Все новости
НХЛ
Елена Кузнецова
Фото: Derek Leung/Getty Images
«Казалось, одеяло весит 300 кг». Патрик Ивз плакал, но переборол болезнь
Этот парень начал год инвалидом, а затем было чудесное исцеление.
Хоккей / НХЛ

Нападающий «Анахайма» Патрик Ивз в сезоне-2017/18 провёл только два матча, после чего попал в реанимацию. Сначала врачи думали, что у него синдром Гийена-Барре, потом перебирали все возможные и невозможные диагнозы и так и не смогли установить причину ухудшения здоровья. Но Патрик, который с трудом дышал и едва передвигал ноги, смог поправиться и вновь рвётся на лёд.

«Мне ещё никогда не было так страшно»

Первые признаки того, что с Патриком Ивзом что-то не так, появились в первом же для него матче сезона-2017/18. Хотя, судя по табло, всё выглядело очень даже неплохо.

Ивз забил гол в ворота Ярослава Галака, но его родные были обеспокоены и завалили его жену Кэти сообщениями с вопросами, что случилось. Патрик был сам не свой на льду.

«Все мне писали – что не так с Патриком? Он в порядке?» — говорит Кэти. Оказалось, что далеко не в порядке.

«Я был взбешён, потому что не мог играть так, как хочу. Я не мог кататься, избегал контакта. Ещё перед матчем я понимал, что что-то не так, но пересилил себя и отыграл встречу. Это наша работа», — добавил Ивз.

11 октября 2017 года Ивз начал свой первый полноценный сезон в составе «Анахайма». Как бы плохо он себя ни чувствовал тем вечером, через два дня его состояние ухудшилось. «Утки» играли с «Колорадо» в Денвере, который находится высоко в горах. У Ивза и до этого были проблемы с дыханием.

«Мне ещё никогда не было так страшно на льду. Я не мог дышать, не мог двигаться. Ничего не мог».

Всё было так плохо, что Ивз едва нашёл силы, чтобы раздеться после игры. Больше на лёд он не выходил, а его состояние продолжало ухудшаться. Начался страшный период больниц и врачей.

Когда Патрику было пять лет, он сломал спину. За свою профессиональную карьеру у него было немало проблем со здоровьем, включая несколько сотрясений мозга. Но то, что случилось с ним на этот раз, было самым трудным. Потому что он не знал, с чем столкнулся.

После консультаций с несколькими специалистами Ивзу поставили диагноз «синдром Гийена-Барре». Это редкое заболевание, при котором иммунная система атакует периферийную нервную систему. Уже потом врачи установили, что это нечто иное, а пока его доставили в реанимацию. Отказывали лёгкие.

«Я лежал в ПИТе и не мог шевельнуться. Казалось, одеяло весит 300 килограммов. Было тяжело дышать. Я был напуган до чёртиков. Понимал, что не умру, но когда нечем дышать, это страшно. Я не мог ходить. Мои взгляды на жизнь поменялись, после такого многое воспринимаешь совершенно иначе».

Синдром Гийена-Барре… Или нет?

За месяцы, проведённые в неизвестности, Ивз смирился, что больше не будет играть, главное было вернуться к нормальной жизни. Сейчас здоровье Ивза значительно улучшилось, но врачи всё равно не уверены, чем он болел. Официально новый диагноз — поствирусный синдром. Этим летом Патрик и его жена впервые поделились своей историей в интервью The Athletic.

К сезону Ивз подходил с большим воодушевлением. Он только что провёл лучший год в карьере, забив 32 гола, затем подписал новый контракт с «Анахаймом» и строил большие планы, которым не суждено было сбыться.

«Анахайм» подписал 3-летний контракт с Ивзом на $ 9,45 млн

«Я приехал на сборы и хотел продолжить там, где остановился. Мне нравилось чувство, что я могу помогать команде голами и передачами в каждом матче. У нас всё получалось, я был в лучшей форме в своей жизни», — говорит Ивз.

«Он превратился из мощного игрока, который находится в лучшей форме в своей жизни, в обрюзгшего и опухшего человека. Всё было плохо», — добавляет Кэти.

Всё началось, когда Кэти и трое их детей две недели болели ОРВИ. Патрик занимался домашними делами, помогал жене, но за несколько дней до начала тренировочного лагеря зараза накрыла и его. Тело стало его подводить, как будто лампочка постепенно угасала.

«Сначала появилась слабость в руках и ногах, а затем внезапно схватило спину. Я катался так, что любой мог меня обогнать. Тогда я подумал: «Только не это». Раньше со мной такого никогда не случалось. Дней 10 я не мог нормально двигаться. Потом пошёл к мануальному терапевту, и мне тут же стало легче. Тогда я решил, что ноги и руки отказывали из-за проблем со спиной», — вспоминает Патрик.

Ивз обратился к одному из лучших специалистов по проблемам в спине, но здоровье всё равно продолжало ухудшаться.

«Я сказала ему – пора в больницу. Позвони в аптеку, скажи, что тебе трудно дышать, тебя пошлют в больницу. Но вы же знаете мужчин… Несколько раз я ему говорила: «Если ты умрёшь и оставишь меня одну…», — говорит Кэти.

В больницу всё равно пришлось ехать. Когда после тестов стало ясно, что проблема не в спине, Ивз позвонил жене и сказал, что его везут в реанимацию и что врачи предполагают синдром Гийена-Барре. Кэти, имеющая медицинское образование, призналась, что сама ни за что бы не догадалась.

«Это настолько редкое заболевание, что с ним и не сталкиваешься. Я даже не думала о чём-то вроде Гийена-Барре или вируса. Мы с Патриком всегда шутили о том, что медики любят говорить, что всё в порядке. Когда сталкиваешься на работе со случаями, когда чья-то жизнь в опасности, чувствительность к таким вещам пропадает. Я верила, что он поправится. Точно думала, что с хоккеем покончено, и не переживала на этот счёт. Но знаю, что он переживал», — говорит Кэти.

Ивз прошёл пять курсов плазмофереза, который очищал кровь от антител, атакующих нервную систему. Первый месяц после выписки улучшений не было. Патрик начал свыкаться с мыслью, что больше не сможет играть в хоккей. Но свыкнуться с тем, что превращается в инвалида, не мог.

Всё это время Ивз продолжал искать ответы. Профсоюз игроков помог ему выйти на лучшего специалиста в стране по синдрому Гийена-Барре. Тот изучил его историю болезни и за два часа вынес вердикт, что Патрик болен чем-то другим. Но чем именно, он не знал.

Сложность заключалась в том, что симптомы разных неврологических заболеваний могут быть очень похожи друг на друга. Онемение, тремор и боль могут сопутствовать как синдрому Гийена-Барре, так и рассеянному или другим видам склероза. А в итоге может оказаться, что всё дело в стрессе или обезвоживании. Ивз продолжил своё хождение по врачам. Его проверяли на всё подряд. «Все системы организма с ног до головы. Делали даже тест на редкие укусы москитов, которые можно получить в Южной Америке».

Диагнозы отметались одно за другим, но легче от этого не становилось. «Я сидел в кресле-каталке, ждал очередного врача. И стал искать в Интернете свои симптомы. Лучше такого не делать, но мне было любопытно. Ходить я не мог и чуть не рухнул с кресла, когда начал читать».

«Когда каждый шаг даётся с трудом, об игре в НХЛ не думаешь. В голове мысли: «Боже мой, а буду ли я когда-нибудь нормально ходить? Смогу ли нормально играть с детьми? Быть мужем?».

«Я смог взять на руки сына и снова быть большим и сильным папой»

В итоге Ивз попал к врачу, который занимается неврологическими расстройствами, а также долгое время работал со спортсменами как тренер по набору кондиций. Этот доктор и поставил его на ноги. Как? Ивз точно не знает. Жена говорит, что этот врач, помимо прочего, работал на гормональным фоном.

«Он просто гений и делает невозможное. Я видел как люди, которые несколько лет были обездвижены, начинали шевелить ногой. Я видел, как они плачут», — вспоминает Ивз.

Он начал проходить курс физиотерапии. Удивительно, но тот врач, который хорошо знал Ивза по игре в НХЛ, в первую встречу его не узнал. Осунувшийся, прислонившийся к стенке, потому что не мог нормально стоять, Ивз меньше всего напоминал здорового хоккеиста. Кэти вспоминает, что в некоторые дни и Патрик не мог сдержать слёз.

Ивз начал с самых простых упражнений, но уже через несколько недель дошёл до интенсивных тренировок. «Он включил меня, как лампочку. Перезапустил мои нервы. Это были самые тяжёлые и изнуряющие тренировки в моей жизни. Я приходил утром и уходил ближе к вечеру. Шёл домой, валился на диван и засыпал. Однажды я так устал, что даже не заглушил машину. Вышел вечером, чтобы поужинать, а она стоит заведённая.

Моё тело возвращалось в норму. В тот момент я не думал о хоккее. По моим ощущениям, я не мог возобновить карьеру. Но уже к третьему дню лечения я понял, что снова смогу быть отцом. Это было невероятно».

Уже в январе он вышел на лёд арены «Анахайма». Правда, в тот раз просто совершил символическое вбрасывание на матче в его честь, но даже это было большим прогрессом.

«Тогда я уже ходил как обычный человек. Смог выйти на лёд со своими детьми, взять на руки сына. Смог показать детям, что я снова стал большим и сильным папой».

Сейчас Ивз продолжает лечение и снова начал думать о хоккее. Врачи так и не смогли поставить точный диагноз, но в конце долгой борьбы с неизвестной болезнью Патрика ждали хорошие новости. Ему разрешили играть. Он готовится к сезону и намерен выйти на первый матч «Анахайма» 3 октября. Он соскучился по хоккею и рвётся в бой.

«Проиграл кубок, но выиграл жену»

Ивз признаётся, что смог пройти через это только благодаря жене. Она не позволяла ему раскиснуть и опустить руки. «Я могла дать ему день перерыва, когда он мог ничего не делать, а потом гнала на лечение. Показывала ему страшные фотографии того, с чем люди сталкиваются в мире, и говорила – у тебя всё в порядке».

Они познакомились, когда Патрик играл за «Оттаву». Летом 2007 года «сенаторы» проиграли финальную серию «Анахайму», и Ивз ехал на машине домой из Оттавы в Миннесоту. Он решил остановиться на день в Чикаго и там в ресторане встретил Кэти.

«На нашу долю выпало немало трудностей. «Оттава» выкупила контракт Патрика, когда у нас был медовый месяц, теперь это. Но все трудности в итоге вели к чему-то лучшему», — говорит Кэти. Им повезло, что серия «Оттавы» и «Анахайма» закончилась в пяти матчах, иначе они бы не познакомились.

«Я проиграл кубок Стэнли, но выиграл жену», — говорит Ивз.

Другие истории о том, как хоккеисты боролись с болезнями

«Моё тело гнило изнутри». Борьба Брайана Бикелла с рассеянным склерозом
Неизвестная болезнь, отчаяние, лечение, путь назад в НХЛ, завершение карьеры с высоко поднятой головой. История Брайана Бикелла.
От алкоголика до обладателя Кубка Стэнли. Откровения Скотта Дарлинга
Как бояться людей, быть алкоголиком, а через несколько лет выиграть Кубок Стэнли. Вратари – особые люди.
«Я весил 60 кг, лёгкие были заполнены слизью». Не просто любовь к хоккею
600 дней уколов, болезнь, которая не отступала. Как бросить хоккей, а в один из вечеров снова почувствовать, что ты можешь дышать.
Комментарии (0)
Рассылка лучших статей за неделю

Подпишитесь на рассылку и получайте самые интересные материалы портала одним письмом

Введите корректный e-mail
Загрузка
Произошла ошибка. Пожалуйста, попробуйте еще раз.
Спасибо!

Для завершения подписки остался один шаг. Проверьте свою почту.

Партнерский контент