«Закулисные игры были всегда». Как Карпина обвинили в отказе от сборной России
Дмитрий Зимин
Как Карпина обвинили в отказе от сборной России
Комментарии
Тёмная история из 90-х.

Сборная России безнадёжно валилась в отборе на ЧМ-1998. Оказавшись в слабейшей группе, вместо того чтобы оперативно забронировать первое место и прямую путёвку, команда швырялась очками в разные стороны. Уже в первых четырёх матчах две неожиданные потери — ничьи с Израилем и Кипром. Особенно всех расстроил результат со вторым соперником. Игра проходила в небольшом городке Паралимни, за Россию играли сильнейшие, куча моментов, но итог – 1:1. И так как запоминается последнее – а именно промах с нескольких метров Александра Мостового в конце матча – вокруг этого и строились последующие решения.

Говорили, что в раздевалке произошёл конфликт. Официально эта версия не подтверждалась, но якобы Вячеслав Колосков, работавший тогда президентом РФС, оказался недоволен легионерами сборной. И на фоне промаха полузащитника «Сельты» решил, что многих из них в команде не будет.

Через месяц Мостовой, Валерий Карпин, Сергей Кирьяков и ещё пара футболистов не обнаружили себя в списках Бориса Игнатьева на матч с Люксембургом. При этом почти все являлись основными в своих клубах и находились в хорошей форме. Некоторые впоследствии вернулись, но Карпин и Мостовой при Игнатьеве в команду не вызывались. И вновь оказались в ней только осенью 1998-го, когда главным стал Анатолий Бышовец.

Россия в итоге заняла второе место в группе, а в «стыках» уступила Италии. У Карпина и Мостового впереди был ещё ЧМ-2002, но события 1997-го явно оказали своё влияние.

«Многие считали, что я специально промахнулся». Странный удар Мостового в матче с Кипром «Многие считали, что я специально промахнулся». Странный удар Мостового в матче с Кипром

Впервые историю с исключением из сборной Карпин прокомментировал только в 1998 году. Хотя просили его об этом раньше. Мостовой вообще предпочитал молчать. На тот момент в контексте Валерия это воспринималось как отказ. Ведь такую теорию продвигал Игнатьев, говоривший журналистам, что Карпин сам не хочет приезжать в сборную. В итоге некоторые заочно обвинили футболиста в отказе от сборной.

– По-моему, только главный тренер должен решать, кого приглашать на сбор. При Игнатьеве решение принимал совсем другой человек. Понятно, кого я имею в виду, – говорил Карпин в 98-м.

– Колоскова?
– Именно. Он же, уверен, приказал не подпускать к сборной на пушечный выстрел некоторых футболистов. Скажем, Кирьякова, Шалимова, Харина. Я не мог играть в такой команде. Что бы Игнатьев ни говорил, его влияние было мизерным.

– И всё-таки вы работали у Игнатьева, а отказались от выступлений после того, как вас не вызвали на следующий после Кипра отборочный матч — с Люксембургом.
– Да, это было так. Колосков дал приказ меня не вызывать. Я в этом уверен на сто процентов, поскольку сам Игнатьев постоянно говорил: «Мы на тебя рассчитываем». Мостовой, в отличие от меня, ни о каких отказах не заявлял, но его тоже перестали вызывать, причём отговорки придумывались самые смешные.

Сам Мостовой в свежем разговоре с «Чемпионатом» сообщил, что формулировка про «отказ» не совсем верная.

– Давайте сразу скажу: мы с Карпиным не отказывались от игры за сборную, нас просто перестали вызывать. В какой-то момент тренерский штаб, руководство посчитало, что мы команде не нужны. После Кипра нам ничего об этом не сказали. Мы улетели, а на следующий сбор нас просто не пригласили. Никто не позвонил, ничего не объяснил.

– Карпин говорил, что Колосков принял такое решение. Это правда?
– Честно говоря, не помню. Не лез в эту тему и не разбирался в ней. Нас не вызывали, и быстро стало понятно, что при этом тренерском штабе ничего не изменится. Конечно, обидно. Мы с Карпиным тогда точно являлись одними из лучших игроков сборной. В итоге команда не попала на чемпионат мира. Хотя всё могло пойти по-другому. Но, честно говоря, все эти закулисные игры велись около сборной всегда. Они и сейчас идут.

– Вы пытались узнать у Игнатьева напрямую, в чём дело?
– Пытались. Хотели получить какие-то объяснения. Но тогда с этим было куда сложнее. В итоге тема сошла на нет. Мы смирились с решением, тем более Игнатьева через год с небольшим уже не было в сборной. Зла ни на кого не держу. Понятно, что неприятно, но сейчас уже ничего не изменить.

«Платить не нужно, на трансфере не заработаешь». Как Карпин не перешёл в «Барселону» «Платить не нужно, на трансфере не заработаешь». Как Карпин не перешёл в «Барселону»

Сам Игнатьев спустя годы так объяснял ситуацию.

«После Кипра я хотел взбудоражить обстановку и отнёсся к Мостовому и Карпину как к ведущим футболистам, которые должны вести игру, определять настроение, но не делают этого. Поэтому чисто по спортивному принципу они и не попали на следующий сбор. Тогда и другая группа футболистов поняла, что есть вещи, за которые надо нести ответственность. Но меры, принятые мною, носили временный характер, а вышло сами знаете как. Просил ли я Карпина вернуться? Я просил его не делать ни одного необдуманного шага, никаких заявлений. Сколько раз с ним разговаривал Онопко! Но Карпин сказал, что однажды уже «сломался», а теперь «отступного» не даст», – говорил он в интервью «СЭ».

Почётный президент РФС Вячеслав Колосков в разговоре с «Чемпионатом» подтвердил слова Бориса Петровича и сообщил, что не влиял на вызов игроков в команду.

«Я не особо помню события тех лет. Но могу сказать точно, никогда не лез в чужую работу. Мой принцип – состав определяет только тренер. И сам Игнатьев решал, кого вызывать, а кого не вызывать. Так было со всеми тренерами – Садырин, Бышовец, Игнатьев, Романцев, Газзаев. Для того я их и звал, чтобы они занимались составом. У меня были нормальные отношения с нашими легионерами, хотя общался я с ними реже. В основном говорил с игроками, выступающими в России. Но опять же, повторю, выбор состава и футболистов — всегда прерогатива тренера. Я в это не лез».

«Жрёт всё подряд». Карпин, каким его мало кто знает «Жрёт всё подряд». Карпин, каким его мало кто знает

Уже сейчас Игнатьев не дал дополнительных подробностей происходящих тогда событий. И сообщил «Чемпионату», что плохо помнит тот конфликт.

«По прошествии столь длительного времени мне сложно об этом говорить. Детали, честно говоря, не помню. А эта история требует точных подробностей. Кто-то что-то кому-то вроде бы сказал, и так вышло. В любом случае это матчи за сборную — здесь нет никаких контрактов. Тренер может вызывать, а может не вызывать. Видимо, тогда Карпин и Мостовой не во всём соответствовали уровню сборной.

Надо строить будущее на хороших примерах. Карпин сейчас руководит сборной. Конечно, он не святой и не без недостатков. Но говорить о нём негативно мне не хочется. Скажу только, что я явный противник того, когда на первом месте личные отношения, а не спорт. Когда кто-то с кем-то ругается — с президентом или главным тренером. И когда это идёт во вред сборной — это не есть хорошо.

Вообще, не считаю, что тренер должен именно убеждать игроков выступать за сборную. Его миссия — наставить их на путь истинный. А падать на колени и просить приехать в сборную — лишнее. Это желание должно идти от души», — сказал Игнатьев.

Символично, что Кипр стал не только последним матчем Карпина перед полуторагодичной паузой, но и последним за сборную России в целом. В феврале 2003-го он сыграл товарищеский матч с этой сборной, а через месяц завершил карьеру. Чтобы спустя 18 лет обыграть соперника уже в качестве главного тренера.

Комментарии
Партнерский контент