«Предлагали нелегально бежать из России». Приключения Бушманова в «Спартаке» и ЦСКА
Олег Лысенко Григорий Телингатер
,
Интервью с Евгением Бушмановым
Комментарии
Почему он четырежды покидал «Спартак» и один раз не доехал до сборной.

Евгений Бушманов по-своему уникальная личность для «Спартака». Он четырежды (!) приходил в клуб — по два раза футболистом и тренером. Трижды выигрывал с КБ чемпионат. Один из немногих, кто решался на возвращение в «Спартак» из ЦСКА (пускай и с транзитной остановкой в «Торпедо»). А ещё Евгений — интереснейший собеседник. За три часа разговора в редакции мы в этом убедились — убедитесь и вы.

Из интервью вы узнаете:

Как закрывали «Спартак-2»

— Как вы узнали о закрытии «Спартака-2»?
— 21 мая мы сыграли последний матч чемпионата, а 23-го утром на клубном стадионе было собрание с участием генерального и спортивного директоров, а также Артёма Реброва. Заранее о встрече не предупреждали, поэтому не все ребята смогли приехать. Руководители клуба поблагодарили за удачный сезон (седьмое место в ФНЛ) и сообщили, что проект «Спартак-2» закрывается по финансовым причинам.

— До собрания догадывались, о чём пойдёт речь?
— Внутренне был готов к такому повороту событий. Другое дело, что разговоры о закрытии «Спартака-2» заводились каждую весну с тех пор, как команда вышла в ФНЛ.

— И сколько «Спартак» сэкономит на второй команде, не интересовались?
— Разные суммы называются. Кто-то говорит — много, кто-то — мало. Может быть, я ошибаюсь, но мне кажется, что финансовая причина здесь не главная. Для клуба масштаба «Спартака» содержание второй команды — это не какие-то заоблачные суммы.

— Бюджет «Спартака-2» превышает годовой доход футболиста первой команды?
— Полагаю, это зарплата игрока основы за год-два. Но, видимо, в клубе решили кардинально поменять саму систему подготовки молодёжи. С моей точки зрения, такая структура, как «Спартак-2», нужна, и рано или поздно клуб к ней вернётся. Потому что переход из детско-юношеского и молодёжного футбола во взрослый очень непростой. «Спартак» много вкладывает в свою академию, она даёт большое количество перспективных ребят. Но довести их до первой команды без такой промежуточной ступеньки архисложно. Разница в уровне между молодёжным первенством и Премьер-Лигой — гигантская.

— Зарплаты в «двойке» были, мягко говоря, не самые высокие?
— Зарплаты небольшие, и в последние год-два их старались не поднимать раньше времени.

— По нашей информации, зарплаты в «Спартаке-2» были в пределах 60-100 тыс. рублей. В ФНЛ даже в самых проблемных клубах платили больше.
— Так и есть. Хотя какой-то разброс, конечно, был. Понятно, что были исключения: тот же Игнатов, который играл за «Спартак-2» в сезоне-2020/2021, имел уже другой контракт. Всё-таки Миша давно в первой команде. Но когда Тедеско не видел его в составе, ему приходилось получать практику во второй команде. Набрав форму и заново почувствовав уверенность, Игнатов прошлым летом вернулся в основу и больше из неё не выпадал.

— Что скажете на слова теперь уже бывшего спортивного директора клуба Каттани, якобы от молодёжки больше толка, чем от «Спартака-2»?
— Полная ерунда. Чемпионский сезон практически вся скамейка была из «Спартака-2» (плюс Кутепов на поле). У большой команды на лавке всегда будут обиженные, недовольные, и всё это влияет на тренировочный процесс, на атмосферу. А когда там сидят свои ребята, которые тебя поддерживают, это очень важно. Они уже достаточно конкурентоспособны, амбициозны, но при этом всей душой за родной клуб. Набери скамейку из молодёжной команды или академии — будет не то. Сырые. Основные футболисты это сразу почувствуют. Им просто неинтересно будет играть на тренировках против «фишек». Конкурентная среда сразу пропадает. Для меня странно, как это можно не понимать.

— Для игроков решение клуба стало шоком?
— Прямо-таки шока не заметил. У ребят постарше — Воропаева, Петрунина, Акмурзина — истекали контракты, и они уже отдавали себе отчёт, что нужно искать новую команду. А те, кто помоложе, провели хороший сезон и понимали, что в любом случае будут востребованы — или в первой команде, или в других местах. Парни перспективные, будут расти, поэтому опасений за их будущее у меня не было. За прошедшие полтора месяца большинство игроков определилось с местом работы — в основном это клубы РПЛ или Первой лиги с задачами.

— Вам предложения остаться в «Спартаке» в каком-либо качестве не поступало?
— Нет. Нам сказали: 29 мая сыграем финал Кубка, а потом уже начнём разбираться, кого куда пристроить.

— Разобрались?
— Более-менее. Сунгатулин ушёл в «Урал», Оганесян — в «Оренбург», Шильцов — в Нижний Новгород. Все в аренду. Братья Шитовы, Маркитесов пока с первой командой «Спартака» работают (уже после этого разговора Владислав Шитов был отдан в аренду в «Крылья Советов». — Прим. «Чемпионата»).

— Вы когда-нибудь общались с Федуном?
— Конечно. Последний раз — прошлой осенью.

— О чём, если не секрет?
— Естественно, разговаривали на тему «Спартака-2» и молодых игроков.

— Чувствовали с его стороны заинтересованность в «Спартаке-2»?
— Если команда существовала девять лет, естественно, заинтересованность была. Леонид Арнольдович уделял большое внимание «Спартаку-2», создавал все условия для работы команды. Видимо, что-то поменялось уже весной.

— Одно время фигура Заремы Салиховой казалась мифической, пока не стала очевидной степень её влияния на политику «Спартака». Вам доводилось с ней общаться?

— Нет.

— Есть версия, что идея оптимизации бюджета за счёт «Спартака-2» принадлежала именно ей.
— Мне ничего об этом не известно.

Евгений Бушманов

Евгений Бушманов

Фото: Павел Ткачук, «Чемпионат»

Сколько тренеров было в списке Каттани и готов ли был Бушманов принять первую команду

— Вас когда-нибудь посещала надежда на повышение из второй команды в первую?
— Я понимал, что такая вероятность существует, пусть и небольшая. Плюс была информация, что в списке Каттани из 8-10 иностранных и русских тренеров фигурировала и моя фамилия. Под каким номером — не могу сказать. Какие-то мысли на этот счёт были, но решили так, как решили. Ничего страшного, надо двигаться дальше.

— Внутренне были готовы к тому, что вызовут и скажут: принимай основу?
— Был готов, абсолютно.

— Какие теперь планы?
— Есть желание работать. Были варианты в Первой лиге, но пока не принял для себя решение насчёт новой команды.

Почему потерялись Давыдов и Козлов, а Кутепов сдал после ЧМ-2018

— Если суммировать два ваших захода в «Спартак-2», назовёте топ-3 самых больших талантов, с которыми работали?
— К сожалению, те ребята, которые ощутимо выделялись по юношам, в итоге не поднялись высоко. Это Саша Козлов и Денис Давыдов. В плане таланта, игры в футбол эти двое были наиболее талантливыми. Неслучайно Давыдова Капелло вызывал в сборную. У него ещё есть шанс перезапустить карьеру в «Химках», хотя времени потеряно много.

— Новость о смерти Козлова — потрясение?
— Новость ужасная. Молодой парень — ещё жить бы и жить. Сложно подобрать слова, когда такое происходит. Приношу соболезнования Сашиной семье.

— Почему всё-таки он не реализовал себя в полной мере?
— Главные сильные качества Козлова — очень хорошая стартовая скорость и поставленный удар с двух ног. Когда мы проводили в Тарасовке «двусторонки» с первым «Спартаком», игроки основы не могли его «поймать». Потом у него была очень тяжёлая травма, после которой Саша так и не смог полностью восстановиться.

— Какие ещё причины могут помешать молодым талантам раскрыться?
— Есть важный момент — не всегда молодые парни проходят испытание большими деньгами и повышенным вниманием. Где-то снижают к себе требования — и всё быстро уходит. Как только ты перестаёшь работать на максимуме, тебя догоняют и перегоняют. А они думают, что всё впереди и дальше будет только круче — и зарплаты, и внимание. В реальности же получается наоборот, потому что ты просто снизил к себе требовательность. А время, когда ты должен расти, совершенствоваться — ушло.

— В вашей молодости было иначе?
— У нас и деньги были другие — нам никто не платил бешеных зарплат. Я приехал в «Спартак» в 18 лет и к тому времени постоянно играл в юношеских сборных Союза. Мы выигрывали чемпионат Европы, становились третьими «на мире». Определённый уровень был, хотя я тогда вообще не задумывался — есть он у меня или нет. Просто хотел играть. Я же с детства болел за «Спартак» и, когда получил приглашение, даже не спрашивал, сколько будут платить. У меня в «Шиннике» больше набегало — за счёт премиальных. Но «Спартаку», естественно, сразу сказал «да» и оказался в одной команде с Черенковым, Родионовым, Поздняковым, Морозовым… Для меня это было чем-то невообразимым и запредельным. Хотелось себя как можно лучше проявлять и продолжать расти. Естественно, никто не святой. И у меня были ошибки молодости. Не допусти я их, может быть, и карьера сложилась бы по-другому.

— Что за ошибки?
— Я не первый и не последний об этом говорю: сейчас молодёжь более профессионально относится к себе и своей подготовке. Наверное, есть исключения, но в целом это так.

— Вы фактически довели от ПФЛ до РПЛ Кутепова. Что с ним потом случилось?
— Трудно сказать. Когда мы начинали во Второй лиге, в первой команде работал Карпин. Илью из академии Коноплёва покупали достаточно дорого. Понятно, что на него рассчитывали. Данные для центрального защитника высокого уровня у него великолепные. Но повторюсь: переход из молодёжного футбола во взрослый очень сложен, тем более — для защитника и тем более — в клубе амбиций «Спартака», где каждая ошибка рассматривается под микроскопом. Путь Кутепова в первую команду был непростой — через Вторую лигу, Первую. Был момент, когда на него вообще перестали обращать внимание. Года полтора его к первой команде не подпускали, даже на сборы не брали, чтобы посмотреть, соответствует он основе или нет. Перед чемпионским сезоном мы общались с Димой Аленичевым, и я ему говорил: «Вот сейчас он готов, можно брать». Они его начали привлекать к тренировкам, и в итоге Илья сыграл почти все матчи чемпионата. После здорово выступил на чемпионате мира в паре с Игнашевичем. А потом что-то пошло не так, участились травмы.

— Не в психологии дело?
— Кутепов — очень профессиональный парень и сильный игрок. Наверное, он правильно сделал, перейдя в другую команду. Невозможно столько сидеть на скамейке и играть один-два матча за сезон. Понятно, что это не устраивает ни его самого, ни клуб. 28-29 лет — для защитника самый расцвет. Я верю, что он может играть на самом высоком уровне и ещё покажет себя.

— Кофрие лучше Кутепова?
— На мой взгляд, Кутепов сильнее.

— А Кофрие — уровень «Спартака»?
— Хороший вопрос. Что значит уровень «Спартака» сегодня? С кем, с чем сравнивать?

— Естественно, мы подразумеваем не 10-е место, а призовые.
— Наверное, какие-то качества у Кофрие есть, раз его брали в «Спартак», но он допускает многовато ошибок. На мой взгляд, в таком клубе должны играть футболисты более высокого класса. «Спартаку» в целом в последние годы не хватает стабильности — в стратегии, развитии, игре. Стили меняются каждые полгода. Всё это не идёт в плюс команде. Когда у тебя по два раза за сезон меняются схема и подход к игре, любому футболисту будет сложно. Один тренер играет в атакующий футбол, другой — в контратакующий, один делает ставку на быструю игру, второй — на контроль мяча. У футболистов от постоянной смены приоритетов голова идёт кругом. Только привыкнешь к одним требованиям, как снова всё меняется. При оценке качеств игроков нужно делать скидку на этот круговорот курсов и направлений.

Что общего у Абаскаля с Виторией и чем они отличаются от Тедеско

— Подход кого из тренеров «Спартака» вам был близок в последние годы?
— Я вернулся в «Спартак» в 2021 году, и мне была близка философия Руя Витории. Я видел и понимал, во что он хотел играть.

— По каким деталям?
— Такие вещи сразу видны по тренировочному процессу, по упражнениям, которые даются команде, по общению. Да, у него не получилось воплотить в жизнь все свои идеи — времени не хватило, — но это реально сильный, опытный тренер.

— Почему же в РПЛ у него не сложилось?
— В чемпионате действительно играли неважно — были вопросы и по качеству футбола, и по результату. Мне кажется, одним из самых важных факторов успеха команды является единство. Когда его нет, будь ты хоть гениальным тренером — не факт, что у тебя что-то получится.

— После назначения Абаскаля не мелькнуло мысли: кто это?
— Понятно, что у нас в стране его никто особо не знал. Но он молодой тренер, который уже возглавлял какие-то клубы, в том числе заметные. У него есть образование и свои взгляды. Слушая его высказывания относительно игры, я понимаю, что мне они близки.

— Что именно?
— Абаскаль хочет, чтобы команда доминировала на поле. Все вкладывают в это понятие собственный смысл. Витория тоже хотел доминировать, чтобы «Спартак» в итоге к этому пришёл. Такие вещи не делаются по щелчку пальцев. Но если тренер выбирает такое направление, мне за этим интересно наблюдать. Вопрос в том, как команда будет реагировать на новые вводные и дадут ли тренеру время, чтобы реализовать свои идеи.

Евгений Бушманов

Евгений Бушманов

Фото: Алёна Сахарова, «Чемпионат»

— Состав «Спартака» соответствует этим устремлениям?
— Изначально должна быть идея, а потом ты её продвигаешь в зависимости от класса исполнителей. Ты понимаешь, условно, что этот состав не подходит для тотального контроля мяча, но доминирование и не предполагает только контроль. Доминировать можно не только с мячом, но и без. Важен посыл к игрокам: мы к этому стремимся и будем работать в этом направлении. Не скажу, что футбол Тедеско был плох. Команда заняла второе место. Но там желания доминировать не было. У него посыл заключался в стремлении играть на контратаках. И это получалось — за полтора сезона тренер донёс свои идеи до футболистов.

— С трибуны «Газпром Арены» на Суперкубке заметили «руку» нового тренера в игре «Спартака»?
— «Спартак» играл по новой схеме, в четыре защитника. В первые 25 минут было заметно желание Абаскаля доминировать, о котором он говорил перед сезоном. «Спартак» старался играть активно, прессинговать, действовал плотно, компактно. На этом отрезке игра была равная, у спартаковцев даже было несколько моментов в атаке, пусть и не стопроцентных — у Джикии, Денисова. Но в середине тайма «Спартак» начал проигрывать нейтральные мячи. «Зенит» довольно быстро этим воспользовался, забив два гола. После третьего игра фактически закончилась.

— Главный вывод по игре «Спартака»?
— Работы очень много. По сути, команда строится заново. За две недели это не делается.

— Гендиректор Мележиков обозначил цели на сезон: золотые медали и финал Кубка. Не слишком оптимистично?
— Такие цели ставятся перед «Спартаком» всегда, вне зависимости от состава и текущей ситуации. Так исторически сложилось: «Спартак» должен бороться за победу в любом турнире. Хотя на сегодняшний день явным фаворитом чемпионата является «Зенит».

Что изменил в «Спартаке» Каррера после Аленичева

— Последний чемпионский сезон красно-белых — это же не про доминирование?
— А я не согласен. Я был в это время в команде и помню, чем игроки занимались и на что был настрой.

— На что же?
— На агрессивную игру, на быстрые переключения из атаки в оборону и наоборот.

— Эти посылы исходили от Аленичева или появились уже при Каррере?
— Аленичев внёс большой вклад в создание этой команды. Золотой состав собирался не один год. С приходом Фернандо пазл полностью сложился. Да, Аленичев ставил «Спартаку» комбинационный футбол, в который сам играл и который ему близок. Просто не хватило времени. Но команда была собрана и готова к следующему шагу наверх. Каррере в этом смысле повезло. Главное, что ему удалось — объединить игроков, зажечь.

«Нас предупреждали: футболисты сожрут». Легенду «Спартака» Титова дважды убирали из клуба «Нас предупреждали: футболисты сожрут». Легенду «Спартака» Титова дважды убирали из клуба

— В смысле?
— Каррера ко всем относился одинаково. Кто на тренировках хорошо работает, тот и играет. Если прежде Таски мог два дня потренироваться и выйти на матч, то у Карреры это перестало работать. Болел и не тренировался? Окей, завтра не играешь. До футболистов дошло: для того чтобы играть, надо вкалывать на тренировках. Это самое главное, что Массимо сделал. И тот же Таски, просидев месяц без игры, понял: нужно меняться и впахивать.

Почему Чалов, забивая за ЦСКА, сидел на скамейке в молодёжной сборной и как не потерять Пиняева

— Как вы сегодня оцениваете свой опыт в молодёжной сборной?
— Вроде бы профессия одна и та же, но сборная — это совсем другая история. Совершенно разная специфика. По факту выполнить задачу не получилось. Но большой шаг вперёд мы сделали.

— Какой?
— До этого команда заняла пятое место в отборочной группе — такого не должно быть в принципе. Мы нацеливали ребят на то, что они должны играть сами, от себя, доминировать. В группе с нами были сильные сербы, австрийцы, но нам важно было поменять психологию игроков. Тот отборочный цикл сильно помог молодым игрокам того поколения и следующего. Они поняли, что могут играть на равных и выигрывать. На начало квалификации у нас один или два человека более-менее стабильно играли в РПЛ — Жигулёв и Жемалетдинов. Через год практически весь состав был в Премьер-Лиге.

— Так выросли?
— Удалось поменять отношение клубов Премьер-Лиги к своей молодёжи. Сами игроки поняли, что могут конкурировать и играть там. Для этого была проделана огромная работа. Да, не получилось выйти из группы. Но фундамент для будущих побед был заложен. Кардинально изменилась психология молодых футболистов.

Евгений Бушманов в редакции «Чемпионата»

Евгений Бушманов в редакции «Чемпионата»

Фото: Алёна Сахарова, «Чемпионат»

— Нервировало, когда пресса сталкивала с Чаловым?
— Во-первых, Чалов сыграл в большинстве матчей отборочного цикла. Во-вторых, при решении больших задач (а попадание на молодёжный чемпионат Европы — это большая задача) необходимо единство, в том числе со СМИ. Особенно когда речь идёт о сборной команде страны. И в этом случае задача СМИ помогать, а не вносить деструкцию. Что касается Чалова, то невозможно было всем объяснить, что происходит на самом деле. Феде доверял тренерский штаб ЦСКА, он получал своё игровое время, но в совершенно другой команде и атмосфере. Когда вокруг опытные мастера и тебе только нужно поставить последнюю точку. Когда не нужно бороться, грызть, у тебя нет такой ответственности за результат. Рядом с Акинфеевым, Березуцкими, Игнашевичем выходит молодой парень — уже прекрасно. Забивает — вообще здорово. В молодёжке ситуация другая — там все такие, как ты.

— И должен тащить?
— Именно! От тебя зависит, выиграем мы или нет. А на тот момент Федя был сыроватый. Поставить корпус, зацепиться за мяч — сегодня он это делает, научился. А тогда ему было сложно, тем более что он был на два года моложе основной группы игроков. Естественно, я видел, что это талантливый игрок, нападающий. Умный, хитрый, умеющий не только забивать, но и подыгрывать, пас отдать. Всё это было очевидно. Но давать результат в каждом матче, с равными партнёрами он ещё был не совсем готов. Возможно, дома против сербов нужно было его пораньше выпустить вместо Мелкадзе, после забитого гола. Но глобально на тот момент Мелкадзе был сильнее.

— Но в Премьер-Лиге он не забивал.
— Он не играл в РПЛ вообще. Но он играл в мужской футбол в ФНЛ за «Спартак-2». Вот смотрите: сейчас есть Пиняев — сколько лет о нём говорят?

— Года три.
— Как минимум. Талантливый парень? Вообще без вопросов. Но пока не готов. Сейчас из «Крыльев» ушёл ряд лидеров — возможно, как раз на Пиняева попытаются сделать ставку. А получится ли? Вопрос! Одно дело — выходить на 10-15 минут на свежих ногах против подуставшего соперника, а другое — с первых минут бегать и в оборону, и в атаку. Плюс-минус такая же ситуация была с Чаловым.

— Наверняка слышали упрёки такого плана: ага, Бушманов из «Спартака-2», поэтому и предпочитают забивному армейцу Чалову «своего» Мелкадзе?
— Давление было. Везде писали: почему Чалов не играет? Хочешь не хочешь — обращаешь внимание. Хотя, повторюсь, для нас ситуация была понятная. Представим, что Чалов находился бы не в ЦСКА, а в «Спартаке» — играл бы он в первой команде при наличии Зе Луиша, Адриано?

— Сомнительно.
— Близко не играл бы! В лучшем случае оказался бы в ситуации Мелкадзе. И предмета для спора вообще не возникло бы.

Евгений Бушманов

Евгений Бушманов

Фото: Дмитрий Голубович, «Чемпионат»

— Наблюдая последние выступления Фёдора, не ловите себя на мысли: а ведь я был прав?
— Нет, абсолютно. Я какого мнения был о Чалове, такого и придерживаюсь. Это неординарный футболист. Светлая голова, умный — я люблю таких игроков, которые не просто бегают, борются, выполняют какую-то функцию. Чалов — игровик, он играет. Мне трудно сказать, что случилось. Может быть, срыв трансфера в «Кристал Пэлас» стал переломным моментом для него — после этого произошёл спад в его игре.

— Шапи по другим причинам потерялся?
— Вот это примерно та же история, как у Пиняева. Они даже по телосложению похожи. Я думаю, тренеры, которые ведут Пиняева, всё это видят и понимают. Шапи здорово выходил на замену на 15-20 минут: обыгрывал, забивал, штрафные крутил — суперъяркий игрок! А с первых минут — другая история.

— Как не потерять Пиняева?
— Его готовят постепенно, не бросают сразу в пекло — ведут так, чтобы не сломался и реализовал себя. Это очень тонкий тренерский момент — почувствовать, когда футболист готов играть с первых минут и брать ответственность на себя.

— Дзагоева как поставили в 18 лет — сразу начал забивать.
— Разные игроки — разные ситуации. Если Шапи не удалось закрепиться в основе «Краснодара», это не значит, что все молодые пойдут по этому же пути. Нет, конечно. Всё индивидуально. Кто-то сразу готов играть с первых минут.

В чём заключалась уникальность Черенкова

— Вы помните свой самый первый день в Тарасовке?
— Прямо-таки первый не помню, но я был очень рад попасть в команду, за которую болел. Было безумно приятно выйти на одно поле с кумирами детства. Старался каждый день у них чему-то учиться, подмечать какие-то вещи.

Евгений Бушманов (крайний слева) — капитан молодёжной сборной России

Евгений Бушманов (крайний слева) — капитан молодёжной сборной России

Фото: Из личного архива Рамиза Мамедова

— «Старики» молодого поддушивали?
— Не скажу, чтобы кто-то пихал мне конкретно. Команда менялась, многие игроки уезжали за границу, а их места занимали более молодые. Два Димы, Хлестов и Попов, чуть раньше пришли, потом подъехали Карпин, Радченко. Но сказать, что был какой-то «пихач», не могу. А за кем внимательнее всего наблюдал, так это за Черенковым. Таких футболистов я не видел ни до, ни после. Как Фёдор думал на поле — это что-то невероятное.

— А как он думал?
— Можно видеть продолжение атаки на ход вперёд, а Черенков видел на два-три хода. У него было уникальное понимание игры. Я играл с разными футболистами, но такого не встречал.

— Вы же с его передачи забили первый гол в «Спартаке»?
— Да, отдал ему в центре поля и побежал вперёд. Потом мне мяч ударился в ногу, и я вышел один на один. Там был частокол ног, а он всё равно нашёл в нём лазейку для паса.

За что Романцев выгнал из команды двух футболистов после свадьбы Радченко

— Ледяхов нам рассказывал забавную историю про свадьбу Радченко в Тарасовке. Вы присутствовали?
— Был.

— Со слов Игоря, на следующий день после банкета Романцев отчислил двух человек.
— Олег Иваныч позже пришёл и не сказать, что сильно задержался. Но там ребята уже успели набрать кондиции и начали зазывать Романцева к себе за стол: «Иваныч, иди сюда».

— Не потерпел панибратства?
— Ни один тренер такого не потерпел бы. Романцев не стал устраивать скандал, но выводы для себя сделал. На следующий день обоих не было в команде.

«После свадьбы Радченко двух человек отчислили из «Спартака» «После свадьбы Радченко двух человек отчислили из «Спартака»

— Онопко вспоминал, как играли в футбол два на два «на задницы» с Романцевым. При вас такие случаи были?
— У нас другой случай был. Прилетели на турнир в Италию. «Старички» — Суслопаров, Поздняков, Морозов — сели в гостинице за карты. Проигравшего Суслопарова заставили сбрить свои кудри, одну бровь и ус. Когда Юрий в таком виде появился на завтраке, все попадали со смеху. К игре пришлось всё остальное тоже сбрить.

Как Бушманов получил в глаз от Карпина

— Вы делили одну комнату в Тарасовке с Карпиным. Расскажете неизвестную историю о Валерии?
— Для Валеры уже тогда не существовало авторитетов — это бросалось в глаза. Он выделялся на общем фоне наглостью, уверенностью в себе. Эта черта характера ему помогала тогда и помогает сейчас. Другой такой пример — Дима Хлестов. У него не было авторитетов, потому что он вообще не интересовался футболом за пределами «Спартака»: ничего не читал, не смотрел и не знал никаких игроков.

— Это же Хлестов уточнял, какой номер у Роналдо?
— Да-да. Перед матчем с «Интером» кто-то из ребят спросил Хлестова: «Ты хоть знаешь, с кем играешь?» А он: «Нет, не знаю, а кто это?»

— Как Карпин вам лицо разбил?
— В Америке играли турнир. Я боролся вверху с нападающим, а Валера, не видя меня, пытался вынести мяч через себя. Ну и зарядил мне ногой в глаз. Было много крови, зашивали, фингал натёк. Ничего страшного, игровой момент.

Что подвело вратаря «Барселоны», когда забивал Бушманов

— Карпин перешёл из ЦСКА в «Спартак», а вы — наоборот. Хейт был?
— Мне кажется, ничего такого не было. Я был молодой и значимым игроком для «Спартака» стать не успел. Сначала порвал крестообразную связку, потом сломал пятую плюсневую кость. Романцев тоже понимал, что мне нужно куда-то переходить, чтобы играть.

— Из вашего интервью за февраль 1992 года: «Счастлив, только бытовые условия неважные. Откровенно говоря, база в Тарасовке — не лучшее место для семейного очага. Квартиру пока не дают». Судя по тому, что вскоре ушли в ЦСКА — так и не дали?
— В «Спартаке» — да, так и не дали. Тогда многие жили на базе, некоторые — семьями. Тех, кто стабильно играл, жильём обеспечивали. А я железным игроком стартового состава ещё не был, чтобы что-то требовать.

— С другой стороны, если бы не переход в ЦСКА, и легендарной победы над «Барселоной» в вашей жизни не случилось бы.
— Я вообще считаю: всё, что ни делается — к лучшему. Эмоции, которые довелось испытать на «Камп Ноу», — это память на всю жизнь.

— Михаил Колесников рассказывал, что «старички» перед вылетом в Барселону так отдохнули, что Дмитрия Быстрова отправили домой из аэропорта.
— Мы больше своей, молодёжной компанией держались — Файзуллин, Минько, Гришин, Карсаков, Машкарин, — поэтому эта история прошла мимо меня.

«Рождённый в ЦСКА за «Спартак» играть не должен. Футбольный бог меня наказал» «Рождённый в ЦСКА за «Спартак» играть не должен. Футбольный бог меня наказал»

— Гришин простодушно объяснил нам свою замену в первом тайме на «Камп Ноу»: мягко говоря, переволновался. У вас, судя по забитому голу, таких проблем не возникло?
— Особого мандража не было. Хотя играл на какой-то непонятной позиции, вообще первый раз. Костылев на установке сказал: действуешь в центре, но немного левее. А я фланговым никогда не был, постоянно сваливался в середину.

— Что отпечаталось в памяти из того вечера?
— Вообще вся игра запомнилась. Понятно, что на нас никто не ставил и не верил, что можем пройти. По моим ощущениям, выходили просто получить удовольствие, поиграть в футбол. На таких стадионах российским футболистам нечасто приходится выступать. «Барселона» достаточно быстро забила два мяча и, видимо, бросила играть. А мы сумели этим воспользоваться. Забили один, второй, и тут они, кажется, начали осознавать: происходит что-то не то.

— Вас и 2:2 выводили в группу.
— Ну да. А когда мы забили третий, они просто перешли на навал. До сих пор помню свои ощущения минут за 10 до конца: «Теперь своего не упустим». Против «Барсы» было дико сложно, когда они внизу играли, а когда пошли забросы, стало понятно, что нам реально выиграть. Ещё реакция трибун запомнилась после финального свистка: люди стоя аплодировали ЦСКА! Мурашки по коже бежали.

— Готовы подтвердить, что свой самый знаменательный гол забили случайно?
— Случайно в том плане, что хотел пробить в дальний угол, а мяч чуть свалился с ноги и полетел в ближний. Субисаррета (вратарь «Барселоны». — Прим. «Чемпионата») «читал» эпизод, это его и подвело.

Правда ли, что армейцев отравили в Марселе в 1993-м

— Уже в групповом турнире Лиги чемпионов ЦСКА с треском провалился в Марселе. По одной из версий, игроков отравили перед матчем. А Василий Иванов утверждал у нас в гостях, что вокруг команды крутились подозрительные личности, предлагавшие армейцам проиграть с фиксированным счётом 0:3. В итоге получили 0:6.
— Ко мне никто с такими просьбами не приходил — ни наши, ни посторонние. У меня своя история. Мы приехали на стадион перед матчем. А раньше чай-кофе предоставляла принимающая сторона. В раздевалке термосы стояли. Я всегда пил кофе перед игрой. И в Марселе тоже налил стакан, выпил. Уже на разминке, в раздевалке, начал тянуться — чувствую: что-то не то.

— В смысле?
— Ноги начали гудеть. Не понимал, что происходит. Выхожу на поле — ноги одеревенели! В игре вообще не чувствовал мяч. Принимаю, а он отскакивает, как от стенки. Таких ощущений не испытывал никогда, ни до, ни после Марселя. Неудивительно, что уже в начале второго тайма меня заменили.

— У кого-то ещё были признаки отравления?
— Мы как-то не обсуждали это. Да и не все пьют кофе перед матчем — кто-то берёт чай, кто-то воду, кто-то фрукт съест. Но после этого случая мы стали ездить на игры со своими напитками.

Почему он так и не поиграл в Европе (предложения были)

— С кем из победителей «Барсы» ни говоришь — у всех были предложения из Европы. У вас — тоже?
— Не скажу, что вёл конкретные переговоры, но были варианты в Испании, и тогда, и чуть позже.

— Но?
— У меня ситуация осложнялась тем, что я официально служил в армии.

— Сбежать не пытались?
— Был момент в 1996 году. Официально покинуть страну я как военнослужащий не мог, и тогда человек, который был заинтересован в сделке, предложил выехать нелегально — через Украину, Чёрное море… Мне вся эта история сразу не понравилась. Отказался. Как раз в тот момент ЦСКА и «Торпедо» делили футболистов. Согласовали и мой переход. Вылетаю с новой командой на сбор за границу — а меня не выпускают!

Капитаны «Спартака» и ЦСКА Андрей Пятницкий и Евгений Бушманов перед дерби

Капитаны «Спартака» и ЦСКА Андрей Пятницкий и Евгений Бушманов перед дерби

Фото: из личного архива Евгения Бушманова

— На каком основании?
— Где-то всплыла информация о моём возможном трансфере в Испанию, и ЦСКА по своим каналам сделал меня невыездным. До этого меня вызывал какой-то военный начальник, отчитывал: «Ты рядовой, забыл? Хочешь в Хабаровск, в Находку уехать?» Угрожал отправить в часть, служить по-настоящему. Позже «Торпедо» с ЦСКА все вопросы утрясли, а запрет на мой вылет снять забыли. Команда улетела на сбор, а я остался в Москве. Только через несколько дней долетел к ним.

Русских звёзд футбола 1990-х нагло обманывали в Испании. Два агента недавно сели в тюрьму Русских звёзд футбола 1990-х нагло обманывали в Испании. Два агента недавно сели в тюрьму

— Почему «Торпедо»?
— Тарханов хотел меня видеть в команде, а мне нравилось с ним работать. Хотя в ЦСКА предлагали остаться, деньги давали хорошие.

— Хорошие — это сколько?
— Тысяч 150 долларов — подъёмные. Квартира, машина. «Поехали в салон — выберешь любую».

— И вы отказались?
— Так я и в «Торпедо» не бесплатно пришёл (смеётся).

— Армейский период у вас получился бестрофейным. Два финала Кубка — и оба проиграли.
— Золотая команда, выигравшая последний чемпионат СССР, практически полностью разъехалась. Состав резко омолодился. А победа над «Барселоной» сыграла скорее негативную роль в чемпионате, чем позитивную. Мы были молодые, глупые, думали: уж если победили «Барсу», то в России будем обыгрывать всех, не напрягаясь. В итоге два года боролись за выживание! Потом уже Тарханов выстроил интересную игру, построенную на контроле мяча. Мы повзрослели, поднялись в таблице. В один сезон даже были близки к тому, чтобы побороться за чемпионство. За три тура до конца шли в тройке, но потом проиграли два матча подряд и упустили шанс.

— Как так?
— Необъяснимо провалились. Перед игрой с «Балтикой» в Калининграде у меня пошло заражение на голеностопе. Нога так распухла, что ещё за два-три дня до игры не мог в бутсу влезть. На предыгровую тренировку вышел с обезболивающим уколом. Боль была дикая, но я сыграл. Мы проиграли 1:2, и я понял, что из «золотой» гонки выбываем. Дальше я уже не играл — лежал с этой ногой, пока нарыв не прорвался. В итоге заняли вообще пятое место.

Из-за чего в сборной России разгорелся скандал на Евро-1996

— Почему Садырин, близкий ЦСКА человек, не привлекал вас в сборную?
— А мы с ним вообще нигде не пересеклись. Когда я пришёл в ЦСКА, Садырин уже был в сборной, а там у него хватало более опытных игроков.

— Романцев тоже не сразу дал вам шанс в сборной.
— Основной у него была пара Никифоров — Онопко — сначала в «Спартаке», а после их отъезда за границу — в сборной. А в отборочном турнире Евро-1996 Юра перебрал карточек и пропускал первый матч в Англии. Может быть, поэтому меня и привлекли. Тем более в ЦСКА я уже был одним из ведущих игроков. Тарханов входил в штаб Романцева — наверное, он и замолвил словечко за меня.

— Разделяете мнение, что та сборная России по составу и потенциалу была чуть ли не лучшей в истории?
— Состав был шикарный. Канчельскис — «Манчестер Юнайтед», Шалимов — «Интер». Мостовой, Карпин, Онопко, Колыванов, Кирьяков — большинство ребят играло в Европе, причём на ведущих позициях в своих клубах. Конечно, все ждали от этой команды результата, у неё была уверенность в собственных силах. Нефутбольные проблемы однозначно помешали.

Сборная России перед Евро-1996. Ещё все улыбаются

Сборная России перед Евро-1996. Ещё все улыбаются

Фото: Из личного архива Евгения Бушманова

— Обстановка в команде была нездоровая — снова деньги делили?
— Разговоры про рекламу, премиальные начались ещё до чемпионата Европы. В чём можно играть, в чём нельзя, кому сколько должны. Мне, новичку сборной, эти разборки были неинтересны. Но тем ребятам, которые в команде были давно, играли в Европе, вся эта ситуация была непонятна и неприятна. Уже в Англии, за два-три дня до первого матча, Романцев построил команду перед тренировкой и спрашивает: «Скажите сейчас, кто готов играть на чемпионате Европы, а кто не готов? Мы договорились с УЕФА, что можем поменять состав».

— Явно же блефовал Олег Иванович.
— Понятно, что блефовал. Но сам факт таких разговоров перед стартом Евро показателен.

— И что, кто-то пошёл в отказ?
— Слышал, что некоторые ребята ходили к Романцеву на разговор. Тот же Серёга Кирьяков потом так и не вышел на чемпионате. Его хотели выпустить против Германии при счёте 0:3 — отказался. В любом случае обстановка была нездоровая. Ненормально, когда футболисты на турнире думают не о подготовке, а о долгах.

— Футболистам обещали одни премиальные, а выплатили значительно меньше?
— Насколько я слышал, РФС должен был выплатить определённую сумму за победу в отборочном турнире. А перед выездом в Англию она чуть ли не в два раза уменьшилась. Колосков пришёл и объявил: будет столько-то. Естественно, это не могло не повлиять на подготовку, настрой и в конечном итоге на результат.

— 10-я минута матча Россия — Италия, и Дель Пьеро влетает вам в ногу шипами. Помните свои эмоции?
— Вот этого я не ждал. Думал, Дель Пьеро будет перекрывать мяч, а потом только понял, что он даже не пытался этого сделать. Умышленная накладка. Попал в подъём голеностопа, приличную дырку в ноге сделал — с пятирублёвую монету. Для меня это было что-то новое — в чемпионате России я такого не встречал.

— Вы серьёзно?
— У нас был более чистый в этом смысле футбол. А в сборной многие ребята уже выступали в Европе. Тот же Валера Карпин всё время тейпировал себе голеностопы, даже перед тренировкой. Потом я уже подумал: будь у меня тоже тейп — такой травмы не произошло бы. Да, было бы больно, но 100% не было бы настолько серьёзного повреждения.

— В окровавленной бутсе доигрывали тайм?
— Дырка в гетре была, но дальше не стали копаться. Доктор выбежал, заморозил «галик», и я побежал дальше. Уже в перерыве он вызвал к себе, осмотрел ногу и сразу Романцеву: «Всё, замена». Меня даже никто не спрашивал.

— Сейчас за такое красную дали бы.
— С VAR — 100%. Там был умысел.

— Во втором-третьем турах не было шансов сыграть?
— Куда там. Рану зашили, но нога распухла так, что несколько дней наступить на неё не мог. До конца группового турнира на костылях передвигался.

Куда пропал Бушманов перед решающим стыковым матчем ЧМ-1998

— Была одна тёмная история с вашим участием. В 1997 году несколько футболистов не доехали до сборной на решающую стыковую игру ЧМ-1998 в Италии: Титов, Веретенников и Есипов — после золотого матча в Волгограде. А вы где потерялись?
— Это к вопросу об ошибках, совершённых в карьере. Я уже был не совсем молодой, но ошибку совершил серьёзную.

— Так где вы были?
— Дома. Не доехал до сборной.

— Почему?
— Закончился сезон, меня довызвали в последний момент — было ощущение, что не особо рассчитывают.

— Как у Денисова перед Евро-2008?
— Типа того. Подумал: а смысл ехать?

— Эта история наглядно показывает всеобщее отношение к сборной в конце 1990-х? Не просто так её в прессе называли «беспризорной».
— Действительно, проблем было много. Но нельзя сказать, что обстановка на меня повлияла. Это были личные решения — моё, ещё кого-то из игроков. В 2008-м отношение к сборной было отличным, но Денисов же почему-то отказался приехать? У меня — похожая ситуация. Нужно признать: футболисты не всегда адекватно себя оценивают. После окончания карьеры начинаешь жалеть о таких поступках.

— Это самая большая ошибка в карьере?
— Одна из самых больших. Сейчас-то уже понимаешь: нельзя было так делать. Неправильно ни с какой точки зрения. Это сборная — нужно было ехать.

— Будь вы тренером сборной, больше не вызвали бы такого отказника?
— Не знаю. Тот же Денисов вернулся в сборную после Евро-2008 и ещё довольно долго играл при Хиддинке.

Из-за чего Романцев в один год убрал из команды Тихонова и Бушманова

— Как происходило ваше возвращение в «Спартак»?
— Первое предложение вернуться поступило в начале 1998 года. Но тогда не договорились с Олегом Иванычем. Я ничего особенного не требовал — попросил повторить торпедовские условия. Романцев сказал: «Это невозможно, у нас лидеры команды получают меньше».

— В «Торпедо» были настолько большие зарплаты?
— В «Спартаке» после этого случая тоже пересмотрели условия. Аленичеву, Титову, Тихонову подняли зарплаты, и через полгода меня позвали снова. Теперь всё сложилось.

— Спартачи не предъявляли за армейское прошлое?
— Сейчас такой переход наверняка воспринимался бы по-другому. Плюс я не напрямую из ЦСКА вернулся — ещё было полтора года в «Торпедо». Да и в целом отношение к подобным трансферам было более спокойным. Тот же Масалитин, истинный армеец, без скандалов переходил в «Спартак».

— В «Спартаке» вы наконец-то добрали недостающих медалей.
— Точно, три штуки выиграл. Жаль, что финал у этой истории получился не очень.

Титов и Бушманов

Титов и Бушманов

Фото: Из личного архива Евгения Бушманова

— Когда пошло охлаждение в отношениях с Романцевым?
— У нас была неудачная серия летом: несколько матчей не могли выиграть — для «Спартака» экстраординарное событие. Одной из причин неудач он посчитал мою игру. Была ещё ситуация…

— Расскажите.
— Раньше в командах не было тренеров по физподготовке. А у нас несколько игроков ездили к такому специалисту заниматься дополнительно, до или после тренировки. Мне, например, нужны были специальные упражнения, чтобы поддерживать в тонусе колено, на котором дважды оперировали «кресты». И я реально чувствовал, что мне эти занятия помогают.

— Так в чём проблема?
— В какой-то момент группа игроков, четыре-пять человек, пришла к Олегу Ивановичу с просьбой взять этого тренера по физподготовке в «Спартак», чтобы он официально работал в клубе и нам не нужно было мотаться куда-то в Щёлково. Романцев воспринял эту идею в штыки.

— Почему?
— Главный тренер отвечал за всё. Возможно, он воспринял это предложение как скрытый наезд: мы что, плохо тренируемся?

— В итоге всю вашу делегацию разогнали?
— Как раз нет. Там ещё были Егор Титов, Николай Писарев. Насчёт Тихонова не помню, но у Андрея тот сезон с первого матча не заладился. За год до этого у него залетало всё, стал лучшим бомбардиром. А тут дерби с «Локомотивом», главным соперником «Спартака» в то время. При 0:0 на 90-й минуте получаем пенальти. И Тихонов не забивает. С этого момента фарт от него отвернулся. Негатив у тренера накапливался, и осенью Романцев не выдержал — убрал Андрея.

— Каким вам запомнился Цымбаларь?
— Добрый парень и великолепный футболист. Своей левой ногой он вытворял на поле нечто особенное. А вне поля — душа компании, весельчак. Подкалывал всех вокруг, в том числе меня. На Илью невозможно было обижаться. Да и шутки у него были беззлобные.

— Помните момент, когда его, уже официально отчисленного, Романцев вызвал на сбор в Турцию?
— Помню, конечно. Мы очень переживали этот момент, понимали, что Илья ещё может нам помочь. Поехали на сборы, и вдруг разнёсся слух: завтра Цымбаларь подъедет. И правда — приезжает. Обычно перед тренировкой команде объявляют, что приехал новый игрок или вернулся старый. А тут — ничего, молчание. Так Илья прямо из дома попал на знаменитую максималку. Потренировался дня два — и так же тихо уехал. Никто так и не понял, что это было. Странная история.

— Бывали у Олега Ивановича закидоны?
— Слушайте, Олег Иванович столько выиграл — имеет право.

— Вас убрали из «Спартака» в 2000-м после разгрома от «Лиона» (0:3). Что происходило во Франции?
— К тому времени я не играл в стартовом составе полтора-два месяца. Естественно, мне эта ситуация была неприятна — привык быть в основе. Сидеть на лавке мне не было интересно. А в Лионе Дима Ананко пропускал матч, и я вышел вместо него. В итоге после поражения было много негатива в мой адрес и Саши Филимонова. Якобы наши ошибки привели к поражению.

— Это было не так?
— Я так не считал и не считаю до сих пор. Наверное, я был не в лучшей форме, но говорить, что один или два человека виноваты во всех бедах, неправильно со стороны тренера. Всегда проигрывает и выигрывает вся команда. Мне сразу после игры позвонил знакомый во Францию: «Романцев обвинил тебя в поражении». Было очень неприятно.

— А в лицо что-то предъявил?
— Нет, ничего не сказал. В то время ситуация была другая: контракты можно было выполнять, а можно было и не очень. Но претензий к «Спартаку» в плане финансовых моментов у меня никогда не было. Даже то, что Романцев обещал на словах, — всё выполнялось от и до без вопросов. В любом случае Олег Иванович был царь и бог в «Спартаке», и только он решал, кто останется, а кто должен уйти. Если Цымбаларя, Тихонова, Юрана убирали без разговоров, что о Бушманове говорить?

— Убирать молча было в стиле Романцева?
— На самом деле как тренер я его легко могу понять. Если есть такая возможность — почему нет? Сейчас так просто ненужного человека не уберёшь — контракты. Хотя бывают ситуации, когда влиятельный в коллективе, ведущий игрок перестаёт соответствовать уровню. И чем авторитетнее футболист, тем сложнее его оставлять на скамейке. Неизвестно же, как он себя поведёт, как повлияет ситуация на команду. Таких примеров полно. Романцеву в этом плане было проще, чем современным тренерам: отодвинул человека — и всё, нет его в команде. Ну да, первое время игроки позадают друг другу и себе вопросы: «А почему? А зачем?» — и успокоятся.

— Вы четырежды покидали «Спартак» — по два раза игроком и тренером. Когда было обиднее всего?
— Обидно было только раз — после «Лиона». Было чувство несправедливости. Самое интересное, что где-то через год Романцев вызвал меня из Самары на сбор сборной России.

— Удивились?
— Удивился. Хотя в «Крыльях» я провёл хороший сезон, первый круг вообще лидерами закончили. Вызвали — приехал. Сыграл против Молдавии. Никаких особых разговоров не было. Но Романцеву я в любом случае очень благодарен — он мне многое дал и как игроку, и как тренеру. Став тренером, часто вспоминал, как строил процесс Романцев, на что обращал внимание: умный, интеллектуальный футбол, максимализм, стремление выигрывать всегда и везде.

Евгений Бушманов

Евгений Бушманов

Фото: Алёна Сахарова, «Чемпионат»

Как мирились с Радимовым, к которому ушла первая жена Бушманова, и почему отказал «Зениту»

— Сожалеете, что так и не вырвались в Европу?
— Я думал об этом — и знаете что? Если бы в 1996-1997 году уехал в Испанию — разминулся бы с женой. А между заграницей и семьёй я однозначно выбираю семью.

— Любовные коллизии в ЦСКА середины 1990-х — это же чистая мыльная опера: от Бушманова жена ушла к Радимову, от Ульянова — к Бушманову. Как это было?
— Да нормальная ситуация, ничего там нестандартного не было. Молодые люди сплошь и рядом женятся, разводятся и ещё раз женятся. Это жизнь. Я лично очень рад, что так произошло. С Вероникой мы вместе больше четверти века. У нас счастливая семья, два сына и дочка. С возрастом понимаешь, что это главное в жизни.

Евгений Бушманов с женой Вероникой

Евгений Бушманов с женой Вероникой

Фото: Из личного архива Евгения Бушманова

— А с Радимовым и Ульяновым отношения наладились?
— Отношения нормальные. С Владом мы вместе играли в ЦСКА, потом встретились в Самаре. Поначалу были какие-то…

— Притирки?
— Ну да. Нужно было проговорить какие-то вещи. Сели, разобрались и закрыли вопрос. Обид не осталось ни у меня, ни у него. Мало того, Влад потом ещё звал меня в «Зенит».

— Да ну?
— Да, причём сам-то поначалу не хотел возвращаться в Питер — настолько понравилось в Самаре. Зимой встретились на медобследовании в Москве. Он рассказал о предложении «Зенита», поделился сомнениями. Я сказал: «Да ты что, соглашайся». Он пошёл и правильно сделал — вернулся в родной город, стал капитаном, выиграл чемпионат России, еврокубки и сейчас там работает, всем доволен.

— А с вами как было?
— Через полгода после перехода Влад звонит: «Давай к нам, тут защитники пас не могут на метр отдать». Говорю: «Во-первых, никто не зовёт. А во-вторых, есть проблемы с коленом». Через какое-то время мне набрал уже Мутко: «Приходи». Условия предлагали замечательные, контракт на два с половиной года.

— И вы отказались?!
— Отказался. Понимал, что не смогу играть в полную силу. Предупредил Мутко о проблеме с коленом. А он: «Ничего страшного, вылечим». Медосмотры тогда были не такие дотошные, как сейчас. Можно было подписать контракт, а потом сказать: «Ой, чего-то нога заболела». Но я не считал возможным так поступить. Сказал: «Спасибо за приглашение, но я не могу его принять». В тот же год я и закончил.

— А в «Спартак» пятый заход допускаете?
— Если четыре раза зашёл, почему не зайти в пятый? В этой жизни всё может быть.

Комментарии
Партнерский контент