Показать ещё Все новости
«Чимаеву ещё много чего нужно доказать». Долидзе осуждает поведение Хамзата
Игорь Брагин Алла Князева
,
Эксклюзивное интервью с Романом Долидзе
Комментарии
Грузинский боец считает трэш-ток унизительным делом для мужчин и не готов менять своё мировоззрение ради денег.

Грузинский боец из Украины Роман Долидзе в ночь с 5 на 6 июня на турнире UFC Fight Night 189 проведёт свой четвёртый бой в промоушене Даны Уайта. Его соперником станет аргентинец Лауреано Старополи. В последнем поединке Роман потерпел первое поражение в профессиональной карьере, но принял это достаточно легко и сразу же продолжил тренироваться, чтобы как можно скорее начать двигаться дальше. В эксклюзивном интервью «Чемпионату» боец рассказал о своём отношении к хейту соотечественников, выступающих в России, почему от него никогда не дождутся трэш-тока и о том, каковы шансы болельщиков увидеть его в поп-ММА.

— Тяжело ли вы переживали своё первое поражение?
— Нет, никакого эмоционального спада у меня не было. Я прекрасно понимал, что это может произойти. Я всегда готовлюсь выступить в своей наилучшей форме, но понимаю все нюансы, которые могут быть в профессиональной карьере. Это никак на меня не повлияло.

— Как думаете, почему так получилось? Не связано ли это с переходом в другую весовую?
— Конечно, можно найти разные причины, почему это произошло. Вполне возможно, что это и из-за смены весовой категории. Но я не заострял на этом внимание, а сконцентрировался на дальнейшей работе.

— Вы после этого боя c Тревином Джайлсом решили остаться в среднем весе. Расскажите, почему вообще перешли в другой дивизион и как сделали вывод, что лучше остаться в среднем весе?
— Никаких выводов особо я не делал. Всю свою карьеру я выступал в своём весе. Я привык так выступать по грэпплингу, и, когда пришёл в профессиональные ММА, тоже особо вес не гонял, буквально 2 килограмма для того, чтобы уложиться в 93 килограмма. Со временем я подумал: раз уж я теперь в UFC, нужно более профессионально подходить к делу и непосредственно к весу. Соответственно, решил, что нужно уходить в категорию ниже, чтобы быть физически сильнее своих оппонентов.

— После того случается первое поражение, расслабляет ли это в том плане, что больше не нужно держаться за этот нолик?
— Я слышал разговоры подобного рода. Но не могу сказать, по себе этого всего не заметил.

Фото: Chris Unger/Getty Images

— Изначально вы должны были драться с Алессио Ди Кирико, в итоге совсем недавно вместо него вам дали Лореано Старополи. Когда в короткий срок меняется соперник, насколько это вас может смутить, повлиять на настрой?
— Нет, это никак не влияет. Я сам попросил, чтобы они точно нашли мне соперника. Сказал, что, если нужно, буду выступать и в 93 килограммах, если в 84 не найдёте, я согласен на кого угодно, готов и хочу выступить. И очень хотел выступить именно 5 июня. Я готовился к этому бою, физически нахожусь в очень хорошей форме, прошёл очень тяжёлую подготовку. Не хотел зря терять время и был готов в любой весовой выйти. Даже в тяжах готов был драться.

— Что думаете о Старополи, какие у него слабые и сильные стороны?
— В UFC нет слабых бойцов. Хороший спортсмен, техничный, у него хорошая ударная техника. Очень повезло, что они схожи, на мой взгляд, с оппонентом, который слетел с боя. Уважаю его. Всегда уважительно отношусь к своим соперникам и считаю, что нельзя никого недооценивать. В UFC все хорошие и сильные спортсмены, и нужно быть всегда готовым на все 100%.

— С кем в перспективе хотелось бы подраться? Может быть, есть какие-то громкие имена?
— Я вообще считаю, что во всех эшелонах, на всех уровнях ребята достаточно ровные, со всеми можно драться. Просто у кого-то имя больше, у кого-то – меньше. Кто-то только начинает свою карьеру, а кто-то уже давно в ММА. Это лишь вопрос времени. Конечно, хотелось бы быть на вершине рейтинга, поэтому готов биться с ребятами уже повыше.

— Вы говорите, что ко всем уважительно относитесь. То есть трэш-ток – это вообще не ваша история?
— Вот тут меня, наверное, крайне сложно будет вывести на подобного рода разговоры. Были случаи, когда мои оппоненты старались как-то подковырнуть меня. Но мне кажется, это унизительно, прежде всего, когда мужчины этим занимаются. А спорт – это не самое главное в жизни. Всегда очень важно оставаться человеком.

— А в целом по ситуации в дивизионе что можете сказать? Уже скоро второй бой между чемпионом Исраэлем Адесаньей и Марвином Веттори. Как считаете, в этот раз каковы шансы Веттори?
— Думаю, здесь 50 на 50. Я с Марвином работал, спарринговал с ним в Лос-Анджелесе пару раз. Сильный, хороший борец. Всё зависит от того, как сможет с его борьбой совладать Адесанья. В первый раз у него всё получилось. Но раз на раз не приходится. Всегда что-то может поменяться.

— Вы всегда готовитесь к поединкам в США. А есть ли сейчас на Украине возможность проводить полноценную подготовку?
— Конечно, есть. Но есть и один нюанс: нужны спарринг-партнёры. С этим там определённые проблемы. Есть хорошие боксёры, ребята-ударники, но партнёров, которые могли бы соединять и борьбу, и ударную технику, не хватает.

— Как вы считаете, насколько оправдан хейт в сторону спортсменов из Грузии и Украины, выступающих в России? Например, Александра Усика или баскетболиста Торнике Шенгелии, который в своё время перешёл в ЦСКА?
— Если рассматривать это в политическом контексте, то с этим есть определённые проблемы. Люди хейтят ведь именно поэтому. Люди не оценивают их как спортсменов – они оценивают их как каких-то предателей из-за того, что они выступают в России. У меня, конечно, всегда было своё категоричное отношение в этом направлении. Я считаю, что как в спорте, так и в целом люди не должны друг друга ненавидеть из-за того, что кто-то из них живёт в другой стране.

Я не думаю, что русский народ, грузины или украинцы в принципе хотят войны. Здравомыслящий человек не может этого хотеть, как и не может хотеть конфликтов друг с другом. Поэтому я считаю, что это всё неправильно и переносить это на весь народ не нужно. Да, есть определённые вещи, которые нам не нравятся в политике какой-либо страны. Да, есть вещи, которые нам причиняют много боли и страданий. Но это не относится ко всему народу. Я считаю это категорически неправильным, когда людей судят только из-за того, что они живут или выступают в какой-то другой стране. Есть некоторые нюансы, которые нужно учитывать, но нельзя из-за политики осуждать весь народ.

Торнике Шенгелия

Торнике Шенгелия

Фото: Дмитрий Голубович, «Чемпионат»

— В ваших соцсетях есть люди из России, которые общаются с вами. В большинстве своём они же позитивно настроены?
— Да, абсолютно. Есть, конечно, кто плохо говорит. И я даже больше скажу: может быть, больше грузин мне напишут чего-то плохого, чем русские и украинцы. Считаю, что это категорически неправильно, мы должны жить дружно, понимать друг друга, должны учиться быть превыше этого всего. Необязательно, чтобы нас объединял только спорт. Нас должны объединять здравый смысл, понимание сложившейся ситуации, осознание того, что русский язык сам по себе ни при чём. Из-за того, что часто я говорю на русском или, наоборот, не говорю, меня осуждают. Считаю, что во всём должна быть мера, и люди должны более адекватно оценивать сложившуюся ситуацию и смотреть больше в корень, нежели просто вымещать злость друг на друге.

— Александр Усик очень красноречиво на днях высказался на эту тему: что, к сожалению, к Украине относятся, как к стране третьего мира, и его отодвигают от тех боёв, которые бы он хотел получить. На ваш взгляд, в боксе действительно происходит что-то подобное?
— Мне сложно об этом говорить, я не особо слежу за подобного рода вещами. Но вполне возможно, потому что мы должны понимать, что есть определённый рынок. Вы спрашивали меня о трэш-токе. И мы прекрасно понимаем, почему это происходит. В Америке людям это нравится, вот и дают некоторые спортсмены хлеба и зрелищ, скандальные высказывания и поведение. И для шоу нужно, чтобы покупали платные трансляции. Людей из России, Украины, Грузии очень сложно заставить заплатить сколько бы то ни было за прямую трансляцию. Поэтому они больше стараются делать упор на спортсменов, за которых больше заплатят. Это не означает, что этот спортсмен гораздо лучше того же украинского спортсмена. Но зато за него люди готовы платить. Мы должны понимать, что в профессиональном спорте не только спорт, но и финансы. И организация, как и все остальные, старается заработать и пытается делать наиболее интересные людям бои, за которые те готовы платить.

«Украину считают страной третьего мира». Терпению Усика приходит конец «Украину считают страной третьего мира». Терпению Усика приходит конец

— Сейчас развивается история с братьями Пол, которые сумели выдернуть экс-бойца UFC Тайрона Вудли. В России сейчас пытаются вытащить на подобные бои того же Александра Емельяненко с исполнителем Джиганом. Каково ваше отношение к поп-ММА?
— Представляете, я вообще не слежу за этим. У меня много других задач, которые я выполняю параллельно со своей спортивной карьерой, и не отвлекаюсь на подобного рода вещи. Знаю об этих братьях-ютуберах, видел пару боёв. Да, эта тенденция есть. Опять же, мы плавно сворачиваем в сторону финансовой части, и это всё происходит потому, что они готовы платить, готовы обеспечить достаток тем спортсменам. Даже если ребята уходят из UFC, то это не потому, что они ищут каких-то спортивных достижений. Они уходят за деньгами. Значит, их там могут и готовы обеспечить деньгами. Моё личное отношение – я не готов из-за денег со своим мировоззрением прощаться, поэтому отношусь к этому не очень хорошо. Но это имеет место быть, есть потребители этого всего.

— Сейчас в UFC собралась хорошая грузинская диаспора. На ваш взгляд, кто быстрее может взять пояс?
— Думаю, у всех ребят хорошие шансы. Все пока двигаются хорошо, и это главное. Справедливо сказать, что ближе всех находятся Гига и Мераб. Мераб уже давно себя зарекомендовал, Гига сейчас выиграл очень важный бой. У этих ребят гораздо быстрее всё может произойти. Но, как мы знаем, UFC – это шоу, и кто быстрее и ярче выстрелит, у того и будет возможность.

«Все в дивизионе боятся Макса». Чикадзе намерен показать Холлоуэю, кто лучший ударник «Все в дивизионе боятся Макса». Чикадзе намерен показать Холлоуэю, кто лучший ударник

— В связи с этим нельзя не спросить про Хамзата Чимаева. Наверняка вы видите, как он шумит и пылит, а в последние пару недель мы все пребываем в странном возбуждении из-за того, что он сотворил в отношении Хабиба Нурмагомедова, притом он уже более полугода не выходит в октагон. На ваш взгляд, насколько это имело смысл и что всё это значит?
— Трэш-ток. Я, как кавказец, считаю это категорически неприемлемым и неправильным. Хабиб подтвердил своё чемпионство делом. Как бы там ни было, он – спортсмен, который не проиграл. Считаю, что это как минимум некрасиво, тем более в такое время, когда человек является кумиром для многих людей, стараться его как-то ущипнуть. Тем более такие высказывания от спортсмена, который находится на несколько весовых категорий выше, выглядят несколько странными. Это было бы нормально слышать от какого-то рядового болельщика, который не понимает, что такое весовые категории. Я за этим тоже не следил, но случайно узнал. У нас один менеджер – Али Абдель-Азиз, и я случайно как-то получил эту информацию и сразу же набрал ему и поинтересовался, что происходит, почему такие разговоры. Ну никак не ожидал я такого. Все были удивлены и не поняли, почему так произошло. Но, как я и говорил, прежде всего, причина в желании заявить о себе. Может быть, он думает, что о нём забыли, и хочет о себе напомнить.

«К Чимаеву при встрече не подойду». Хабиб расставил все точки над i в ситуации с Хамзатом «К Чимаеву при встрече не подойду». Хабиб расставил все точки над i в ситуации с Хамзатом

— Младшие братья Хабиба на это сказали, что будут молчать, потому что, если ещё и они что-то скажут, появятся более молодые ребята, которые будут оскорблять друг друга, а им это не нужно. Но Абубакар ответил. Он как раз в одном дивизионе с Хамзатом. Братья и близкие Хабиба сказали, что если они захотят подраться, то не будут этому препятствовать. Как думаете, это будет бой века?
— Знаю всех ребят, которых вы перечислили, лично с ними встречался, тренировался. Я не понял, почему это вообще произошло. Никакого смысла в этом бое тоже не вижу. Более того, уверен, что этого боя не будет, это всё разговоры. Я лишь пытаюсь понять, зачем нужно было до такого доходить. Хабиб своё дело сделал, ушёл и ушёл красиво, не проиграв. Он понял, что есть дела, которые на данном этапе жизни важнее. Я уверен, что у него были неплохие предложения заработать хорошие деньги, но он посчитал, что выше каких-то денежных вознаграждений и хочет заниматься чем-то другим. Зачем нужно было его так ковырять, это для меня было непонятно. И я уверен, что этого боя не будет, Хамзат хочет оставаться в 84 килограммах. Давайте пока посмотрим, как он будет выступать дальше, и только после этого будем разговаривать. Я думаю, что он хороший спортсмен, ни в коем случае не преуменьшаю его заслуги, но ему ещё много чего нужно доказать. Сначала надо далеко прыгнуть, а потом уже смотреть.

Хамзат Чимаев

Хамзат Чимаев

Фото: Getty Images

— Вы следите за ребятами из Украины, которые выступают в больших ММА-лигах? Например, за Ярославом Амосовым? Как думаете, сможет ли он забрать и удержать пояс и вообще насколько он доминирующий в своём весе?
— Он доминирующий, хороший спортсмен. Но этот бой будет очень важным для него, как раз высокого уровня, который может нам показать, на что Ярик способен. Я лично уверен и надеюсь, что он победит. Мы все ждём этот бой. Я с Яриком тоже не раз тренировался, знаю его очень хорошо и надеюсь на его победу. В Bellator он имеет шанс забрать титул, а потом, со временем, может, и в UFC.

Обидчик Абубакара Нурмагомедова идёт за поясом Bellator и не хочет сравнений с Хабибом Обидчик Абубакара Нурмагомедова идёт за поясом Bellator и не хочет сравнений с Хабибом

— На ваш взгляд, при том, как сейчас происходит слияние больших звёзд прошлого и восходящих звёзд в Bellator, насколько велика разница между UFC и Bellator?
— Опять же, прежде всего это медиамощности UFC. Эта организация – очень сильная, лучшая в мире, и ни у кого сомнений в этом не возникает, даже у того же Bellator. Я уверен, они понимают, где их место, а где – UFC. Однако у них тоже есть бойцы, которые в своём дивизионе могли бы интересно выступать в UFC. Но всё-таки тут дело в самой мощи организации. В этом аспекте UFC вне конкуренции.

— Сейчас набирает обороты и становится всё интереснее Professional Fighters League. Они сейчас пытаются сделать Гран-при. Как думаете, есть ли у этого будущее и насколько это интересно?
— Чем больше будет разновидностей и вариантов, тем, конечно, лучше. Поэтому PFL старается нащупать свой рынок, сегмент и вариант ММА, и они идут в правильном направлении. Они тоже не строят иллюзий, все знают, где находится UFC и где находятся они. Поэтому они стараются найти какую-то свою нишу, свой интересный вариант, и у них это получается достаточно хорошо и правильно. Думаю, это будет интересный год.

Комментарии
Рекомендуем вам
Партнерский контент
Рекомендуем вам