Все новости
Андрей Иванов
Фото: РИА Новости
«Анжелы и Димоны». Ой, ура, мы едем на Олимпиаду? Самих не тошнит?
Олимпийское собрание спортсменов в муках родит гордое решение «Мы едем на Олимпиаду!». От этого решения заранее тошно и противно.
Другие / Олимпиада

12 декабря в большом и красивом зале Олимпийского комитета России пройдёт Олимпийское собрание, высший руководящий орган ОКР. Придёт много людей от спорта, за спорт и перед спортом, они будут много, очень много говорить. И не просто говорить, а вырабатывать единую позицию по решению МОК. А точнее – решать, ехать российским спортсменам в Пхёнчхан в статусе «нейтралов» или всё же это ой-ой как плохо. И решение (принятое, конечно же, в спорах, дебатах и прочих муках) порадует всю Россию. Потому что – да, мы сделаем это! Мы поедем!

И вот от этого решения тошнит. Просто противно. А наша прямолинейная и не ищущая консенсусов рубрика «Анжелы и Димоны» объясняет почему.

«Эй, МОК, слушай. Мы тут посовещались...»

Низложенный на весь мир ОКР устами своего вычеркнутого из МОК президента завтра скажет, что Олимпиада – это праздник, что спортсмены долго готовились, что нельзя лишать их такого события, что они всё равно россияне и что все это знают. Ну и президент Путин высказал своё мнение – лишать нехорошо.

Владимир Владимирович, естественно, в одиночку мог инициировать бойкот парой фраз, но делать этого не стал. Потому что вот это было бы точно нехорошо. Конечно, в МОК бойкота очень боялись, но тогда им совсем некуда деваться от продления банов и введения новых санкций. Из которых Россия точно вылезала бы очень долго.

Анжелы и Димоны. Играйте по-честному, Tvari
Это реальный текст Григория Родченова обо всех. Мы заранее извиняемся за то, что находится внутри. Слабонервным лучше не открывать.

И вот тут неожиданно выходит это Олимпийское собрание такое и говорит:

«Эй, МОК, слушай. Мы тут посовещались и решили. Приглашения на вашу сомнительную вечеринку нам не нужны, спасибо. Мы и за безопасность переживаем, и травмы у многих, да и вообще важных дел поднакопилось, надо бы разгрести».

И МОК такой: «Владимир Владимирович, а как же…».

А президент: «Ну а я что? Я всё сказал. Это они сами».

А Олимпийское собрание: «А что вы хотели? Вы же любите говорить, что у нас нет демократии. Вот оно, пожалуйста. В вашем любимом формате «что хочу, то и ворочу».

И всё, абзац. Какие тут дополнительные баны или угрозы? Вежливый отказ от приглашения – это вам на злобный бойкот. Какие наезды на Россию за неисполнение? Отправим на Олимпиаду кого-то одного, по жребию. Он выступит, ничего не нарушит, и опа – российский флаг на церемонии закрытия. И статус ОКР на страничке в соцсети меняется с «всё сложно» на «снова в отношениях с МОК». А что такого, вон, когда Дальмайер на весь мир кричит, что не поедет в Пхёнчхан, если ей что-то не понравится, никого же в бойкоте не обвиняют?

Дальмайер: я не поеду в Пхёнхчан, если на ОИ будет угроза жизни или безопасности

Шах, мат и пат тебе, МОК. И условия ваши дутые соблюли, и фигу этой Олимпиаде на всю ивановскую завернули. Хотите условия ставить – ставьте их без нас. Ведь что бы вы там ни нашли в Сочи, внятно доказать вы это так и не сумели. Так внятно, чтобы народ у нас всё понял, а у министров и вице-премьеров просто не было шанса переводить тему на провокацию и угнетение России. Вот тогда была бы другая песня, с жертвами среди чиновников. А если вы смогли только на уровне политики нарешать, то и ответ должен быть там же – под ковром.

Права спортсменов? Серьёзно?

Но остаётся самая крупная и никуда вроде бы не вставляющаяся часть этого пазла – жертвенные спортсмены, которые всю жизнь готовились к Олимпиаде. И они типа право на личную жизнь имеют. Но позвольте, кто тут о правах-то говорит?

А никто. Потому что спортсмены у нас – солдаты (это в небольшой паузе между отчаянным шопингом по магазинам мужского нижнего белья качественно сформулировал коллега Дмитрий Егоров). Подготовленные, выкормленные, снабжённые оружием и вообще всем необходимым для существования исключительно за счёт государства. А раз так, то и существуют они исключительно для нужд и во благо государства. И никакого «я» или «можно». Только «есть» или «разрешите».

Как велит Путин. Почему мы не можем жалеть наших спортсменов
Вся эта история изначально была лишь частью новой холодной войны. И если президент Путин скажет «нет», то ехать в Корею мы не имеем права.

Вот только не смешите меня рассказами про тяжёлую работу, постоянные лишения и выгоняния, а также прочие страшные жертвы спортсменов, выложенные на алтарь побед. Это прям до слёз. Ни одного из них не засунули в сборную России против воли. Возможно, есть такие, кому не повезло с повёрнутыми на спорте родителями. Кого-то реально пригнали в секцию пинками, а оставаться в ней заставляли угрозами и подкупом, но именно такие «спортсмены» валили из спорта при первой возможности.

Те, что в сборной России, – они другие. Они всегда получали от спорта удовольствие, а потом удачно устроились на работу под названием «спорт». Много среди нас людей, которые любят свою работу и реально получают от неё удовольствие? Я не про частности (мутные командировки, гадкие дедлайны, совещания с ненавистными коллегами были, есть и будут). Я про вообще. Не так и много, правда?

А теперь представьте, что эти – в сборной России – все любят свою работу. Вообще все. Какие, к чёрту, лишения и выгоняния? Какой алтарь? Не нравится работа, зарплата, начальство с анализами подставило или не смогло выбить сладкую командировку мечты — увольняйся. Вали куда хочешь. В суд подай.

Так ведь не валят, только продолжают требовать сладкой командировки. Совесть-то есть?

Конец без колец. Россию выгнали с Олимпийских игр
Сборную России отстранили от Олимпиады в Пхёнчхане. Это конец российского спорта и, надеемся, начало нового пути.

Не будет ни славы, ни гимна. Вот и сидите дома

Я сам кое-что знаю про спорт. Играю в футбол с шести лет и до сих пор. 3-4 раза в неделю. Играю за команду соседнего города в чемпионате области по ветеранам (100 км туда, 100 – обратно), потому что в нашем городе нет такой команды. Ещё играю в волейбол. Исполнил детскую мечту, купил хоккейную вратарскую форму, научился кататься на коньках и встал в ворота. Даже несколько турниров выиграл, хвалили. Всё это – за свои деньги.

И вот когда мне начинают рассказывать про этот полностью оплаченный алтарь, я улыбаюсь. Как улыбаюсь, слушая очередное интервью про «мы завоёвываем славу для страны, слушать гимн на подиуме – это главное во всех наших победах». Так в этот раз стране никакой славы от вас не будет. И гимна не будет. Зачем тогда ехать? Или всё-таки слава и гимн – не такое уж и главное?

Жаль, что завтра Олимпийское собрание не выйдет и не скажет. И будем праздновать во время чумы.

Если опрос не открывается, проголосовать можно по ссылке.

Комментарии (0)
Рассылка лучших статей за неделю

Подпишитесь на рассылку и получайте самые интересные материалы портала одним письмом

Введите корректный e-mail
Загрузка
Произошла ошибка. Пожалуйста, попробуйте еще раз.
Спасибо!

Для завершения подписки остался один шаг. Проверьте свою почту.

Партнерский контент