«Меня раньше называли домашним чемпионом». Штырков вышел из зоны комфорта
Алла Князева
Эксклюзивное интервью с Иваном Штырковым
Комментарии
Поединок с Исмаиловым поделил карьеру Ивана на до и после. Теперь боец намерен завоевать пояс АСА – и не один.

В декабре прошлого года лига АСА организовала бой между самым медийным бойцом в российских ММА Магомедом Исмаиловым и Иваном Штырковым. Уральский Халк потерпел поражение решением судей, но удивил публику, которая ожидала от него гораздо меньше. Хорошее впечатление Иван произвёл и на руководство промоушена АСА, потому что совсем недавно ему был предложен контракт с организацией. В эксклюзивном интервью «Чемпионату» Иван рассказал о своих планах в лиге, о нынешних отношениях с Лысым Хищником и о том, как изменился его одноклубник и чемпион UFC в легчайшем весе Пётр Ян.

— Хотелось бы поздравить вас с подписанием контракта с АСА. На сколько лет или боёв он рассчитан?
— Спасибо. Контракт стандартный, на 1,5 года, минимум на 4 боя.

— Несмотря на то что вы будете выступать в полутяжёлом весе, многие говорят о вашем возможном поединке с Александром Емельяненко. Вы допускаете возможность проведения боёв в другом дивизионе?
— Не секрет, что ММА – популярное нынче явление в мире и один из самых хайповых видов спорта. Организациям интересно устраивать такие поединки известных людей, которые привлекают как можно больше аудитории. Если будут интересные предложения по тяжёлому весу, как, например, с Александром Емельяненко, то почему бы и не рассмотреть такой вариант? Но, опять же, подписавшись в лигу, я всё равно отдаю все решения по боям руководству лиги и своему менеджеру. А так, конечно, в данный момент меня интересует дивизион до 93 килограммов, буду стараться там подниматься в топовые позиции.

«USADA? Не, ребят, я хочу быть здоровым». Уральский Халк закрыл вопрос с UFC «USADA? Не, ребят, я хочу быть здоровым». Уральский Халк закрыл вопрос с UFC

— То есть вы нацелены в перспективе на завоевание пояса? Потому что, например, Магомед Исмаилов говорил, что пояса и титулы – это не его история.
— Да, у Маги это больше про хайп, популярность, он помог лиге очень сильно раскрутиться именно в медиапространстве, привлёк большую аудиторию даже не любителей ММА, не тех, кто следит за этим видом спорта, а просто обывателей с другими интересами, но которые следят за карьерой Маги. Поэтому политика Исмаилова понятна, его цель – больше заработать и раскрутить ту или иную организацию и свои бои. В моём же случае это больше спортивная составляющая, и я бы с удовольствием поборолся за пояс.

Но, опять же, тут всё зависит от того, какие планы у лиги на меня. Или они меня хотят сделать кем-то вроде Исмаилова, человеком, за счёт которого можно устраивать интересные бои, которые будут привлекать больше аудитории, или обычным бойцом, который будет, как и другие, участвовать в гонке за поясом. Посмотрим. Я немного отпустил ситуацию в плане мыслей о том, с кем я хочу драться. Когда я дрался в RCC, всё равно было определённое общение со мной на тему того, согласен ли я драться с тем или иным бойцом. Никогда не отказывался от поединков, но был задействован в процессе выбора потенциального соперника. А здесь полностью отдаюсь решению лиги и менеджменту.

Пояс – это интересная для меня история. Тем более в RCC не было поясов, не было какой-то тяги стать лучшим в дивизионе с большим количеством бойцов. А в лиге АСА это напряжение присутствует, причём очень жёсткое, потому что лига – одна из сильнейших в мире. Конечно, могут быть и бои а-ля Штырков – Исмаилов для привлечения внимания аудитории. В общем, всё зависит от планов руководства.

Фото: Дмитрий Голубович, «Чемпионат»

— Если представить, что вы завоюете пояс в полутяжёлом весе, хотели бы потом перейти в тяжёлый вес для этой же цели?
— Были такие мысли. Ведь мы, спортсмены – амбициозные люди. Конечно, сделать такую историю в такой лиге было бы знаменательно и интересно. Сейчас в полутяжёлом весе вакантный пояс, в тяжах у пояса есть обладатель. Я не заглядываю за спину соперникам, но в целом это было бы интересно. А сейчас пока ждём, когда назначат бой.

— Относительно даты и соперника ничего ещё не известно?
— Есть лишь приблизительная дата. Бой с Исмаиловым был 13 декабря, уже прошло достаточно много времени, и нужно продолжать подготовку. Я тренировки и не заканчивал, потому что бой с Магой сильно замотивировал меня и поднял меня на новый уровень как бойца. Поэтому готовимся и ждём новых вызовов.

Мага бил и бросал Штыркова, но нокаутировать не хватило силёнок. Халк выжил Мага бил и бросал Штыркова, но нокаутировать не хватило силёнок. Халк выжил

— Вы сами считаете, что в АСА уровень оппонентов выше? Для вас это определённо шаг вперёд?
— Да. Я считаю, что АСА – очень сильная организация, если брать не медийную составляющую, а именно спортивную. В таких организациях наибольшая опасность для так называемых звёздных бойцов в том, что можно проиграть любому сопернику. Потому что очень много нераскрученных ребят, но в спортивном аспекте ребята высокого уровня, одни из сильнейших. Сначала спортсмен работает на своё имя, а уже потом – имя на спортсмена. И, когда уже имя работает на тебя, ты, рискуя им, выходишь и даёшь не столь раскрученным ребятам возможность подняться на победе над тобой – это рискованный шаг. Но я выбирал именно ту лигу, в которой будет жёсткая спортивная составляющая, где я могу проверить себя и свои навыки, и нисколько не ошибся.

— Вы сказали, что раньше, в RCC, вы могли участвовать в выборе соперников, а сейчас – нет. В целом вы ощутили в АСА другое отношение к вам как к бойцу?
— Конечно. Меня же называли раньше «домашним чемпионом». И, с одной стороны, это так и было. Около 90% своих боёв я провёл у себя дома или в соседних областях, особо никуда не выезжая. Хотя поединок с Исмаиловым тоже привлёк к себе много внимания, поэтому в тот момент тоже имело место особое отношение. Но всё же я понимаю, что теперь являюсь одним из бойцов в дивизионе и в промоушене, более того, можно даже сказать, одним из не самых лучших. А когда дрался в RCC, я был чуть ли не единственным бойцом лиги. Совсем другое ощущение.

— Но вас это ощущение не напрягает?
— Наоборот, мотивирует и психологически закаляет, не даёт расслабиться. Потому что, когда выступаешь дома, есть определённые, можно сказать, поблажки. Комфортно, какое-то привилегированное отношение чувствуется. А здесь ты в одной лодке со всеми.

— А здесь из зоны комфорта приходится выходить.
— Да-да. Причём вышел я из неё достаточно жёстко, готовясь к поединку с Исмаиловым, потому что я поменял и тренера, и ребят, с кем тренируюсь, сборы в Дагестане провёл впервые в жизни. По крайней мере, меня это мотивирует. Потому что некоторые говорили, мол, зачем тебе это надо, всё же хорошо, дерись в RCC и вообще куда ты лезешь? Но, опять же, амбиции. Не кому-то что-то доказать, а самому себе. Доказать, что я могу больше, что ещё есть порох в пороховницах, эта искра, которая может зажечь, когда что-то получается, есть результат. Это дорогого стоит.

«Бой с Магой — не про деньги». Иван Штырков готов становиться зверем, заходя в клетку «Бой с Магой — не про деньги». Иван Штырков готов становиться зверем, заходя в клетку

— Вы поменяли полностью систему подготовки. В дальнейшем планируете придерживаться этой же системы?
— Сейчас я нашёл оптимальный для себя тренировочный процесс за счёт того, что работаю с тренером Всеволодом Цирке. Мы с ним работаем с середины августа 2020 года. Не так давно, но результат, по крайней мере, для меня, очень разнится. Или пять лет я занимался до этого, не то чтобы непонятно чем, но не под руководством кого-то. А здесь постоянно рядом человек, который видит мои ошибки, исправляет их, добавляет что-то новое.

Я вижу день ото дня, что рост идёт, я обучаем, и открываются какие-то вещи во мне как в спортсмене, которые раньше были где-то на задворках. И даже этим я уже окупил все неудобства, которые доставил себе сменой спарринг-партнёров. Команда-то осталась прежней – «Архангел Михаил», но поменял дислокацию тренировок, тренера. Тяжело начать доверять кому-то, тем более, в моём возрасте, когда тебе говорят, что теперь ты будешь тренироваться по-другому. Но я сделал вывод, что либо я доверяю, либо нет смысла что-то менять. Отключаешь своё эго, делаешь, что тебе говорят и, главное, видишь результат.

А в плане подготовки к следующему бою, скорее всего, тоже выберем Дагестан. Потому что это жёстко. После этого перед боем ты уже не волнуешься, что пойдёт что-то не так, потому что там каждый день что-то идёт не так (смеётся). Психологически это очень сильно закаляет. Такое ощущение, что это место словно создано для того, чтобы тебя выводить каждый раз из этой зоны комфорта, из стабильного состояния. И каждый новый день, каждая тренировка приносит какие-то сюрпризы, сложности. Наверное, в следующий раз всё же будет чуть легче, потому что некая адаптация всё же произошла. Но, думаю, ребята в Дагестане всё равно не дадут скучать и проводить своё время с комфортом. Может быть, что-то в подготовке слегка поменяем, но это будет видно, когда уже будут назначены соперник и дата поединка.

— Вы склонны к самокопанию после поражений?
— Я вообще склонен к самокопанию, в каких-то моментах даже чересчур. Но это уже не поменять. У меня было два поражения в карьере, и для себя я могу объяснить каждое из них, а именно – почему они произошли. А бывают в спорте поражения, которые ты не можешь объяснить. Иногда не хватает немного удачи, а она всегда присутствует, даже в мизерном соотношении. Ты можешь быть в идеальной форме, идеально восстановиться после весогонки и проиграть человеку, который будет хуже тебя. Я с шести лет в спорте, до этого участвовал, как любитель, там почти всё то же самое. Немного меняется форма, но начинка остаётся та же. И когда все шансы равны, многое решает удача.

Если, например, брать поражение в поединке с Магомедом Исмаиловым, многие удивляются, мол, чему он радуется. Но нужно ведь и понимать, что ты получил от этого поражения. Если извлечь оттуда максимум и сделать выводы, если ты видишь после намного больше, чем до, то как можно этому не радоваться? Самокопание было, но оно было более практичное. Мы спокойно всё разобрали с тренером, у нас даже была с ним такая шутка, что всё было слишком хорошо для того, чтобы победить, и если бы финалом была ещё и победа, то это было бы какое-то чудо. Но, конечно, не дай Бог будут такие поражения, которые не сможешь объяснить самому себе. Там уже будет самокопание другого рода. Надеюсь, этого не произойдёт.

— Слышала, что для вас стал обидным прогноз Александра Шлеменко, который сказал, что Исмаилов должен победить вас досрочно.
— Не то чтобы обидно и я держу злобу на Александра. Скорее, наверное, непонятно, и такие слова стали сюрпризом или неожиданностью. Не в мой адрес даже, а вообще относительно нашего боя. Например, я бы так по отношению к Александру не сказал. Но это же не даёт право ему так не говорить. Я взрослый человек, нормально это воспринимаю. Тем более, сейчас всё равно уже больше адаптируешься к этому миру соцсетей и медиа. Приходится это принимать. Люди не всегда говорят то, что хотят сказать, то, что думают. Если это его мнение – пожалуйста. С Александром после этого у меня не возникло каких-то недопониманий или мыслей, что как будто он меня предал или ещё что-то.

— Возвращаясь к возможности проведения боя с Александром Емельяненко: он ведь любит иногда пожестить. Если он начнёт как-то резко высказываться в ваш адрес, будете ли вы отвечать тем же?
— Вернусь немного к бою с Магой, потому что все знают, что он очень популярный человек. И не хотелось просто выезжать на его медийности, но в то же время хотелось и как-то поучаствовать. У нас были какие-то приколы, достаточно добродушные. Когда я записываю какие-то видео или ещё что-то подобное делаю, многие говорят, что это не моё. Да, я и правда не умею этого делать, а тем более когда дело касается хейта.

Просто я знаю, что Александр это делает не из агрессии какой-то. Но, если это надо людям, почему бы не подогреть интерес? Естественно, всё в рамках адекватности и межличностного уважения. Потому что у меня к Александру, например, нет никакой неприязни, несмотря на его какие-то поступки в жизни, которые многие обсуждают в соцсетях. Всякое в жизни бывает. Вы не знаете, почему это происходит. Но, как говорится, интернет безжалостен, особенно к известным людям. Лично я против хейта и многих вещей, которые люди позволяют в адрес оппонентов и особенно их близких.

Но мне почему-то кажется, что идея моего боя с Александром хоть и реальна, но АСА она не интересна. Потому что, как я понял, его отношения с лигой не очень хорошо закончились, больше на турниры его не приглашали. Непонятно, какая сейчас ситуация, будет ли он вообще драться, в какой он форме и интересны ли ему сейчас бои. Просто, если провести линию, то Александр проиграл Маге, я проиграл Маге, поэтому почему бы не выяснить, кто сильнее из проигравших Маге (смеётся)? Ну, и бой двух тяжеловесов – это всегда интересно.

— Поддерживаете ли связь с Магомедом Исмаиловым?
— Мы с ним не друзья, но отношения поддерживаем. Мы и после поединка пообщались, обменялись контактами, в «Инстаграме» иногда переписываемся. Лёгкое общение с некоторой поддержкой. Он должен был после нашего боя к нам приехать на турнир, но у него не получилось. Нам, конечно же, хотели устроить там так называемую пресс-встречу, на что я сказал, мол, хватит, мы уже выжали из этой ситуации всё, что могли.

— Не было ли разговоров о совместной подготовке к следующему вашему поединку? Ведь когда-то Магомед, например, дрался с Вячеславом Василевским, а позже помогал ему готовиться к бою.
— Да, он и его команда приглашали меня на сборы, чтобы подготовиться к какому-то из моих следующих поединков. Я поблагодарил их. Если предстоящие сборы будут проводиться в Дагестане и если Мага будет находиться там, то почему бы не провести пару совместных тренировок? Не под руководством команды Маги, потому что у меня есть свой тренер, у него – свой, но какая-то совместная работа определённо принесёт неплохие плоды. Ведь и тренерский состав, обменявшись мнениями, может сделать для себя выводы в плане усовершенствования тренировочного процесса.

Фото: Дмитрий Голубович, «Чемпионат»

Могу сказать, что у Магомеда очень сильная команда, и все его последние победы – это огромная её заслуга. А в профессиональном спорте ты мало что сможешь сделать без команды. У меня вот, например, на протяжении пяти лет, когда я сам пытался тренироваться, это не получалось. Всегда нужен взгляд со стороны. Я пришёл к своему тренеру и сказал: «Сева, давай, хуже не будет, может быть, будет лучше!» (Смеётся.)

Да, у меня были люди, которые меня вели, помогали мне, кто-то ударку ставил, кто-то – ещё что-то, я ездил к тому же Александру Шлеменко на сборы. Но это были всего лишь сборы, не под руководством тренера. Он так же пахал вместе с нами, готовился к боям, это немного другое. А здесь человек одного со мной возраста отчитывает меня, как восьмилетнего ребёнка. Раньше я мог себе позволить прийти на тренировку, например, в 11 часов, а то и подольше поспать. Здесь за опоздания ты делаешь бёрпи и уже не хочешь опаздывать. Отчитывают за тренировки, и в Дагестане тоже это постоянно происходит. Могут мешком назвать. Но я пришёл за помощью, и мне нужно считаться с этим.

Возвращаясь к вопросу, с Магой было бы интересно поработать. Я держу это приглашение в голове и надеюсь, что при необходимости он не отмажется (смеётся). Слава Василевский проходил кэмп к своему последнему бою у Маги, Ясубей Эномото проводил у него финальный этап подготовки. И оба выступили очень хорошо.

Права на видео принадлежат ACA MMA. Ролик можно посмотреть на странице АСА ММА в «Инстаграме».

— После боя было много слов о том, что от Ивана Штыркова не ожидали такого хорошего выступления. Вы заметили, что у вас прибавилось поклонников?
— Подписчиков стало в два раза больше. За это, конечно, спасибо АСА и Маге. Но я не человек соцсетей. Многие спрашивают, почему я не занимаюсь «Инстаграмом» – ну не умею я. Сейчас я эту обязанность переложил на плечи пресс-службы клуба – каждый должен заниматься своим делом. Я как не читал комментарии, так и не читаю – ни хорошие, ни плохие. Перед теми, кто писал с добротой, я извинялся за это, а тем, кто пишет плохое, говорил, что они всё равно не пробьются. Тратить на это свои внутренние силы я не собираюсь. Я нашёл единственный выход – отгородиться от этого. Как говорится, меньше знаешь – крепче спишь.

То же касается и различных вызовов. Я помню, как Владимир Минеев говорил, что хочет подраться со мной – кажется, как раз после боя с Магой. И он это так долго делал, старался, наверное, недели две, и я даже не знал об этом – мне рассказали друзья.

Но слышал, что сильно поменялось в лучшую сторону мнение людей обо мне – о моих физической подготовке и навыках. А в плане моих моральных принципов, что якобы я неожиданно стал другой личностью – нет. Для близких и тех, кто меня знает, я такой, каким и был. Интернет-пространство способно менять человека под себя. Нельзя, конечно, винить в этом людей, ведь они не знают тебя и того, что происходит в твоей душе. Хотя и слышал, что люди в целом стали лояльнее ко мне. Хорошо, если я стал более интересен людям, и они меня воспринимают с положительными эмоциями. Постараюсь и дальше их удивлять в хорошем смысле.

— А что насчёт бросавшего вам вызовы Минеева? Вам был бы интересен поединок с ним?
— Возможно, к Владимиру у меня немного предвзятое личное отношение, но, опять же, лишь на основании того, что я видел, как и другие люди. Я лично с ним не общался, только когда мы приехали в Дагестан на сборы, он был в зале, мы поздоровались. У меня нет к нему какой-то агрессии в личном плане, как у них с Магой. На мой взгляд, там Вова уже переборщил с высказываниями. О чём я и говорил: всё должно быть в рамках морали и человеческих отношений. Но если даже ты не уважаешь соперника, не обязательно переходить границы. А Владимир позволяет себе делать это в интернет-пространстве, и это мне непонятно. Причём он из старой школы.

Сейчас молодёжь смотрит на таких, как Конор Макгрегор, когда он был на пике популярности. И ребята начали перенимать этот стиль. Но у нас менталитет другой в стране. Нельзя так себя вести. В России за слова привыкли отвечать, но главное – спрашивать. Может быть, он хочет так привлечь общественное внимание. Но я и говорю, что, если ты не умеешь делать это адекватно, то зачем это делать? Вот, например, Мага. Даже с Владимиром он ведёт себя в рамках мужских понятий, не позволяя себе слова, за которые потом не ответит. И это непонимание поведения Владимира и вызывает у меня такое неприятие.

Он мне неинтересен, потому что я бы не хотел этой грязи. А я так понимаю, войдя в историю боя Штырков – Минеев, без грязи не получится. Наверное, мне в моей бойцовской карьере повезло, что ни один мой оппонент не лил грязь на меня, не переходил какие-то грани. Я не думаю, что Владимир со мной будет вести себя как-то по-другому. Может быть, людям и интересно было это противостояние. Да, мы проводим бои, мы зарабатываем этим деньги. Но есть же что-то большее, чем деньги. Поэтому пусть в моей истории мораль будет на первом месте.

Фото: Дмитрий Голубович, «Чемпионат»

— Сейчас Минеев и Исмаилов всё же предварительно договорились о поединке. Как думаете, он состоится? И каков ваш прогноз? Минеев, например, говорил, что он готов поставить на кон вообще всё.
— Ну, говорить – это одно, а делать – другое. Что здесь теряет Минеев? Он только получает. Сейчас все выигрывают от боя с Магой. Минеев получает свой шанс, свой чек и ещё больше медийности. Если обстановка в мире не поменяется, если никто не травмируется, поединок состоится. Это противостояние в любом случае интересно людям, его уже столько мусолят и крутят, и было бы странно, если бы бой всё же не организовали. Парни заработают деньги, люди получат своё шоу. С чисто спортивной же стороны мне этот бой не интересен. Я бы с удовольствием посмотрел поединок Исмаилов – Шлеменко. Мне было бы очень интересно, что бы Александр противопоставил Маге, как бы он с ним справился.

— То есть в этом противостоянии вы видите фаворитом Магомеда?
— Я считаю, что он любому бойцу может доставить много проблем. Именно поэтому мне интересно, как опыт Александра, его нестандартная ударная техника будут работать против Маги. С Минеевым всё понятно, я видел этот бой, и я видел другие бои Минеева, которые были после поединка с Исмаиловым. Там ничего особо не меняется. Вот только Мага стал другим с момента того боя. Я думаю, Владимир немного его недооценивает.
Хотя здесь дело в принципе не в том, кто кого недооценивает. Ясно же, для чего всё делается. Просто нужно заработать и хайпануть. Когда противостояния выходят за рамки спортивных принципов, это уже другое, межличностное, а народ же любит копаться в чужом белье, отсюда и интерес. Если бы в первом поединке была поставлена какая-то точка, а не ничья, то вряд ли были бы какие-то реванши. Вообще же хочется, чтобы этот поединок уже состоялся, потому что новости на эту тему уже немножко надоели.

— Ваш одноклубник Пётр Ян 6 марта будет защищать пояс в поединке с Алджэмейном Стерлингом. Что насчёт прогноза на этот бой?
— Я думаю, Пётр выиграет досрочно, но опасность для него будет в первом и втором раундах. Стерлинг – очень хороший борец, и если за это время он не сможет с Петром ничего сделать, Ян его просто разобьёт. Может получиться примерно то же, что было в его бою с Альдо. Но я хочу сказать, кстати, что по сравнению с предыдущими своими боями Альдо был очень хорошо готов к бою с Петром. Правда, Стерлинг моложе и амбициознее.

Бензина, скорее всего, у Алджэмейна хватит на два раунда, и то если он будет в идеальной форме, а потом Пётр начнёт его съедать. У Яна же бензин не кончается вообще, и он очень сильный физически, несмотря на то, что выглядит меньше почти всех своих оппонентов. К тому же Ян – очень одарённый спортсмен, у него способности есть и от природы, а это огромный плюс. Для Петра пять раундов – это идеальная дистанция, особенно в поединках с борцами. Но с Яном нужно не просто бороться, а доминировать примерно в стиле Хабиба. А я не думаю, что у Стерлинга есть такие способности.

— Возвращаясь к вопросу трэш-тока: многие считают, что Пётр в своих высказываниях стал себе позволять слишком многое. Что вы об этом думаете?
— Вообще каждый человек сам решает, что позволяет себе. Только ему предстоит за эти слова отвечать. Но я бы не сказал, что Пётр переходит какие-то границы, когда высказывается в адрес своих оппонентов. Он старается их задеть, добавить красного словца, но не будем забывать, что он боец UFC, а это нормально для публики промоушена. Ян не задевает семьи оппонентов – только личное. Да, иногда он начинает первый, но я думаю, что здесь вопрос лишь в работе менеджмента. А привлечь к себе внимание на начальном этапе карьеры было просто необходимо. Сейчас он на правах чемпиона дивизиона может диктовать условия.

А относительно его высказываний по ситуации в стране – это личное мнение человека. Нам ведь пока разрешают его высказывать, и он это сделал. Просто бывает иногда обидно за всё. Понимаете, ведь что я, что Пётр, что многие другие бойцы – мы выросли на улицах и мы знаем, что те гонорары, которые мы сейчас получаем и ту ступень, которую мы занимаем в обществе, мы заслужили. В прямом смысле потом и кровью. И мы видели, какая жизнь там, откуда мы поднимались. Обидно, наверное, за тех своих ребят. Хочется, чтобы все хорошо жили. Никто же не просит денег просто так. Дайте возможность работать и зарабатывать. Наверное, просто накипело. Ещё нужно знать, какой именно вопрос задали и в каком контексте.

Вообще же хочу сказать, что общаюсь с Петром лично, и когда он приезжал с поясом, он не изменился нисколько. Конечно, мы не близкие друзья, но всегда чувствуется, если человек «поймал звезду» и начинает вести себя по-другому. У Петра такого нет вообще. Мне даже, наоборот, показалось, что он стал ещё более скромен. Такое тоже бывает, когда ты понимаешь, что на тебе огромная ответственность, люди возлагают на тебя большие надежды, и ты концентрируешься, собираешься в комок и перестаёшь распыляться.

Фото: Дмитрий Голубович, «Чемпионат»

— Стало ли у вас сейчас меньше свободного времени? Ведь вам теперь уделяют больше внимания те же СМИ.
— Да, внимания стало больше, а времени стало меньше. Но его стало меньше в том числе и из-за того, что поменялся тренировочный процесс. И даже моё отношение поменялось к спорту, к собственной карьере и самому себе. Когда я вижу прогресс, я концентрируюсь на этом, и для меня перестаёт существовать что-то ещё. Перестаёшь распыляться, хватаешься за это зубами и руками и тащишь, чтобы в итоге дойти до какого-то финала.

Век спортсмена и так недолог, тем более, что можно в любой момент закончить свою карьеру из-за травмы. Поэтому хочется этот положительный эффект получить как можно скорее. Отдавая этому процессу больше себя, я стал и более дисциплинированным именно в голове. Я теперь нацеливаюсь не просто на победу, а стремлюсь выжать себя на каждой тренировке. Голова постоянно думает, что-то запоминает, и от этого как будто и свободного времени стало меньше. Потому что в своей голове ты находишься на тренировке, даже если ты дома.

Ну и внимания уделяют теперь больше, да. Началось это ещё перед боем с Исмаиловым. Вот и сейчас прилетел в Москву, оказалось, многие хотят со мной побеседовать. Но мне, конечно, это приятно, да и сказать мне есть что. В целом всё интереснее стало. Когда меняешь что-то в жизни, всегда становится интереснее.

— Вы родились в Хабаровске. Бываете ли вы там? И какой город считаете родным?
— Для меня родной город – Екатеринбург. Я считаю, что здесь в моей жизни произошло всё самое важное и замечательное. В Хабаровске и Владивостоке я жил, когда был совсем маленьким. И уже в Екатеринбурге произошло становление меня как человека, поэтому я считаю, что это моя Родина. В Хабаровске и Владивостоке я потом бывал, но интересно, что приезжал я туда только на соревнования, когда ещё занимался борьбой и боевым самбо. Но родственников там нет, навещать особо некого.

Вообще, я очень редко посещаю места, где у меня есть родственники. У мамы братья и сёстры в Якутии. И я до сих пор не могу собраться и съездить к ним. Надеюсь всё же осуществить эти планы в ближайшем будущем. Мы всё время гонимся за результатом в жизни, работаем, а иногда нужно остановиться и посмотреть, куда мы бежим. Именно в этом плане, кстати, пандемия на меня хорошо повлияла. Было время о чём-то задуматься, посмотреть назад и наметить дальнейший путь. Иногда миру нужны такие встряски. Да и многие люди поняли, что жизнь не вечна, и нужно ценить то, что у тебя есть.

Комментарии
Партнерский контент