«Не знаю, почему ещё не отчаялся». Удивительная история голландца из дубля ЦСКА
Полина Куимова
Удивительная история голландца из дубля ЦСКА
Комментарии
Филипп Гилилов тренировался в Барселоне, и о нём уже пишут голландские СМИ.

На днях в голландском издании Het Parool появилась статья про некого Филиппа Гилилова – парня из академии ЦСКА. Оказалось, что интерес иностранного издания к безвестному юниору из российского клуба связан с его судьбой: футболист родился в Амстердаме и 14 лет прожил в Нидерландах, потом тренировался в Испании, а в августе прошлого года с приключениями переехал в Россию. Заниматься футболом по профессиональным меркам он начал довольно поздно – в 11 лет, поэтому его путь чуть сложнее, чем у многих мальчишек. Его двоюродный дядя, бывший советник президента «Локомотива» Лев Гоберман, в шутку говорит, что случай Филиппа – это история футбольной Золушки, которая, несмотря ни на что, верит в превращение сказки в реальность.

В ближайшее время Филипп отправится на сборы с дублем, ну а пока он вместе с дядей рассказывает свою удивительную историю – уже «Чемпионату».

Филипп Гилилов, полузащитник (08.08.2003)

Гражданство: Россия, Нидерланды.
Официально зачислен в академию ЦСКА в октябре 2020 года.
Выступал с командой в ЮФЛ-1.
10 матчей, 1 гол. 501 минута на поле.

Филипп Гилилов: «До 11 лет я занимался гимнастикой, играл на фортепьяно, а футболом начал гореть годам к 10: стал всё больше и больше времени проводить на поле, куда шёл сразу после школы. Спустя какое-то время попросил родителей записать меня в любительскую команду, которая базировалась недалеко от дома. В семье, правда, к этому отнеслись не очень позитивно, а мама вообще была против: хотела, чтобы я учился,
да и футбол в её представлении – очень травмоопасный вид спорта. Но папа меня поддержал и в итоге смог уговорить маму, чтобы она разрешила мне попробовать. Меня взяли в клуб «Рода-23» – начал я с седьмой команды в ступени моего возраста, а за четыре года «доиграл» до второй. Где-то через пару сезонов я изменил свой подход к развитию себя как футболиста, потому что понял: хочу заниматься этим серьёзно. Начал с основного – правильного питания и увеличения числа тренировок.

В 14 лет я поехал на каникулы в Россию – папа тут живёт уже долгое время (родители Филиппа в разводе. – Прим. «Чемпионата»). Он посоветовал мне поискать в интернете какие-нибудь футбольные лагеря или школы, где можно было бы продолжить развиваться. Наткнулись с ним на Marcet Football Academy, которая базируется в Барселоне и берёт к себе на обучение на долгий срок – от полугода и больше. Как раз из-за последнего мне этот вариант показался каким-то нереальным, но папа неожиданно сказал: «А почему бы не попробовать?» Решение мы приняли быстро – буквально за день-два. Связались с академией и договорились, что я прилечу на неделю. Для мамы это был большой переворот: у меня в Амстердаме школа, занятия, тренировки в «Роде», а тут ей звонит отец и говорит, что сын уезжает в Испанию! Я ей очень благодарен, что она меня в итоге отпустила. Финансово нам помогли знакомые, потому что стоит обучение там немало – около 30 тысяч евро в год.

Молодой российский вратарь нашёлся в Испании. Кто такой Пётр Кудаковский Молодой российский вратарь нашёлся в Испании. Кто такой Пётр Кудаковский

В Барселоне я провёл запланированную неделю, после чего мы решили, что останусь там на год – меня взяли сразу в первый состав по моему возрасту. Потом этот срок продлился ещё на год. После третьей тренировки ко мне подошёл тренер и сказал, что у меня хороший дриблинг, но мне нужно больше использовать руки.

Там был совсем другой подход к тренировкам в сравнении с Нидерландами, да и играли мы против профессиональных команд: «Валенсии», «Жироны», «Вильярреала», «Овьедо», «Сарагосы»… За один сезон я сильно продвинулся и тактически, и физически. Директор говорил, что редкий игрок за год развивается такими стремительными темпами.

Я понимал, что после двух сезонов в Marcet надо будет попробовать пробиться в профессиональный клуб. Шанс представился уже спустя год обучения в Барселоне: через моего дядю Льва я попал на просмотр в «Локомотив». Но, к сожалению, на третий день сломал руку на тренировке: играли в гандбол, прыгнули за мячом, оттолкнули друг друга, я упал – удар пришёлся на кисть. Так всё и закончилось, пришлось вернуться в Испанию. Второй год получился менее удачным, в том числе из-за ситуации с коронавирусом. В марте прошлого года всем пришлось уехать: сначала сказали, что это всего на неделю, но в итоге она превратилась в несколько месяцев.

Фото: yflrussia.ru

В марте вернулся домой в Амстердам: самостоятельно тренировался и параллельно занимался поиском вариантов. Через LinkedIn связывался с различными тренерами и директорами голландских команд – написал примерно 300 людям! Но всё безрезультатно – человек пять дали мне почту для связи, но в итоге отказали, а большинство просто читали и не отвечали. Тренер клуба «Де Графсхап» меня вообще заблокировал, потому что я послал ему много сообщений. Но оно и понятно: мне 16 лет, я тренируюсь в частной испанской академии, плюс настал карантин… Кому нужен пацан из Испании без профессионального клуба за плечами? Они обращают внимание только на тех, кто попал в их поле зрения, а я же для них – ноунейм.

Из «Роды» попасть в профессиональную команду в моём возрасте было почти нереально. Только если ты лучший игрок в первой команде – я же добрался только до второй. Marcet – просто частная коммерческая школа, интернат, где ты живёшь и тренируешься. Там тренируют большие профессионалы со всей Каталонии, но попасть в профессиональную команду тоже тяжело».

Лев Гоберман: «У профессиональных футбольных клубов в Нидерландах и Испании есть большое предубеждение по поводу ребят из частных академий. Скауты команд задаются вполне логичным вопросом: если тебе 14 лет, и ты хорош — почему до сих пор не в академии профессионального клуба? У частных же школ нет особого желания тебя куда-то двигать. Когда родители Филиппа впервые со мной связались, я позвонил Олегу Яровинскому, который ещё тогда работал в «Витессе», попросил его помочь. Меня связали с тренером академии, но результата было ноль – мне очень вежливо дали понять, что из Амстердама до Арнема ездить будет далеко. И это обычная ситуация».

В Испании появился ещё один российский легионер. Кто такой Эдгар Севикян В Испании появился ещё один российский легионер. Кто такой Эдгар Севикян

Ф: «После карантина я вернулся в Испанию, провёл там два месяца, тренируясь и ища себе команду. Было сложно, потому что никаких вариантов у меня снова не было».

Л: «Чисто юридически Филипп и не мог попасть в какой-либо испанский клуб – правила ФИФА запрещают такие переходы. Я даже Бенитесу писал, просил своего друга испанца Феликса Ледесму (физиотерапевта «Зенита». – Прим. «Чемпионата»), но оба сказали: это невозможно, ищите в России или Нидерландах».

Ф: «В августе Лев сказал, что можно попробовать пройти просмотр в ЦСКА – шансы, что меня возьмут, были минимальные, потому что мой возраст выпускной. Я прошёл медобследование, сдал все тесты на коронавирус и только спустя четыре дня после приезда приступил к тренировкам. Через три занятия главный тренер молодёжной команды Андрей Евгеньевич Аксёнов сказал, что тоже хочет на меня посмотреть. В итоге полтора месяца я провёл с молодёжкой и 2003 годом, но о том, что меня оставят, сказали уже примерно недели через две. Это, конечно, было счастье.

Начался долгий процесс оформления документов, из-за чего играть я начал уже в этом году».

Л: «У меня было несколько вариантов, кого попросить посмотреть Филиппа, но приоритет ЦСКА был очевиден. Я агентской деятельностью не занимался никогда, поэтому советовался со старшими товарищами. Арсен Минасов сказал попробовать, и что это лучший вариант в России для молодого, если ты хочешь идти дальше. Честно, я думал, что спустя четыре дня мы с Филиппом сядем, поговорим и придём к тому, что дальше надо учиться и развиваться в другом направлении, что поезд ушёл. Но получилось иначе – его взяли. На оформление всех документов ушло примерно четыре месяца, и с этим нам очень помогли Михаил Прокопец и Юрий Зайцев и их юрист Илья Чичеров. По правилам ФИФА разрешение на переход даётся в случае переезда семьи по нефутбольным причинам. А что делать, когда отец живёт в России, а мама в Нидерландах, мне было неясно. Конечно, клубы обходят эти запреты. Условно, мама мальчика из Сенегала переехала в Барселону, потому что ей предложили там работу маникюршей, а она взяла с собой сына и отдала его там в академию. У нас же не было причин лукавить, но точность в документах была важна, так как, если ФИФА отвечает отказом, апелляция невозможна. ЦСКА вошёл в нашу ситуацию и всячески нам содействовал».

«Для меня встать на колено – унижение». Интервью с темнокожим россиянином Онугхой «Для меня встать на колено – унижение». Интервью с темнокожим россиянином Онугхой

Ф: «Из-за того, что я начал позже, чем обычно дети приходят в футбол, мне пришлось постоянно тренироваться дополнительно, индивидуально заниматься тактикой и физикой – на фоне тех, кто играет с четырёх-пяти лет, у меня опыта было маловато, а я всегда стремился к чему-то большему. В ЦСКА сейчас тоже беру дополнительные тренировки: например, мы работаем над скоростью, потому что сначала было тяжело как раз в этом плане – скорости высокие, я хочу быть быстрее. Мне тренеры подсказывают, всегда честно говорят, когда что-то не получается, хвалят, когда есть прогресс. Честно говоря, разница с частной школой в Испании сильно ощущается: тут уровень и интенсивность выше, игроки профессиональнее. Там у меня было больше времени заниматься самостоятельно, а тут найти окно в череде тренировок – та ещё задача.

Л: «У Филиппа очень взрослый и серьёзный подход: он отсматривает свои игры, подмечает, где и как он что-то сделал не так, занимается дополнительно, чтобы совершенствоваться. У него какое-то безумное желание развиваться. По моей просьбе Влад Игнатьев посмотрел какие-то моменты с игрой Филиппа, посоветовал тренера по функциональным тренировкам Илью Белоусова. История «Золушки» ещё не закончена, но один большой шаг Филипп уже сделал – попал в Академию большого профессионального клуба. Впереди ещё один – пробиться дальше».

Ф: «Не знаю, почему я до сих пор не отчаялся. Мне очень нравится играть в футбол – я получаю невероятное удовольствие от тренировок и игр. У меня ни разу не было мысли остановиться – только о том, как стать ещё лучше. Папа – моя большая мотивация. Беру пример с Роналду, с его работоспособности, но в основном меня заводит какой-то внутренний драйв: как начал работать в 11 лет, так и всё. У меня есть мечта – играть профессионально. И делать ничего другого не хочу. Становиться лучше, тренироваться, расти. Мне очень много раз говорили, что у меня ничего не получится: друзья, знакомые, были те, кто надо мной смеялся и говорил, что всё это глупости. Но это, наоборот, мотивировало работать, чтобы в том числе показать, как они не правы».

Комментарии
Рекомендуем вам
Партнерский контент
Рекомендуем вам