Мо Фарах
«Чемпионат»
«Я бываю безжалостен». Зачем легендарный Мо Фарах всё начал заново
Великий британец выиграл всё что можно на коронных дистанциях и теперь покоряет марафон. А ведь ещё несколько лет назад он хотел уйти.
Другие / Лёгкая атлетика 0

В последние дни имя Мо Фараха не сходит с новостных лент. Во время тренировок в Эфиопии четырёхкратный олимпийский чемпион по лёгкой атлетике сначала был обворован, а затем его чуть не арестовала полиция за конфликт с другими постояльцами отеля. Но это всё шелуха, а в истории останутся лишь выдающиеся результаты парня из Сомали, который раздвинул границы возможного и продолжает приносить славу лёгкой атлетике Великобритании. Теперь уже в марафоне.

В эксклюзивном интервью «Чемпионату» легендарный Мо Фарах рассказал о тяжёлой подготовке к лондонскому марафону, который пройдёт 28 апреля, раскрыл секреты побед и поведал основные принципы своей жизненной философии. В 36 лет один из величайших легкоатлетов мира и не думает останавливаться. Он бросил себе новый вызов, потому что не умеет по-другому.

«Мечтаю однажды выиграть лондонский марафон»

— Мо, с какими чувствами вы ждёте участия в Лондонском марафоне?
— Я очень рад снова поехать в Лондон. В прошлом году я был третьим, так что в этом я, определённо, хочу улучшить свой результат. Я был в Эфиопии в течение последних шести недель, тренируясь с моим тренером Гэри и командой. И дела идут хорошо. Я действительно жду этого с нетерпением. Лондон – мой дом, и для меня нет места лучше. Для меня важно просто иметь возможность участвовать в забеге по улицам Лондоне, где я вырос. Там я всегда получаю огромную поддержку от зрителей. Поэтому буду ставить перед собой только самые высокие цели. Состав участников очень серьёзный. Мировой рекордсмен Элиуд Кипчоге, а также Уилсон Кипсанг, Даниэль Ванджиру и многие другие атлеты будут там. Будет очень интересно. Посмотрим, чем всё закончится.

— Вы — один из величайших атлетов всех времён на дистанциях 5 и 10 км. Насколько реальной вам кажется победа в марафоне?
— Я, конечно, всегда думаю, что победа возможна, независимо от того, в каких соревнованиях я участвую. Я хочу выиграть, хочу выйти и показать отличные результаты. Что касается лондонского марафона, думаю, я бы не стоял на старте, если бы не думал, что у меня есть хорошие шансы на победу. В этот день может произойти всё что угодно, и в конечном итоге обычно побеждают лучшие атлеты.

В то же время, за эти годы я понял для себя, что, независимо от того, участвую ли я в забеге или играю в компьютерные игры со своими детьми, во мне просто есть эта борьба, я просто всегда хочу выиграть. Это просто часть меня. У меня была потрясающая карьера на беговой дорожке, и я решил перейти на марафон. И одна из причин, по которой я принял это решение, заключается в том, что я смотрел лондонский марафон и видел, как много великих спортсменов соревнуются и побеждают.

— Можно назвать победу в лондонском марафоне вашей мечтой?
— Безусловно. Я вырос в Лондоне, просто не могу себе представить, как здорово бы было однажды получить титул победителя марафона на улицах Лондона. Надеюсь, это всё-таки когда-нибудь произойдёт. Это, несомненно, один из крупнейших марафонов в мире. А в прошлом году у меня

был потрясающий опыт пробежать марафон в Лондоне, а потом в Чикаго. Победа в Чикаго была для меня очень важна, и это дало мне мощный толчок. Отправляясь в Лондон в этом году, я надеюсь, что у меня будет чуть больше уверенности в себе, чуть больше веры, но в то же время есть ещё много атлетов. Думаю, не стоит идти к букмекерам и говорить, что Мо Фарах победит (улыбается). Тем не менее, я верю, что всё может случиться, и я знаю, что дал себе лучшие шансы, когда уехал из дома, поднялся в горы и вложил в это всю свою упорную работу, все преодолённые мили. И это одна из причин, по которым я тренировался в Эфиопии.

«В выходной не знаю, куда себя девать»

— А сколько миль вы пробегаете в неделю?
— По-разному. Это зависит от того, что скажет мой тренер, иногда он добр ко мне, иногда у меня бывает лёгкая неделя, но в среднем я пробегаю больше 120 миль в неделю.

— С учётом того, сколько вы бегаете, вы по-прежнему получаете от этого удовольствие?
— Когда я начал бегать, это было чем-то, что мне нравилось, своего рода хобби, а потом это стало работой. Работой, которая мне нравится, ради которой я тренируюсь. Иногда, когда делаешь перерыв, понимаешь, что не знаешь, куда себя девать, и спрашиваешь себя: «Что же мне делать, что же мне делать?»

И в это время начинаешь ценить бег, ценишь усердную работу, ценишь то, что ты стараешься изо всех сил, что это приятно делать. Не у многих есть такая возможность, и мне нравится бегать, я бы сказал, что у меня зависимость от бега. Я ничего не делаю наполовину, для меня либо всё, либо ничего. Даже когда я беру выходной, я всё равно тренируюсь, но иногда, когда ты делаешь перерыв, передохнёшь немного и понимаешь: «Хм, а я скучаю!». Так что да, я получаю от этого удовольствие.

— Чувствуете ли вы давление? Как справляться с постоянными ожиданиями болельщиков?
— Да, я чувствую давление, особенно в последние шесть или семь лет, но с успехом приходит и давление общества, это его неотъемлемая часть. Просто люди ждут, что ты будешь выигрывать почти во всех соревнованиях, в которых участвуешь. Но я не давлю на себя, я просто делаю свою работу и верю в своего тренера.

Я знаю, что, если я усердно работаю на тренировках, я даю себе лучшие шансы на победу. Это всё, что в моих силах. Если я сделал всё на тренировках, я здоров, остался в хорошей форме, тогда участие в забеге для меня – это лёгкое дело, потому что недели и месяцы тяжёлой работы, которые ты вложил в него, окупаются в конце – вот во что я верю.

— Какие цели вы ставите перед собой в этом сезоне помимо лондонского марафона?
— Ну, не всё сразу (улыбается). В 2019 году, если я смогу выиграть Лондон… это было бы потрясающе. А потом я просто сосредоточусь… не знаю, на чём я сосредоточусь, я поговорю с моим тренером, моей командой и выясню, что для меня лучше, какой будет следующий шаг. Как я уже сказал, чем больше марафонов я пробегаю, тем больше у меня опыта, и тем больше я могу узнать о других спортсменах. Марафон и бег на стадионе – это совсем разные вещи.

«Очень хочу выступить на Олимпиаде в Токио»

— Каковы шансы увидеть вас на Олимпиаде в Токио?
— Шансы есть. Если я могу получить медаль, и я в хорошей форме, то кто бы от такого отказался? Я бы никогда не отказался от такой возможности. Мне бы очень хотелось выступить в Токио, и, как я уже сказал, если я буду в хорошей форме и буду готов поехать, и смогу принести медаль Великобритании, то почему бы не сделать это?

— Давайте поговорим об Эфиопии, как проходили тренировки?
— Тренировки прошли хорошо. Я был там больше шести недель, и всё идет хорошо, всё готово к 28 апреля. Полторы недели назад я участвовал в забеге, в лондонском полумарафоне, и показал хороший результат, пришёл первым. Это было важно, а затем я вернулся сюда и снова начал готовиться к Лондону.

— Каково это физически – тренироваться на высоте? Это сложнее?
— Да, для того чтобы достичь своих целей, я должен быть готов работать больше и пробегать больше миль. Я провожу много времени на большой высоте. Я как раз прилетел в Эфиопию, чтобы тренироваться в месте, где меньше кислорода. Когда ты на уровне моря, ты дышишь нормальным воздухом, а здесь такое ощущение, что воздуха не так много. Чем больше времени здесь проводишь, тем больше адаптируешься. Если я смогу усердно работать в таких условиях, то, когда я спущусь на уровень моря, разница будет значительной.

Например, на высоте труднее восстанавливаться – на уровне моря тебе нужно меньше времени на восстановление после тяжёлой сессии. Я хорошо восстанавливаюсь, я делаю короткие перерывы, но тут тяжелее дышать, ноги устают, и ты чувствуешь, что минута или полторы минуты на восстановление проходят очень быстро! Но именно поэтому у меня есть тренер, чтобы следить за этим, смотреть, как у меня дела, регулировать процесс, направлять меня и привести меня в мою лучшую форму.

«От новых кроссовок был просто вау-эффект»

— Недавно вы испытали новые кроссовки Next% от Nike. Как впечатления?
— Атлет всегда в поиске, всегда ищет что-то новое. Лично я хочу, чтобы кроссовки были максимально лёгкими. Чтобы они отлично сидели, обеспечивали поддержку и сцепление. Да, 4% были потрясающими, но Next% даже лучше, они заставляют тебя идти в ногу со временем, двигаться вперёд так быстро, как только можешь. Во время разработки мы провели много тестов на беговой дорожке и не только. Поначалу, когда я надевал их, это был просто вау-эффект.

У них очень хорошая амортизация, и, как я уже сказал, они словно подталкивают тебя, заставляя двигаться вперёд, даже когда ты не особенно стараешься. Долгое время Nike и команда работали над усовершенствованием этих кроссовок. Привлекали разных атлетов, пытались понять, что именно им нужно. С этой командой приятно работать – даёшь им обратную связь и говоришь, что тебе нужно, а потом они придумывают лучшую обувь, чтобы ты мог бежать так быстро, как только можешь.

— Расскажите подробнее о том, как именно строится ваша работа с Nike?
— У нас очень тесные отношения с Nike. Они хотят знать, что мне нужно, чем они могут помочь. Словно тренер, который приведёт тебя в твою лучшую форму, чтобы ты был готов к забегу и показал всё, на что способен. И тут то же самое — когда ты надеваешь экипировку или кроссовки, хочешь чувствовать, что они идеально подходят, они быстрые, и ты готов бежать.

— Насколько важны такие небольшие улучшения на профессиональном уровне, как во время соревнований, так и во время тренировок?

— В лёгкой атлетике даже самый небольшой отрыв может решить: выиграешь ты или придёшь четвёртым. Как вы видели в 2012 году в Лондоне, решающей может оказаться просто крошечная разница. На протяжении многих лет ты всё время ищешь эти небольшие улучшения. Можно бы было спросить, почему я сейчас не тренируюсь в месте на уровне моря со своими детьми? Но я знаю, что должен тренироваться на высоте, должен тренироваться на высоте 10 тысяч футов над уровнем моря – это имеет большое значение для меня как спортсмена. То же самое и с обувью: у кроссовок NEXT% есть дополнительные свойства, поддержка и сцепление – здорово иметь продукт, который отвечает моим целям.

«В Рио почувствовал, что потерял жажду победы»

— Как вы сохраняете мотивацию? Вы когда-нибудь думали, что теряете жажду победы?
— В Рио мне иногда приходила в голову мысль, что мы достигли всего на треке. Бывают моменты, когда ты просыпаешься и понимаешь, что потерял жажду победы. Вот тогда я это чувствовал. И после этого я сказал себе, что дам себе ещё один год и посмотрю, как я буду себя чувствовать. Я так и не загорелся. Но теперь, бросив себе вызов марафона, я определённо загорелся. Я чувствую, что это новая для меня территория, так что это ощущение больше похоже на «я никогда не делал этого, я хочу это сделать». Как я могу этого достичь, что мне нужно для этого? И именно поэтому я должен прикладывать усилия и тренироваться.

— Какое место может занять победа в Лондонском марафоне в ряду других ваших достижений?
— Я думаю, это было бы близко к одному из самых больших достижений, для меня лучшее, чего я достиг в жизни – это победа в 2012 году в моём родном городе. И затем подтверждение этого результата 4 года спустя, когда я сделал это снова. Теперь я думаю, какой следующий шаг, что ещё возможно. Вот чего я хочу – бросать себе новые вызовы.

— На какие жертвы вы пошли, готовясь к этому забегу?
— Самое главное, по чему я скучаю – это мои дети и семья. Просто иметь возможность поиграть с ними и пойти на прогулку, отвести их в школу. Я скучаю по многим вещам. Просыпаешься утром, а рядом играет сын или прыгает на тебе. Но я знаю, что, чтобы достичь своих целей, я должен быть вдали от дома. Бывает трудно, особенно когда они болеют, а дети всё время болеют, или что-то происходит дома, а я не могу быть рядом. Но в конечном итоге это заставляет меня больше тренироваться, чтобы оно того стоило.

— Очевидно, дети очень гордятся вами, это вас мотивирует?
— Я думаю, что они гордятся мной, но не думаю, что они полностью понимают, что я делаю. Вот близнецы, им сейчас 7 лет, скоро уже 8, они уже больше понимают, они знают, кто их отец. И они отчасти гордятся тем, что я делаю. Когда я выигрываю, они очень рады, а когда я проигрываю, один из них подходит и говорит: «Всё в порядке, папа, получится в следующий раз». А другой говорит: «Ты проиграл!». Они разные. Но я думаю, что дети гордятся мной.

— Как подготовка к марафону отличается от подготовки к забегам на треке?
— Подготовка к марафону сильно отличается от того, как я готовился к свои прежним дистанциям. Во-первых, я точно не пробегал столько, сколько бегаю сейчас для марафона. И, во-вторых, с точки зрения интервалов или более длинных дистанций, у меня было больше забегов и повторов, если можно так сказать. Например, мы бывали на треке пару раз в неделю, специально проводили сессии по 5-10 километров, а в марафоне дистанции намного длиннее. Ты пробегаешь большие дистанции и делаешь больше интервалов, так что это совершенно разные вещи.

— Вас мотивирует страх поражения?
— Я очень позитивный человек, я не люблю всё усложнять. Если сегодня что-то не получилось, значит сегодня не мой день, я просто иду дальше. Это не конец света.

— Кто или что вас вдохновляет?
— Больше всего меня вдохновляет видеть, что мои дети счастливы, смеются и гордятся мной.

«Ты должен быть сильнее, чем другие»

— Когда вы поняли, что можете бегать быстро? Когда вы подумали, что это может стать работой?
— Я думаю, что первый забег за Англию был для меня очень важен. Я бегал за Англию против Шотландии, Уэльса, Ирландии, это были соревнования международных школ. Позже для меня было очень важно представлять Великобританию на юниорских соревнованиях. И затем, когда я собирался выйти на более высокий уровень, я спрашивал себя, смогу ли я это сделать? Я пробежал кросс, а потом получил финансирование, поддержку от британской лотерейной системы. Потом, когда у меня появились такие спонсоры, как Nike, я подумал, что всё в порядке, может быть, я смогу чего-то достичь в этом виде спорта.

— Можете рассказать о своём складе ума и о том, как ы психологически готовитесь к большим соревнованиям?
— Я думаю, очень важна психологическая устойчивость, ты должен быть сильнее, чем другие. Большинство людей думают, что есть предел, но для меня всегда есть что-то большее. Я думаю, это качество всегда у меня было и только развивалось с годами. В детстве во мне всегда была сила духа. У нас всегда есть больше, чем мы думаем. Во время забега мне нужно принимать решения. Если группа уходит вперёд – хорошо, тогда нужно ускориться. Нужно бежать за ними. Ты должен думать об этом и иметь план A, B, C и D. Кроме того, нужно пройти первую половину, постараться сэкономить столько энергии, сколько сможешь, чтобы оставить силы для второй половины.

— Опишите типичный тренировочный день в Эфиопии.
— Обычный день в Эфиопии выглядит так: просыпаюсь в 7 утра, в 7:15 иду завтракать, ем немного каши, тостов, пью кофе, возвращаюсь, переодеваюсь и выхожу из дома в 8:30. Трусцой добегаю до поля, где встречаюсь с моими партнёрами по тренировкам. Вместе мы пробегаем 10-12 миль утром, затем немного растягиваемся и возвращаемся. Потом я принимаю душ, могу немного поспать и обедаю. Вечером около 5 часов я бегаю трусцой, а затем тренируюсь в тренажёрном зале – немного упражнений на корпус, немного упражнений с весом. Вот обычный день, если только это не воскресенье, по воскресеньям у нас длинная пробежка, тогда я просыпаюсь очень рано. Просыпаюсь в 5 часов, выхожу из дома, еду туда, откуда мы бежим. По дороге мы останавливаемся в местной хижине, пьём кофе или чай, а затем бегаем пару часов.

— Как бы вы описали своё наследие?
— В личном плане – четверо прекрасных детей, счастливая семья и просто спокойствие и счастье.

— А в профессиональном?
— Иногда бываю безжалостен, принимал сложные решения, завоевал много медалей, и я большой поклонник футбола (улыбается).

Комментарии (0)
Узнавайте о новых статьях первыми

Подпишитесь на рассылку и узнавайте о самых интересных и важных новостях первыми

Введите корректный e-mail
Загрузка
Произошла ошибка. Пожалуйста, попробуйте еще раз.
Спасибо!

Для завершения подписки остался один шаг. Проверьте свою почту.

Партнерский контент