском рынке, который аукнулся у нас. Таких историй много, могу штук 15 вспомнить.

– Как всё было в случае с Рибери?
– Поужинали вместе. Я долго работаю в спорте как сотрудник медиа, и у меня осталось много контактов. У Рибери есть свои плюсы. Он волевой игрок, который может укрепить команду. Но возрастной.

– Юрий Палыч участвовал в этих обсуждениях?
– Если доходит до конкретных разговоров, всё и всегда обсуждается с Юрием Палычем. У нас с Рибери была предварительная встреча. Очень интересная и содержательная, но до обсуждения условий мы не дошли.

«Бомба», Гжегож

– Часто у вас бывают такие встречи, как с Рибери?
– Меня интересует рынок. Не только во Франции, Испании или Италии – много где встречаюсь и обсуждаю разные темы. Гипотетически могли провести эту сделку. Гипотетически могли даже «бомбу» сделать.

– «Бомбу»?
– Несколько дней назад к нам мог перейти один из лучших нападающих мира. На следующий день после перехода Жоау Мариу.

– Что помешало?
– Деньги. Могла быть аренда, по которой клуб должен выполнить условия футболиста. Условия очень серьёзные. Их целый ряд, причём требовалось все сделать немедленно. Пришлось отказаться.

– Икарди?
– Не скажу (улыбается).

– Значит Икарди.
– Я этого не говорил (смеётся).

– Не пожалели, что на тот момент взяли Жоау Мариу?
– Давайте через год посмотрим. Запросы того форварда были выше, чем у Жоау. Если подводить итоги, на всех новых игроков в этом году мы потратили чуть более 8 млн евро. Включая бонусы, агентские вознаграждения и стоимость трансфера. Это меньше, чем сделка по одному-единственному игроку прошлым летом.

Жоау Мариу и Василий Кикнадзе
Жоау Мариу и Василий Кикнадзе
Фото: Дмитрий Голубович, «Чемпионат»

– Сколько было год назад за тот же период?
– Если мы отнесём туда же Гжегожа, то в районе 40.

– Там же была аренда?
– Да, но были прописаны кондициональные бонусы в случае проведения определённого количества матчей. Нужное количество игр он провёл ещё до Нового года.

– «Локомотиву» важно приобретать звёзд для пиара?
– С этой точки зрения точно нет – с пиаром у нас всё в порядке. Вопрос: покупать звёзд или создавать? Вот это принципиальный момент, определяющий стратегию развития клуба. Мне кажется, важнее их создавать.

Шюррле, Жоау Мариу

– Сёмин просил взять опорника. Это было его главным желанием прошедшей трансферной кампании?
– У него было три пожелания. Четвёртое возникло после травмы Фарфана. По опорнику были разные кандидатуры, в том числе и от тренера. Возникали разные варианты: и Перу, и Польша, и Израиль, и Россия. И многие другие, не попавшие в СМИ. Достаточно долго не было вариантов, по которым совпадало и тренерское видение, и финансовые возможности, и адекватность запросов. Когда появилась кандидатура Жоау Мариу, то мнения всех сошлись.

– На аренду Мариу нашлись деньги, а на Шюррле – нет. Не считаете это ошибкой? (Владислав Бойко)
– Ответ появится спустя сезон. У всего есть своя стоимость. Учитывая возраст Шюррле и тот эффект, который мы ожидали от его прихода, мы точно не были готовы платить больше предложенного нами.

– Вы давали зарплату два миллиона евро в год, а «Спартак» – три. Верно?
– Там не только зарплата, но и определённые условия, которые могут быть реализованы. Если судить по цифрам в медиа, то предложение «Спартака» было более сахарным. Могли ли мы взять Шюррле быстрее? Наверное. Но тогда не взяли бы Жоау Мариу.

– В какой момент в переговорах с Шюррле появился «Спартак»?
– У нас разная информация. По одной версии, переговоры шли параллельно. По другой, «Спартак» возник в тот момент, когда у нас шли серьёзные дискуссии по этому игроку. Надо отдать должное, «Спартак» действовал агрессивнее.

– Нет ощущения, что «Спартак» вас обокрал?
– В этой ситуации – нет. Это нормально для рынка. Если они считают, что готовы отдать за игрока определённые деньги, имеют полное право. Никаких упрёков в их адрес.

Андре Шюррле и Эсекьель Понсе
Андре Шюррле и Эсекьель Понсе
Фото: Дмитрий Голубович, «Чемпионат»

– У вас будет возможность выкупа Жоау Мариу?
– Есть три варианта, и все они нас устроят: выкупить, не выкупить или продлить аренду. Для меня это прозрачный контракт. Понимаем, что и когда нужно сделать для каждого из вариантов.

– Понимаете, почему «Интер» обеспечил вам такие комфортные условия?
– Вопрос к итальянцам. У Мариу были сложности в отношениях с клубом. Возможно, для «Интера» это была возможность избавиться от трат на зарплату.

– Уже понятно, за какую сумму можно будет выкупить Жоау Мариу после аренды?
– Цена оговорена, конечно. Даже проскочила в СМИ.

– У «Локомотива» будут эти деньги?
– Зависит от ряда обстоятельств. В том числе и от продаж, от того, как игрок себя зарекомендует. Мне понятен алгоритм своих решений по ходу сезона.

– Кто занимался трансфером Жоау Мариу?
– Я общался с ним самим, с клубом разговаривал Андрей Лосюк, который хорошо знает спортивного директора.

– Вопрос по тому, что у него написано на майке. Почему «Марио»? Все знают его как Жоау Мариу, и это единственный верный вариант.
– Как филолог – филологу. Что у него написано на спине, когда он играет за сборную Португалии?

– Латинская «о». Но мы же не будем латинские «p» или «х» воспринимать словно русские «p» или «х» – они читаются в Португалии иначе.
– Вы знаете состав ЦСКА? Как правого защитника называете?

– Марио Фернандес.
– А почему там Марио, а тут Мариу?

– Потому что бразильская и португальская версия отличаются. Все знают разницу между Роналдо и Роналду.
– Вот два зубодробительных аргумента. Первый: в визе у него написано «Марио». Второй: в команде было целое совещание, в котором принимали участие и Гилерме, и сам Мариу, и переводчик команды. Приняли решение писать «о».

– Допустим, Баринов уедет в Англию, и захочет, чтобы его фамилию писали по-английски «Bapa», потому что так больше похоже на русское «Бара». Хотя для англичан это будет читаться «Бапа». Едва ли какой-то английский клуб на это пойдёт.
– У нас была жаркая дискуссия. Например, директор по связям с общественностью Кирилл Брейдо был сторонником «у», но решили писать «о». При этом никто не мешает вам читать «у».

Фернандеш, Хвича

– Фернандеш согласился на зарплату «Краснодара» в размере 1,1 млн евро. Неужели «Локо» не мог продлить его на таких же условиях? (Станислав)
– Первое: Ману – сильный игрок. Второе: у Ману сильный характер. Третье: искренне рад, что он нашёл команду. В «Краснодаре» ему будет комфортно. Он знает этот клуб, не раз против него играл. Тем более там выступает Ари. Я предупреждал Ману, что если у нас что-то и будет, то ближе к концу трансферного окна. Выбирая между ним и Жоау Мариу, принял решение, что молодость важнее.

– Бюджет не позволял взять и того, и другого?
– Верно. Да и смысла не было брать и сажать человека на лавку, когда он достоин играть.

– Понимаете, что усилили конкурента? (Артём Сахаров)
– Давайте посмотрим. Такое количество специалистов, которые на берегу говорят об усилении конкурента. Состав не резиновый, мы не можем держать 30 футболистов, как это было в прошлом сезоне.

– Уход Кварацхелии для вас упущение или успех? (Михаил Савин).
– Ничего себе успех! Нет-нет, мы все переживали. Честно говоря, думаю, что Хвича и сейчас переживает. Нужно понимать, что Юрий Палыч очень верит в этого футболиста и сделал многое, чтобы он оказался в клубе. Поднимал по нему вопрос, ещё когда Хвиче было 17 лет. Говорил: «Ребята, растёт талантливый парень!»

Хвича Кварацхелия (в центре)
Фото: Дмитрий Голубович, «Чемпионат»

– И всё-таки он ушёл.
– Ему было хорошо в клубе, ни секунды в этом не сомневаюсь. Я не могу сказать, что семь матчей в прошлом сезоне однозначно сформировали у меня уверенность, что это будущее клуба. Мне этого было недостаточно для подписания длительного контракта. Ему предлагалось соглашение 1+3. Моя претензия к агенту в том, что за месяц до трансферного окна мы с ним договорились об условиях, на которых Хвича останется в «Локо».

– То есть претензий к себе по этой истории у вас нет?
– Есть. Мы были недостаточно быстры в формализации договорённостей. Нужно было агенту провести работу с «Рустави», оформить бумаги. Но всё оттягивалось – завтра, потом послезавтра. В итоге за три дня до закрытия трансферного окна возник «Рубин». Нам сделали предложение, которое не соответствовало тому, о чём мы договорились изначально. Я отказался, и Хвича ушёл.

Я вышел из телевизионного бизнеса, тот ещё мордобой за права, но рукопожатие означает договорённость.

– К трансферам такой подход неприменим?
– Больной урок, но хороший. Искренне желаю Хвиче добра, я к нему очень хорошо отношусь. Надеюсь, у него всё сложится. А то, что он туда ушёл, – жизнь покажет, насколько это правильный ход.

– Когда будет спортивный директор в команде? Будет ли вообще? (Левая_Нога_Сычёва)
– Когда-то обязательно будет.

– Почему отказались от нескольких кандидатов?
– Я хочу чётко понимать процессы. Вижу много грязи, тёмных сделок, странных ситуаций. Я хочу быть абсолютно уверен в том, что принимаются понятные и обоснованные решения. В таком духе мы отработали зимнее и летнее окно. Дальше будем так же работать. Когда буду понимать, что есть кандидатура спортивного директора, которому я могу довериться, то обязательно его приглашу. Пока нет нужного кандидата.

– Зимой он может появиться?
– Может уже в октябре появиться.

Тарасов, гибкость

– Агент Хвичи подчёркивал, что при предложенных условиях было непонятно, кто будет восстанавливать игрока в случае травмы.
– Это не совсем корректно. Или совсем некорректно. В контракте чётко прописано, кто обязан это сделать. Безусловно, медицинское сопровождение — это ответственность клуба.

– Тема с травмой – отсылка к известной истории. Не думаете, что ради имиджа не стоило проявлять такую принципиальность в отношении Тарасова?
– Нет. Если бы всё повторилось, сделал бы то же самое. Даже если бы знал, что арбитраж примет это решение, с которым я не согласен. На мой взгляд, создан нехороший прецедент. Игрок самостоятельно ломает регламент, установленный клубом, ссылаясь на одну неразумную смску сотрудника «Локо».

– Врач «Локо» получил взыскание?
– Нет. Пожурили и всё. На мой взгляд, не является большим криминалом то, что человек отправил смс со словом «хорошо» в ответ на заявление Дмитрия о его решении самостоятельно делать операцию.

– Стоимость операции Тарасова в рамках бюджета «Локомотива» – не такие большие деньги.
– Там вообще не в деньгах дело. Уверяю, за восемь месяцев в этом году мы на лечение игроков клуба – от академии до главной команды – потратили гораздо раз больше, чем стоила операция Тарасова.

– Тем более такое отношение клуба кажется удивительным.
– У меня есть один из постулатов, который мы обсуждали внутри. Перефразирую Джона Кеннеди: «Не спрашивай, что твой клуб может сделать для тебя, спроси, что ты можешь сделать для своего клуба». На мой взгляд, Дима нарушил этот принцип. Арбитраж вынес решение, мы подчинимся и всё оплатим. Для себя мы определённые выводы сделали. В том числе в разговорах с футболистами. Повторения такой ситуации не случится.

«Однажды получил люлей от Смородской в её кабинете». Огненная беседа с Тарасовым
Говорит, что Баринов – отморозок, а Фарфан – жадный.

– Ваша позиция понятна, но, возможно, вы не правы, учитывая, что Тарасов провёл в «Локомотиве» 9,5 года…
– Возможно, именно вы не правы, когда позволяете себе оценочные суждения о моей правоте или неправоте. Вы на это не имеете права. Говорю вам об этом, как бывший журналист.

– По-вашему, журналист не имеет права на мнение в интервью?
– Если вы выходите со мной на интервью, то конечно нет. Вы должны не оценивать, а максимально точно и подробно передавать мои слова. Мне так кажется. А что касается Тарасова… Вот если бы я те же постулаты по отношению к себе не применял, тогда другое дело. Но мы все работаем на клуб. У нас не будет такого, чтобы «Локомотив» работал на отдельных звёзд.

Дмитрий Тарасов (слева на костылях)
Дмитрий Тарасов (слева на костылях)
Фото: Дмитрий Голубович, «Чемпионат»

– Раньше руководство «Локо» некрасиво расставалось с ветеранами, и у болельщиков накопилось недопонимание. Вы это учитывали?
– Для нас очень важны болельщики, мы играем в футбол и работаем ради них. Но болельщики, как и любой работник клуба, обязаны уважать базовые принципы. Вся технология по проведению операции была изложена в контракте Тарасова. У него со мной был личный разговор, в котором он, узнав о том, что контракт не будет продлён, попросил о проведении реабилитации после травмы.

– Что ответили?
– Дали согласие. Тарасов сам принял решение о том, что сделает операцию. При этом захотел, чтобы оплатил клуб. Это противоречит логике принятия решений, которая существует в «Локомотиве».

– Тем не менее просчитывались ли риски подобного шага в медийной среде?
– Ни медиа, ни мнение болельщиков, ни моё собственное никогда не повлияет на общие правила и принципы. Мы все живём по одному закону.

– Любовь к Сёмину во многом обусловлена его гибкостью по отношению к людям. Разве исключать эту гибкость не менее выгодная стратегия?
– В краткосрочной перспективе, возможно, вы правы. Иногда легче проявить гибкость и обойти проблему. Но мы в начале года приняли очень серьёзное решение – изменить формат функционирования клуба.

– В чём заключаются изменения?
– Нам необходимо отказаться от опытных игроков и перейти на систему подготовки, которая позволит в 25-26 лет продавать футболистов. Иначе мы не выдерживаем конкуренцию – бюджет не позволяет. Если мы хотим перейти на этот формат, нужно вырабатывать железные правила. Не задав правила игры, которые будут соблюдаться, в долгосрочной перспективе нам такую систему не построить.

– Есть ли нехватка игроков в опорной зоне после ухода Тарасова и Денисова?
– Мы следим за ребятами из «Казанки», которые тренируются с основой. На этой позиции есть Даня Куликов и другие молодые футболисты. Нужно посмотреть, насколько они вписываются, насколько тренер видит в них альтернативу.

– Не было смысла сохранять Тарасова, хотя бы как игрока ротации, который уже адаптирован и знает требования? Или такое невозможно при судебном разбирательстве?
– Суд не является для меня препятствием к нормальному общению. Фернандеш уже около двух лет ведёт против нас дело в CAS. До сих пор вердикт не вынесен. Это не мешает мне относиться к нему с уважением, пожимать руку и даже обнимать, когда мы встречаемся. В случае с Димой проблема только в одном. Нарушен регламент и требование. Нарушен умышленно и осмысленно. Вот это меня не устраивает. Анархии не будет. Не могу её позволить. Это во-первых.

– А во-вторых?
– Мне было бы интереснее, чтобы кто-то из «Казанки» заиграл на этой позиции. Пробовался в матчах с командами, которые внизу турнирной таблицы или в Кубке. Для меня есть определённая проблема том, что мы сейчас пригласили трёх иностранцев. Так я выстраиваю забор перед нашими воспитанниками. У нас ведь неплохо работает академия, а я своими руками гроблю то, чем занимаюсь. Это одна из причин, почему мы отпустили в другие клубы несколько наших молодых футболистов.

Гилерме, Чорлука

Василий Кикнадзе и Маринато Гилерме
Василий Кикнадзе и Маринато Гилерме
Фото: Дмитрий Голубович, «Чемпионат»

– Вы говорите, что для клуба недопустимо проявлять гибкость в принципиальных вопросах. Но разве не это случилось при продлении контракта Гилерме?
– Конечно, проявление гибкости. Но в случае с Тарасовым было прямое нарушение того, что оговорено в контракте. А что нарушал Гилерме?

– Публично заявил, что руководство не проявляет достаточно усилий, чтобы его удержать. Разве это не было демаршем против клуба?
– Было. Но если это и расценивать так, в контракте у него не прописано, может ли он так говорить. То, что попало в прессу, он произносил и на наших встречах, поэтому у меня к нему претензий нет. Он бился за свой контракт.

– Показалось, что вы удивились, когда он высказался на встрече с болельщиками.
– Я удивился тому, что он в принципе говорил публично на эту тему. Но сказать, что затаил на него обиду, – нет такого.

– Что позволило договориться с Гилерме?
– Позиция главного тренера. У нас был целый ряд вратарей, которых мы готовы были взять – и из Европы, и из России. Но позиция Юрия Палыча была конкретной: «Давайте постараемся оставить Гилерме». Именно поэтому шла настойчивая работа по поиску компромисса.

– Кто в итоге отступил?
– Каждый сделал шаг навстречу – и мы, и сторона футболиста. Это уже были не те безудержные условия, на которые мы бы точно не согласились. Речь о цифрах, которые публиковались в прессе применительно к «Спартаку».

– Ситуация с Гилерме не напомнила историю с Чорлукой и интересом к нему «Спартака» три года назад?
– Конечно напомнила. Но мы же обязаны учитывать мнение главного тренера. Не было ни одного футболиста, которого мы взяли бы без обсуждения на трансферном комитете. Хотя я догадываюсь, о каком летнем трансфере вы меня сейчас спросите.

– Обязательно спросим вас о Мурило, но сначала закончим другую тему. Чорлуке удалось выбить у Геркуса огромный контракт, а вы умерили аппетиты Гилерме…
– Мы создали условия для продвижения клуба в РПЛ, Кубке России и еврокубках. Время покажет, как этим ресурсом воспользуется тренерский штаб и насколько эти усилия администрации были эффективны. Я против сравнений с Ольгой Юрьевной и Ильей Леонидовичем. Пускай через 10 лет кто-то будет говорить, когда было хорошо, а когда – нет.

– Есть ощущение, что и в случае с Чорлукой, и в случае с Гилерме один и тот же агент Желько Тадич договаривался об имитации интереса со стороны «Спартака». Вы можете в таких ситуациях позвонить руководству «Спартака» и спросить: «Вы действительно хотите купить нашего игрока?». Всё-таки потом игроки «Спартака» могут также выбивать себе зарплату за счёт имитации интереса от «Локомотива».
– У нас не такие отношения, чтобы я мог позвонить в «Спартак» и спросить. А запрос от этого клуба по Гилерме действительно был. Можно ли было его рассматривать как реальный интерес или как агентские игры – не знаю. Есть целый ряд руководителей клубов, которым я могу позвонить и задать вопрос. Они со своей стороны могут точно так же позвонить мне. Хотя и у меня, и у них есть право не отвечать.

– Если бы два московских клуба договорились, то оба, возможно, платили бы кому-то зарплату на сотни тысяч евро меньше.
– Я не знаю по «Спартаку». Я знаю, что за счёт «Локомотива» никто из сторонних игроков не будет поднимать себе зарплату. По крайней мере пока я являюсь руководителем клуба. Мы таким не занимаемся, а все эти вбросы страшно раздражают.

Мурило, Тадич

Мурило
Мурило
Фото: Дмитрий Голубович, «Чемпионат»

– Вы говорите, что все покупки «Локо» согласовываются трансферным комитетом «Локомотива», а на заседаниях присутствует Сёмин. Однако он заявил, что не знает, кто такой Мурило. И сказал это после того, как трансфер был совершён. Как так?
– На трансферном комитете обсуждался вопрос при Юрии Палыче. Решение запротоколировано: мы рассматриваем эту покупку как один из возможных бизнес-проектов. У меня было прямое поручение.

– А как тогда Сёмин мог сказать, что не знает Мурило?
– Это к Юрию Палычу.

– Что значит: Мурило – бизнес-проект?
– Мы его взяли с расчётом на продажу через 2-3 года.

– Кто разработал этот проект?
– Ваш покорный слуга.

– Откуда появилось ощущение, что именно Мурило станет бизнес-проектом?
– У меня была объёмная информация по этому игроку. Кстати, в прошлом году Желько Тадич предлагал «Локомотиву» этого же игрока. Сейчас можно сколько угодно писать в Сети, что купили и посадили его на скамейку – пустая трата денег. Хотя игры с «Ростовом» и «Динамо» показали, что нам нужны быстрые защитники. А впереди Лига чемпионов. Мы создали возможность для тренеров, а пользоваться ею или нет – решать тренерского штабу. Но я никогда в жизни не скажу Сёмину, что кого-то надо поставить в состав. Если вдруг Мурило не заиграет, то мы как минимум эти деньги вернем.

– После трансфера Сёмин сказал: «Мурило не летит на сбор». В итоге полетел. Как вы всё-таки согласовали с тренером?
– Честно? Даже не согласовывалось. Я не звонил Юрию Палычу и ни о чём не просил. Нужно понимать, что он всегда руководствуется интересами команды. Посмотрите, сколько игроков, по которым были разногласия, вошли в состав команды и заиграли. Сезон длинный, а Юрий Палыч умеет встраивать футболистов. Нужно отдать должное самому успешному тренеру нынешнего тренерского цеха. А что касается Мурило, то у него впереди олимпийская сборная. Я верю, что он попадёт в состав.

– Говорите так, словно он пока расстраивает.
– Расстраивает то, что он сидит. Опять же, в Лиге чемпионов нужны скоростные защитники, а там тяжело заиграть без игровой практики в чемпионате.

– Подписывая Мурило, думали о том, что Чорлуке уже 33 года?
– Конечно. Мне вообще по состоянию на начало трансферного окна казалось, что у нас самая благополучная линия – защита. У нас в центре есть ещё Магкеев и был Лапшов. В конце трансферного окна пришло уже третье предложение по Лапшову – я не выдержал и отпустил его. Хотя в контракте оставили себе право обратного выкупа. Очень надеюсь, что парень покажет себя в РПЛ и мы вернём его.

Миранчуки, деньги

Алексей и Антон Миранчуки
Алексей и Антон Миранчуки
Фото: Дмитрий Голубович, «Чемпионат»

– Есть ли отступные в контракте Антона Миранчука? (Александр Москалев)
– Да, но не скажу какие.

– Может, это будет сигналом для некоторых клубов?
– Те, кого это интересует, всё прекрасно знают.

– У Алексея Миранчука тоже прописаны отступные?
– Да.

– Про Миранчуков говорили, что их стоимость 25 миллионов, потом слышали про 45 миллионов. Ждёте, что за них и 100 миллионов предложат?
– Неплохая идея (смеётся). Последняя цифра, которую я объявил в переговорах с серьёзным клубом, – 85 миллионов евро.

– Но вы знаете, что Головина продали за 30, а они вполне сопоставимы по уровню.
– Кто это вам сказал? Если серьёзно, то есть два аспекта, Юрий Павлович тоже об этом говорил. Если ребятам и уходить, то либо в серьёзный клуб, либо в клуб, который станет мостиком к этому серьёзному клубу. И точно уходить за очень большие деньги.

– Один из Миранчуков может уйти за сумму, за которую уходил Головин?
– Если он уйдёт, то за бóльшие деньги. Постараемся это сделать. Скорее всего, ребята будут уходить за рубеж.

– Вариант с «Зенитом» реально существовал?
– Предложение от «Зенита» мы получили. Рассматривали одного из братьев. В одно окно мы не хотим отдавать обоих.

– Не сошлись по сумме с «Зенитом»?
– Скажем так. Получили предложение и не ответили на него согласием.

– Один на один общались с братьями по поводу их ухода?
– Мы обсуждали многое: стратегию их развития, возможность разделения братьев, страны и клубы, в которых они хотели бы играть. Для нас мнение игроков принципиально важно, когда мы будем определять, с каким клубом заключать контракт.

«У вас и девушка одна на двоих?» Крыховяк – о Миранчуках и «Локомотиве»
Интервью с полузащитником «Локо» – о неприемлемой ошибке «железнодорожников», удивительном исчезновении Денисова и семи чудесах света.

– У них нет такого, что хотят уйти вместе?
– Слава богу, для них это не является принципиальным. Для нас такое создало бы серьёзные проблемы. Братья готовы уходить и вместе, и врозь, и не уходить вообще. Зависит от предложений.

– Если зимой один уйдёт, то второй точно останется?
– Думаю, да. Всё зависит ещё и от выступлений в Лиге чемпионов. Если мы выступим успешно, а ребята покажут себя, то велика вероятность ухода одного из Миранчуков.

Комличенко, Варданян

– Вы довольны уровнем новичков пришедших этим летом? Джорджевич, Живоглядов…
– Это достаточно молодые спортсмены с перспективой. У тренерского штаба есть задача – развивать футболистов. Что касается правого края, то мы уже по прошлому году видели, что Владу Игнатьеву тяжело играть по три матча в неделю. Из имеющихся опций Живоглядов был достойным вариантом. К тому же кандидатура была согласована с Юрием Палычем ещё до начала переговоров. Что касается Джорджевича, то он был одним из трёх кандидатов на усиление атаки. По условиям это был наилучший вариант. Плюс я хорошо помню его матч против «Локомотива», когда он похоронил наши надежды на чемпионство.

– Одним из трёх потенциальных нападающих был и Комличенко?
– Да.

– Почему не сложилось?
– На мой взгляд, там были завышенные ожидания. Я не удивился, что он не подписал соглашение ни с кем и остался в Чехии.

– У Комличенко был вариант с ЦСКА.
– Не только. Были и другие варианты. Хотя я могу говорить только о «Локо». У нас необходимость в нападающем возникла внезапно из-за травмы Фарфана. Пришлось менять планы на трансферную кампанию. А оценку можно будет давать к конце сезона.

– Что за странная история получилась с нападающим Варданяном? Президент «Пюника» заявил уже о состоявшемся трансфере, а потом выяснилось, что ничего не состоялось.
– Мы договорились с клубом. Игрок прилетел в Москву, но при обсуждении личного контракта возникли вопросы, поэтому решили как минимум до зимы отложить.

– Варданян – тот третий вариант, который у вас был наряду с Джорджевичем и Комличенко?
– Нет. Не буду называть фамилию ещё одного форварда. Может быть, вернёмся к его кандидатуре.

– Вы говорили, что не можете держать 30 футболистов. Почему тогда не отпускаете Эдера?
– Это просьба Юрия Палыча оставить Эдера. У меня были предложения по этому игроку.

– Удивило желание Сёмина, который мало использует португальца?
– Слушайте, уже не раз меня спрашивали про отношения с главным тренером. Я бы хотел, чтобы меня правильно поняли. Безусловно, между нами нет той идиллии, которая у нас существовала в январе. Тогда жизнь виделась в розовом цвете. Да, мы яростно ругаемся, но при этом сохраняем взаимное уважение. По Эдеру была просьба сохранить игрока. Трансферный комитет просьбу удовлетворил. Если у меня есть возможность, то я принимаю позицию главного тренера.

– Из-за чего вы больше всего спорите с Сёминым?
– Трансферы. Все игроки – предмет бесконечных обсуждений и между нами, и на трансферном комитете, и на совете директоров иногда. Я понимаю взгляд тренера. Ведь именно с него спросят за сегодняшний результат. Ему нельзя в первую очередь думать о том, что случится через полгода. А мне нужна стратегия развития клуба. Мне нужно научиться зарабатывать. Иначе мы не вылезем из нынешней финансовой западни. Мы съездили в «Динамо» Загреб, посмотрели, как там работают.

– Хороший ориентир?
– Один из лучших в Европе с точки зрения академии, воспитания игроков и последующей продажи. Можно смотреть «Аякс», «Динамо» Загреб, «Барселону»… Хотя её в меньшей степени. Я отлично понимаю, что нам нужно учиться продавать игроков. Мы за последние три года практически никого не продали. Хотя не люблю этот глагол по отношению к людям.

Фабрика звёзд «Барселоны». Отсюда вышли Гвардиола, Хави, Месси
Как устроена «Ла Масия». День рождения «Барсы» – сегодня ей исполняется 119 лет – подходящий повод это выяснить.

Бюджет, Денисов

– Нет ли желания успеть усилить команду свободными агентами? Например, Бен-Арфа. (Nomak33)
– Желание есть, денег нет.

– То есть осенью новых подписаний уже точно не будет?
– Мы планировали уложиться в семёрку. Считали, кто ушёл, как изменилась зарплатная ведомость. Клуб покинули 10 человек. Вместо 7 миллионов мы потратили 8, а это больше, чем мы ожидали. Пришлось подчищать резервы. Одна из задач – вернуться в русло нормального бюджета. Сейчас мы живём в ненормальной ситуации.

– Когда это произойдёт?
– Год-полтора жёстких трансферных окон на это уйдёт. Фонд зарплат клуба – очень существенная статья расходов.

– Зимой клуб будет жить в режиме экономии?
– Задача – увеличить доходы. Есть разные пути – и коммерческая составляющая, улучшение работы по трансферам игроков. Надо смотреть, что получится сделать за эти полгода. Если появится какая-то динамика, то сможем работать. А если не появится, то окажемся на том же уровне, что и сейчас. Мы планировали на фонде заработной платы экономить порядка 50 миллионов рублей в месяц, а по факту будет 25. Динамика в два раза замедлится. Постараемся уладить всё побыстрее, чем за год-полтора.

– Зимой вы получили клуб в плачевном финансовом состоянии?
– Я вынужден был взять кредит в июле, то есть бюджета мне хватило на полгода. В каком состоянии я получил? По-моему, в прекрасном (улыбается).

– Готовы раскрыть бюджет клуба?
– Нет. Но можно посмотреть на цифры, которые выделяет РЖД. К ним добавить деньги от Лиги чемпионов. Тогда будет представление о подавляющей части бюджета. Остаются билеты, мерч, трансляции.

– Как и когда вы узнали о ситуации с Игорем Денисовым?
– На второй день. Это было неожиданностью. Была официальная версия, что он не ходит на тренировки из-за болезни, – эту версию мне подтвердили врачи. Практически неделю я ждал, как будет развиваться ситуация. Было вполне возможно, что это просто заболевание. Сейчас для меня тема закрыта. Денисов – непростой, но сильный и мужественный спортсмен. Я отношусь к нему с огромным уважением, он был заметным на поле.

– Не рановато закончил?
– Он нашёл силы поступить по отношению к себе жёстко и безжалостно – завершить карьеру, когда понял, что не всё складывается. Сильный мужик.

– Разговор у вас получился эмоциональным?
– Наоборот, спокойные и взвешенные договорённости о том, как нам выруливать из этой ситуации.

Игорь Денисов
Игорь Денисов
Фото: Дмитрий Голубович, «Чемпионат»

– У «Локо» по-прежнему много возрастных игроков.
– Все летние трансферы исходили из этого. Кроме Мариу, который немного за эти рамки выходит. Хотя совет директоров поставил рамку в 27 лет, а мы сами – 25 лет.

– Какие планы на Смолова?
– Месяца три назад рассматривали разные варианты, в том числе и уход Феди. Так, чтобы ему было комфортнее – всё-таки игрок сборной. Концовка прошлого сезона заставила взглянуть по-другому, потом пошла игра, в этом сезоне она тоже вызывала восхищение. Согласен, что Федя не до конца показал свой потенциал, но мы верим в него. Сёмин тоже верит.

– Предложения по нему были?
– Были варианты, но мегадостойных предложений мы не получили. А Юрий Палыч сказал, что хочет его сохранить.

Легионеры, воспитанники

– У вас уже есть фрагментарное понимание того, с кем из легионеров вы будете расставаться в связи с новым лимитом? (Дмитрий Коробейников)
– Есть. Говорить не буду. Новый лимит – жёсткая история, гораздо жёстче, чем ныне действующий. Хотя нам обещали, что это ступенька к либерализации ограничений, но пока это серьёзная головная боль. По нашим подсчётам, к середине следующего сезона у клубов будет серьёзный дефицит собственных российских игроков.

– По какой причине ушёл из «Локомотива» в «Зенит» молодой талант Кирилл Щетинин? (Дмитрий Коробейников)
– Он захотел уйти, чётко обозначил своё желание. Наша академия начала работать на определённых принципах. Мы уже из академии начали получать финансовую отдачу, что отчасти радует, отчасти не очень. Мы бы хотели, чтобы ребята продолжали траекторию в своём клубе. Видимо, для этого требуется определённый период. Желаю Кириллу удачи.

– Что требуется для сохранения воспитанников?
– Ни один клуб в мире не может всех удержать. Всегда кому-то могут предложить лучшие условия – игровые или финансовые. У человека возникает возможность перейти в клуб. Не знаю, насколько Щетинин будет задействован в играх основного состава, но у него есть видение, что там будет хорошо. Точно так же, как и у Карапузова. Он посчитал, что ему лучше продолжить карьеру не в «Локомотиве», поэтому он отказался подписывать контракт с клубом. Имеет право. Также мы оформили трансферы Пояркова и Лапшова. Эти трансферы с правом обратного выкупа, в случае заинтересованности «Локомотива». Удастся ребятам заиграть – мы знаем, на каких условиях сможем их вернуть.

– Не считаете ли вы, что уход воспитанников не совпадает с первоначальным заявлением о ставке на академию клуба? (neonfclm)
– Не совпадает немного с другим. С нашим желанием видеть «Казанку» в ФНЛ. Мы, стоя перед выбором — развитие игроков или же место в ФНЛ, приняли решение, что есть группа игроков, которых мы просто обязаны отпустить. Имею в виду Пояркова и Лапшова. Посмотрим, как будет дальше развиваться. Никто задачу выхода в ФНЛ не снимал.

Ноунеймы, Червеллати

– По какой схеме происходит работа над трансферами?
– Решение принимается трансферным комитетом. Создаётся максимально объективная картина для принятия решений. Группа аналитиков готовят свои заключения по игрокам, сравнивают параметры футболиста и других кандидатов, а так же тех, кто уже выступает в клубе.

– Какое место в этом механизме у главного тренера?
– Сёмин не является членом трансферного комитета, но в обязательном порядке присутствует на каждом заседании. Даже если его нет, такое было один раз этим летом, то мы всё равно связываемся по телефону. Он слышит всё, о чём мы говорим.

– С Джорджевичем было так же?
– Лука был среди трёх кандидатов. Был выстроен рейтинг, смотрели, кого хотим в первую очередь, кого во вторую и третью. Дальше мне дали поручение отработать по всем трем нападающим. Мы это сделали и узнали их условия. В результате мы получили согласие на Джорджевича. Вся процедура заняла три дня – это самый быстрый договор.

– Когда будут приобретение молодых ноунеймов, как у ЦСКА, за 200-500 тысяч? (Николай Благов)
– Я не могу вписать ноунеймов в основной состав. Куда мне их набирать? В «Казанку»? Тем более легионеры там не могут играть. Это одна из точек, по которым у нас идут серьёзные дискуссии с Юрием Павловичем. Как сделать так, чтобы молодые игроки получали возможность для роста? Без игровой практики игрок не войдёт в основной состав. Это принципиальный момент. Нет смысла набирать игроков просто для того, чтобы они сидели на зарплате.

– Посещают ли скауты «Локо» юношеские и молодёжные первенства мира? Рассматриваются ли недорогие рынки Азии, Африки, Скандинавии? (senegalskyidionchik)
– У нас отдельный специалист работает по Африке. Мы в обязательном порядке работаем на юношеских, молодёжных первенствах мира. И в Азии тоже. По Скандинавии, возможно, будет усиление. Я доволен югом Европы, Бразилией, Аргентиной. На севере Европы нам нужно немного добавлять.

– В «Локомотив» пришёл итальянский селекционер Рикардо Червеллати. Насколько успешно он работает?
– Я знаю его лично, он хорошо осведомлён о южно-европейском рынке. Здорово помогает по Италии, Испании, Франции. Практически во всех наших сделках его мнение принципиально важно – он ездит и отсматривает игроков. К приезду Мариу он отношения не имеет, хотя мы узнавали его мнение. Нам нужно было собрать максимум информации.

– В каком трансфере есть заслуга Червеллати?
– Во всех, ведь по Мариу я тоже получил от него информацию. Он ездит на соревнования, присылает отчёты.

– Была информация о Набиле Мерабтене. Его называют чуть ли не главным футбольным консультантом «Локомотива».
– Это сильно сказано. Набиль – опытный профессионал и футбольный человек. Он полезен, много знает, у него отличные контакты. От него я имею очень много информации о том, что действительно происходит на европейском и нашем рынке. Он близок к клубу.

– Он помогал организовать трансферы Мариу и Мурило?
– По Мурило мы работали с бразильским агентством. А по Мариу – отчасти да.

Венгер, Нагорных

– Набиль организовал встречи с Рибери и Венгером?
– У нас был ряд встреч во Франции. Встречались с ними по отдельности.

– Зачем встречались с Венгером?
– Мне интересно мнение Венгера по поводу того, что происходит в европейском футболе. Также, например, я встречался с руководством «Барселоны» и «Реала».

– Разговоры о том, что Венгер может стать преемником Сёмина, несостоятельны?
– Венгер как преемник Сёмина? (Смеётся).

– Венгер следит за Россией?
– Он относится с огромным уважением. У него же отличные отношения с Алишером Бурхановичем (Усмановым. – Прим. «Чемпионата»). У него есть представление о том, что происходит в Европе, что нужно для нормального выступления в Лиге чемпионов. Венгер – яркий специалист, который ещё не сказал последнего слова. Сейчас он рассматривает предложение ФИФА.

– То есть в «Локомотиве» его точно не будет?
– Никогда не говори никогда.

– Ему интересна работа в России?
– Венгер не сказал последнего слова в тренерской работе, она его точно интересует. Будет ли это Россия или Европа – вопрос времени и его собственного решения. Он абсолютно самостоятельный и независимый человек, если почувствует вызов, то финансовая сторона не будет для него первостепенной.

– При всём уважении к долголетию Юрия Павловича, вы не исключаете, что в «Локомотиве» будет тренер-иностранец?
– Обсуждать далёкое будущее — неблагодарное дело. Сёмин сегодня самый успешный тренер Премьер-Лиги. Он своим успехом разбил многие стереотипы. В 72 года он продолжает оставаться задорным, сильным, жаждущим, несоскучившимся, амбициозным тренером.

– В «Локомотиве» будут смотреть на своих людей: Лоськова и Пашинина?
– На совете директоров и трансферном комитете проходят жаркие баталии. Совет директоров определяет, кто будет тренером команды. У Сёмина контракт до конца сезона. Будет ли он продлён – вопрос к совету директоров. На первой встрече с журналистами я говорил, что у меня есть несколько постулатов. Один из них – верность традициям. То, что у нас растут молодые тренеры, – это база развития клуба. Конечно, когда встанет вопрос о наследнике Юрия Павловича, то фамилии Пашинина, Лоськова и Оганесяна будут во главе списка. Но когда это случится – не загадываем.

– Почему в клубе нет места Маминову?
– Мы встречались неделю назад, обсуждали варианты сотрудничества. Есть проект, в котором я бы хотел его видеть. В тренерском штабе главной команды на данный момент вряд ли. У нас и так один из самых больших штабов в РПЛ – семь человек.

– А за что в клубе отвечает Булыкин?
– За советы. Он же советник. Дима из тех людей, которые говорят редко, но метко. Он полезен в коммерческих вопросах, у него есть личные контакты. Мне интересен его опыт как человека, поигравшего за рубежом, имеющего информацию о том, что происходит в «Аяксе». А «Аякс» для нас – некая модель. Бюджет у этого клуба, кстати, меньше, чем у «Локомотива».

– Не считаете ли вы, что бэкграунд Нагорных не идёт на пользу «Локомотиву»?
– Какой бэкграунд?

– Допинговый скандал.
– Юрия Дмитриевича лично знаю с 1992 года. Какой мне нужен бэкграунд, чтобы я знал, что это за человек? Я знаю его как профессионала, как друга. Ему знаком наш спорт от низа и до самого верха. Мы вместе с ним строим систему спорта в РЖД. Отношусь к Юрию Дмитриевичу с огромным уважением. И я рад, что могу лишний раз сказать, что это мой друг.

Абонементы, дезинформация

– Признан ли положительным опыт продажи абонементов в новом сезоне? (Левая_Нога_Сычёва)
– Да, хотя ваша аудитория сейчас начнёт меня клевать. В прошлом году у нас было продано 5849 абонементов, в этом – 5554. В том году выручка составила 53 миллиона 780 тысяч рублей, а в этом – 65 миллионов 200 тысяч рублей. Если говорить о коммерческой составляющей – да, безусловно успешно. Второй пункт, который я должен отметить. Помните эту дискуссию о глорихантерах, обидах? У нас за четыре домашних матча чемпионата 93 процента купивших абонементы посетили все матчи. Это были и топовые игры, как с «Ростовом», так и игры с теми, кто не находится наверху таблицы. Мы приняли решение, что по-другому отнесёмся к абонементной программе в следующем году.

– Что это значит?
– До Нового года постараемся собрать мнения, замечания, предложения нашей аудитории по поводу организации следующей абонементной программы. Сделали специальный адрес – abonement2020@fclm.ru. Ждём предложений. В течение марта-апреля проведём обсуждение с болельщиками. Выйдем на реализацию абонементной программы ещё до конца этого сезона. Таков урок, который мы вынесли из абонементной программы этого года. Деньги, которые мы дополнительно получили, достаточно серьёзные, более чем 20-процентное увеличение дохода, будут пущены на match day, на улучшения условий существования болельщиков на стадионе.

– Численно стало меньше абонементов. Насколько это логично, учитывая, что уменьшилась самая лояльная аудитория, а абонементы – далеко не главная статья доходов?
– Эти люди вместо абонементной программы пользуются покупкой разовых билетов. Они точно так же ходят на стадион. Просто решили, что это экономически целесообразней.

– У вас точно есть понимание, что это именно те люди приходят?
– Я так думаю. Те, кто лоялен, остаются с нами.

– Показалось, что match day стал скромнее. Исполнители другого уровня по сравнению с прошлым сезоном. Решили, что это слишком накладно?
– Хавтан скромнее? Группа «Нервы»? Ну у вас и амбиции, ребята. Мне кажется, что мы достаточно уверенно развиваем это направление. По количеству людей, которые присутствуют у нас на праздниках, я не соглашусь с вашей оценкой. Для меня важно, насколько комфортно проводят люди эти два часа перед матчем. Мы очень серьёзно развиваемся с точки зрения качества исполнителей. Я о вашей позиции сообщу человеку, который у нас отвечает за это направление. И он крайне на вас обидится, тем более что он же делал матч-дэй последние два года.

Фото: Дмитрий Голубович, «Чемпионат»

– «Локомотив» сотрудничает с РЖД. Есть ли возможность при покупке билета на матч получать скидку на проезд в поезде? (Валера Шепелев)
– Мы пытаемся согласовать программу лояльности с «РЖД». Это очень сложный вопрос, который тянется уже давно. Если удастся договориться, то сразу же сообщим. Пока решения нет.

– Вы до сих пор весьма критически относитесь к спортивным СМИ. Почему?
– Почему до сих пор? Я последнее время начал к ним критически относиться. Я же из журналистов. Честно говоря, количество мотивированной дезинформации удивило. Какие-то принципы основательно нарушены.

– Про мотивированную дезинформацию знаете точно?
– Я это вижу. Я же в спортивной журналистики с 1991 года. У меня достаточное количество источников информации и понимания того, что происходит. Не буду бросаться фамилиями и прямыми обвинениями. Если бы я имел основательные доказательства, то мы точно не сидели бы сложа руки.

– Самая большая чушь в СМИ, которая вас удивила?
– Меня мало что может удивить. Возмущает количество информации, связанной с трансферами. Либо высосанной из пальца, либо информации, в которой очевиден интерес журналиста или агента. Это здорово мешает, потому что формирует общественное мнение. Такое сбивает с толку аудиторию, а она очень важна для нас. Это первая ценность, которой обладает клуб.

– Вы даже сказали, что индустрия спортивных медиа находится на грани вымирания.
– Вы посмотрите, что происходит. СМИ должны работать на своего потребителя. Если вы мне назовёте пять СМИ, которые работают на своего потребителя, я по двум-трём из них сходу приведу контраргументы, доказывая, что они работают не на потребителя, а на личные интересы.

Лига чемпионов, «Лужники»

Фото: Дмитрий Голубович, «Чемпионат»

– Появлялось много негатива из-за Денисова, Тарасова, ситуации с абонементами и прочего. Почему вы редко даёте комментарии?
– После матчей традиционно коротко отвечаю на вопросы по телефону, потому что понимаю работу спортивных журналистов. В результате те же самые болельщики, которые упрекали меня за молчание, начали говорить, что стало слишком много нашего генерального директора. Мне важно, чтобы мы принимали правильные решения. Зачем бить себя в грудь, говоря, что я всё правильно сделал? Практика покажет. Если окажется, что я был прав, то комментарии не потребуются. Меня больше волнует другая ситуация.

– Какая?
– Перед Лигой чемпионов появилось несколько фейковых сайтов, на которых аферисты пытаются продавать билеты, и кому-то из них это удаётся. Нас просят разобраться с этой ситуацией. Через «Чемпионат» хотел бы напомнить, что все билеты – только на официальном сайте клуба. И нигде больше. Только там можно получить информацию.

– Чего вы ждёте от ЛЧ? Конкретные задачи на сезон не менялись?
– Те же самые – в чемпионате и Кубке России это место, которое обеспечит участие в еврокубках. Задача в еврокубках – выход в весну. Либо в Лиге чемпионов, либо в Лиге Европы.

– Если задача по выходу в весну не будет выполнена, учитывая сложность группы, то что ждёт главного тренера?
– Будем решать на совете директоров. Но на сегодня я не вижу эту задачу нерешаемой. В прошлом году тоже было сказано много слов о том, что мы уже из группы в ЛЧ вышли.

– Лига чемпионов в «Лужниках» для «Локомотива» – закрытая история?
– Мы уже отправили официальное письмо в УЕФА о том, что будем играть на нашем стадионе. Честно, я сожалею, потому что за последние несколько дней получил кучу запросов по матчу с «Ювентусом». Было принято решение играть в Черкизово.

– Почему?
– На «Атлетико» два года назад мы собрали 20 тысяч. Аншлага не было. Конечно, за два года клуб упрочил своё положение, выросла армия болельщиков. Но я не могу ручаться за то, что мы соберём 80 тысяч в «Лужниках».

– ЦСКА продавал пакеты на три матча.
– Мы готовы были продавать пакеты. И что?

– Если не купишь, не попадёшь на «Ювентус».
– Допустим, мы сделали так, а в «Лужники» всё равно пришло 20 тысяч? А как же поддержка команды? У меня отсутствует уверенность, что мы соберём стадион на двух других матчах. Во-первых, нам приятнее играть в Черкизово при полных трибунах все три матча, чем на треть заполненных «Лужниках». Во-вторых, Юрий Павлович настоятельно несколько раз просил играть в Черкизово. В третьих, с болельщиками мы трижды обсуждали эту тему. И 80% фанатов выступили за то, чтобы мы играли дома.

– Цены на билеты Лиги чемпионов весьма приемлемые. За счёт чего?
– В интернете нас хают за высокие цены на абонементную программу, сейчас же полоскают за слишком низкую цену билетов на Лигу чемпионов. У кого-то просто такая модель поведения. Если хочешь, чтобы корабль шёл вперёд, нужно успокоиться и делать своё дело. Цены на Лигу чемпионов, это не отдельный кейс в разрыве от абонементной программы, ведь наши абонементы включают все матчи РПЛ, Кубка и группового раунда ЛЧ. И цены, которые сейчас обсуждают как низкие, это часть билетной программы по ценообразованию продукта «абонемент», сформированной перед стартом продажи абонементов. Другими словами, мы не формировали цены на ЛЧ под соперников или арену, на которой могли бы играть. Как мы неоднократно заявляли в своих коммуникациях — «у нас всё по честному»!

– К слову о коммуникациях. Как человеку старшего поколения, тяжело было одобрить бешеный ролик с анонсом Джорджевича?
– С луком? Вон, директор по связям с общественностью сидит (показывает на Кирилла Брейдо. – Прим. «Чемпионата»). Конечно я удивился: что это такое? Куда? (Смеётся.) Видите, приходится проявлять гибкость. Коллеги меня обучают, рассказывают, как надо жить, а я пытаюсь соответствовать.

Беседовали: Максим Ерёмин, Арина Лаврова, Максим Пахомов, Григорий Телингатер, Денис Целых.

Комментарии (0)
Узнавайте о новых статьях первыми

Подпишитесь на рассылку и узнавайте о самых интересных и важных новостях первыми

Введите корректный e-mail
Загрузка
Произошла ошибка. Пожалуйста, попробуйте еще раз.
Спасибо!

Для завершения подписки остался один шаг. Проверьте свою почту.

Партнерский контент