Андре Шюррле в «Спартаке»
Михаил Гончаров
Шюррле уже испортился. Виновата система Кононова
Вернее, её отсутствие.
Футбол / РПЛ 0

В своих пяти первых матчах в «Спартаке» Шюррле был лучшим игроком команды. Он забивал сам и отдавал передачи, собирал овации трибун, завоёвывал авторитет и стремительно превращался в лидера и идола.

Но после дерби с ЦСКА что-то изменилось. Вот уже четыре игры подряд – дважды с «Брагой», а также с «Крыльями» и «Зенитом» — чемпион мира уходит с поля без результативных действий. Уже слышны первые критические нотки от болельщиков – пока они совсем тихие и редкие, однако, если дело будет так идти и дальше, волна людского возмущения обязательно накроет и «Спартак», и лично Шюррле.

В чём же причина? Почему человек, буквально неделю назад сиявший на поле и уничтожавший соперников, вдруг перестал быть эффективным? В таких случаях всегда можно достать из кармана банальные, лежащие на поверхности догадки: не проходил предсезонку, не тянет физически, лишился сумасшедшего эмоционального порыва, помогавшего на первых порах, играет на неоптимальной позиции.

Хотя на мой взгляд, причина вовсе не в этом. Визуально Шюррле не стал хуже двигаться – ни с точки зрения объёма, ни с точки зрения интенсивности. Его точно не обвинишь в лени, у него не стало меньше желания (иногда кажется, что оно только возрастает). Что касается позиции, Андре сверкал на первых порах в том числе и в центре нападения. Он по-прежнему обладает теми же качествами, что описаны в предыдущей, наполненной хвалебными словами, статье: работает по всей ширине поля и ищет мяч, берёт на себя инициативу, заводит партнёров, освобождается под удар.

Шюррле – главная надежда «Спартака» в дерби. Лучший момент доказать свой класс
За четыре матча немец превратился в лидера и лучшего игрока команды.

Только выхлоп совершенно другой. И виноваты в этом как он сам, так и внешние факторы: общая атакующая модель «Спартака», характер матчей и адаптация соперников.

Причина №1. Распыление

О нынешней игровой модели «Спартака» можно писать бесконечно. В прошлый раз мы обсуждали аспекты оборонительных действий: провалы в опорной зоне, хронические позиционные просчёты Зобнина и Гулиева, странное расположение футболистов при начале атаки, приводящее к отсутствию подстраховки в случае потери.

Самое грустное для «Спартака» – Кононов совсем не работает над ошибками
С такой тренерской работой команда обречена.

Теперь поговорим об атаке, а регресс Шюррле, статистический и игровой, — идеальный повод углубиться и ещё раз удивиться. В ходе нынешнего сезона Шюррле часто выходил играть номинальным центральным нападающим – сначала из-за длительной дисквалификации Понсе, в последнем матче с «Зенитом» – просто из-за тактического решения тренерского штаба.

Само собой, Шюррле придерживался любимой манеры, не привязывался к передней линии, много блуждал по всему полю в поисках мяча, насыщал всевозможные зоны и старался быть полезным примерно везде. То есть Андре взял на себя любимую роль «ложной девятки». В этом нет ничего страшного, более того, с правильной системой можно добиваться потрясающих результатов, спросите у сборной Германии и Йоахима Лёва.

Но вот как выглядит позиционный футбол с «ложной девяткой» в «Спартаке». Шюррле нашёл мяч в центре поля, Тиль медленными шажками отдаляется от чужих ворот, оба крайних полузащитника приклеиваются к бровкам и держат ширину, а зону центра нападения, опустевшую из-за смещения Шюррле, никто не заполняет. Соперник спокойно обороняется в две линии, нагрузка на центральных защитников равна нулю. И возникает стойкое ощущение, что красно-белым необходим профильный нападающий.

Ладно бы это было разовой историей, но ведь «Спартак» в воскресенье играл так почти весь первый тайм. Было совершенно не понятно, ради кого и чего Шюррле перегружает зоны и нужны ли красно-белым три человека на бровке, когда к центру или к штрафной под передачу не открывается ни Тиль (хотя при игре с «ложной девяткой» это как раз его прямые обязанности), ни Ларссон с Бакаевым, смещавшиеся в середину по редким праздникам.

Передач в штрафную от «Спартака» было минимум – там просто не находилось адресатов. Чистый нападающий Понсе сидел на замене, отлично подготовившийся «Зенит» вообще не выдергивался, поскольку понимал, что в этом не было смысла. Красно-белые совершали неспешные пробежки возле чужой штрафной. Отличный футбол, от которого хотелось зевать.

Примерно то же самое происходило после перехватов в центральной зоне. В моменты, когда «Спартак» мог бы попробовать развить быструю атаку, Шюррле бежал не к чужой штрафной, а сначала на мяч, он часто занимается этим при игре в оттяжке. «Зенит» за две-три секунды переходил на свою половину поля, а красно-белым оставалось плакать по упущенной возможности.

Сложно забивать, когда в створе из-за раза в раз не находится ни одного человека, а чужие центральные защитники не испытывают никакого давления, их никто не дергает рывками и открываниями за спину. Чтобы понять, насколько легко пришлось «Зениту» в воскресном матче, достаточно просто привести статистику единоборств: у Ивановича их набралось 11, у Ракицкого – 7. На своей трети поля – по три у каждого. Ничтожно низкие цифры для представителей центра обороны.

Работа Шюррле по всей ширине и глубине поля, которая могла бы быть полезной в нормальной структуре, в сегодняшнем «Спартаке» превратилась в бессмысленное и неэффективное распыление. Первые признаки болезни прослеживались ещё в Самаре и в дерби с ЦСКА. Тогда Шюррле тоже несколько раз отнимал пространство у партнёров, а те, не понимая его перемещений, не насыщали зону нападения. Например, на картинке снизу два атакующих футболиста «Спартака» после классного проникающего паса от Жиго дублируют друг друга в одной точке.

Однако в матчах с «Крыльями» и ЦСКА прослеживался всё же иной характер футбола. Там «Спартак» чаще атаковал на скорости, после отборов на своей или чужой половинах – и при быстрых наступлениях и наличии пространства зоны нападения заполнялись Тилем, Бакаевым и Ларссоном чуть лучше, чем при позиционном футболе, где требуется правильно расставиться и построить геометрические фигуры для комбинирования с продвижением.

Если же у «Спартака» нет ни скорости, ни пространства, мы чаще всего видим именно абсурдное и бессмысленное насыщение одной зоны с пустотами в других. Это приводит как к низкой эффективности самого Шюррле (перед ним по семь-восемь соперников, нет возможности для обостряющего действия или удара из открытой позиции), так и бестолковому футболу всей команды.

Как проблему можно исправить? В первую очередь нужно работать над перемещениями в похожих ситуациях Тиля и крайних полузащитников. А ещё гораздо правильнее и понятнее атакующая структура красно-белых выглядела в играх, когда профильный Понсе выходил центральным нападающим, а Бакаев – справа. Если Зелимхан играет на любимом фланге, он гораздо охотнее покидает широкую позицию и смещается в центр. Тогда как Шюррле чаще получает пространство в глубине или на флангах.

Причина №2. Адаптация соперников

Манера игры новых футболистов лучше чувствуется и понимается на дистанции. Соперники учатся на своих и чужих ошибках, с каждым туром уровень подготовки возрастает – и новичку нужно придумывать что-то новое, чтобы продолжать удивлять. Шюррле пока ничего нового не предложил.

«Зенит» идеально закрыл чемпиона мира и показал всем, как это можно делать: не выдёргиваться при его смещении в оттяжку (а зачем?), атаковать только при нахождении в опасной зоне, не рисковать под его прессингом и, главное, не давать ему пространство. Советую внимательно пересмотреть все результативные действия немца (и особенно – острые передачи) в «Спартаке». Почти все из них были сделаны при наличии свободных зон. Андре — отличный футболист для быстрых атак, но в позиционном футболе ряд его качеств теряется.

Причина №3. Чрезмерное желание проявить себя

Этим мягким выражением я назвал то, чем Шюррле занимается в последнее время в «Спартаке», а также то, за что его не очень жаловали в «Фулхэме». Немецкий футболист понимает свой статус, видит, как на него смотрят партнёры и болельщики, чувствует, что от него ждут чудес, — и берёт на себя инициативу. Начинается футбол по системе «бил, бью и буду бить». В матче с «Крыльями» Андре нанёс восемь ударов, с «Зенитом» — семь. В створ пришлись 3 из 15. Всего в «Спартаке» немец успел отметиться 37 попытками.

Статистику не обманешь. Повторю ещё раз мнение, которое приводил в статьях минимум дважды: умение Шюррле ударить издали преувеличено, за последние пять лет он забил всего два гола с дальней дистанции. И штрафные он тоже, кстати, исполняет так себе, спартаковские болельщики успели в этом убедиться.

Рано или поздно Шюррле попадёт как надо, уложит мяч в девятку — и этот момент попадёт в хит-парад лучших голов чемпионата. А когда все будут восторгаться, важно не забывать, что перед шедевром 20-30 попыток были не просто смазаны, а не подготовлены и выполнены из абсолютно закрытых позиций, вероятность забить из которых – критически минимальна.

Когда футболист переходит грань, его умение и желание освободиться для удара превращаются во вредительство.

Как и в случае с неэффективными для команды перемещениями, над уместностью ударов Шюррле нужно обязательно задуматься Кононову. Сейчас же, такое ощущение, Олег Георгиевич просто любуется импровизацией своих лидеров и надеется, что они сами что-то придумают. У «Спартака» есть хорошие игроки, но нет системы, раскрывающей их сильные стороны.

Использованы данные WyScout и InStat.

Комментарии (0)
Узнавайте о новых статьях первыми

Подпишитесь на рассылку и узнавайте о самых интересных и важных новостях первыми

Введите корректный e-mail
Загрузка
Произошла ошибка. Пожалуйста, попробуйте еще раз.
Спасибо!

Для завершения подписки остался один шаг. Проверьте свою почту.

Партнерский контент