Показать ещё Все новости
Фальшивая драма. Почему фильм о погибшем «Локомотиве» максимально разочаровал
Лев Лукин
Фальшивая драма. Рецензия на «Небесная команда»
Комментарии
«Небесная команда» — совсем не тот художественный памятник, который заслуживают ребята.

9 сентября в российский кинопрокат вышел фильм «Небесная команда», посвящённый погибшему 10 лет назад в авиакатастрофе составу хоккейного клуба «Локомотив». Художественное осмысление подобных событий — это, на мой взгляд, необходимость, так как именно искусство делает память о людях бессмертной для масс. Личное горе родственников навсегда останется с ними, но та катастрофа — нечто большее, чем трагедия нескольких десятков семей. Она задела десятки тысяч людей, и потому она не могла остаться в истории лишь в виде напечатанных слов или сухих документалок.

Однако картина «Небесная команда», к сожалению, получилась откровенно слабой, если не сказать большего. Она ни по каким параметрам не дотянула до уровня события, которому была посвящена, и оставила неприятное впечатление халтуры.

Каких ребят мы потеряли… Как собирали «Локомотив», ушедший на небеса Каких ребят мы потеряли… Как собирали «Локомотив», ушедший на небеса

Фильм не о команде, а о болельщиках

Собственно, фильм был снят совсем не про команду, а про её болельщиков, которые души не чают в «Локомотиве» и едут в Минск на первый матч сезона поддержать своих любимцев. Погибшие хоккеисты появляются на экранах лишь в воспоминаниях фанатов, да ещё в нескольких сценах, где их снимают со спины либо в полумраке.

Для каждого болельщика в фильме поездка на гостевой матч сопряжена с определёнными трудностями. Наиболее полно показана сюжетная линия Артёма, молодого хоккеиста из школы «Локомотива». 7 сентября ему нужно быть на заседании комиссии, где будет решаться его судьба в секции (после драки с одноклубником на тренировке над юношей с непростым характером повисла угроза отчисления), но Артём срывается в Минск, чтобы отвезти на матч счастливый для «Локомотива» баннер. При этом в начале фильма мы узнаём, что эта миссия доверена тренеру Артёма, но молодой человек под покровом ночи попросту крадёт баннер и едет с ним на вокзал. У него нет денег на билет, поэтому он пробирается в вагон товарного поезда, на котором добирается до Москвы. В дороге он теряет рюкзак с документами, а за баннер приходится драться с каким-то маргиналом, но в результате Артёму везёт: на вокзале в Москве он встречает девушку Вику, с которой как-то познакомился в больнице. По счастливой случайности отчим Вики Ашот не только работает проводником на поезде Москва — Минск, но и души не чает в своей падчерице и готов ради неё на всё. Ашот подсаживает Артёма в купе проводника, и парень без денег и документов, зато с баннером отправляется в столицу Беларуси.

У других фанатов такого экшена и близко нет. Трудность Наташи, известной в болельщицкой среде под никнеймом Барселона, состоит в том, чтобы уехать на очередной выезд и оставить дома двух малолетних детей, которые не в восторге от увлечений матери. Женя Странник перед выездом ругается с супругой, которая хочет чаще видеть мужа дома. Тот самый тренер Артёма едет в Минск, несмотря на то что баннера у него нет, а в больнице лежит жена, только что перенёсшая инсульт. Правда, она сама просит его не менять своих планов из-за неё. Невеста хоккеиста Кирюхина отправляется на гостевой матч «Локомотива» втайне от Андрея, а перед отъездом препирается с матерью, которая не понимает, зачем эта авантюра нужна девушке.

В поезде Москва — Минск все болельщики пересекаются в одном вагоне. Том самом, где проводником работает Ашот. Там к ним добавляется ещё несколько персонажей: бывалые «выездюки» из Ярославля (Георгиныч, Хоттабыч, локоголик и другие), фотограф-болельщик, которого неожиданно отправили в Минск в командировку, а ещё администратор «Локомотива» Маня. Маня давно работает в клубе, пользуется колоссальным уважением со стороны хоккеистов (в фильме показывают, как команда в полном составе поздравила её с юбилеем и подарила украшения) и решает поддержать «Локомотив» на выезде. Мане есть место в самолёте команды, но она боится летать и едет в Минск на поезде.

Все герои дружно едут в столицу Беларуси, но на полпути приходит страшное известие: «Локомотив» разбился. Пассажиры узнают об этом на какой-то промежуточной станции и в полном составе слушают один из первых выпусков новостей после трагедии. Затем доезжают до «Минск-Арены», где 8 сентября разворачивают тот самый счастливый баннер «Локомотива». В последних кадрах фотографии погибших игроков, выставленные на льду, как будто оживают, и хоккеисты со льда как бы уезжают на небо, в вечность.

«Есть версия, что их убрали». Разговор с родителями Даниила Собченко «Есть версия, что их убрали». Разговор с родителями Даниила Собченко

Слабый сценарий, искусственная драма, нераскрытая идея

Спорный сюжет, который слабо соотносится с заявленным жанром спортивной драмы, но больше всего угнетает слабый сценарий. На протяжении всего фильма не покидает ощущение фальши, наигранности, неправдоподобности происходящего. Драма, по сути, создаётся на ровном месте, в неё не верится.

Так, Артём, у которого есть свои жизненные проблемы, вдруг загорается идеей поехать в Минск. Он идёт на несколько преступлений (кража, безбилетный проезд), чтобы доставить на стадион баннер, хотя его туда и так привёз бы его тренер. Мотивацию героя тяжело прочувствовать, потому что она высосана из пальца, и ему не получается сопереживать, хоть он и попадает в разные передряги.

Почему администратору Мане захотелось ехать именно на этот матч — вообще непонятно. «Там мордатые все, динамовцы эти. Выйдут шкафы против наших мальчиков», — объясняет Маня в начале фильма заливщику льда, создавая ощущение, будто она отправляется поддержать сборную СССР на игры Суперсерии-1972 в Канаду.

Барселона оставляет дома детей, Странник — жену, брак с которой и так трещит по швам. И всё это для того, чтобы поддержать «Локомотив» на, в общем-то, рядовом матче регулярного чемпионата. Драма на ровном месте, фальшь, искусственность поводов сквозит в каждой сюжетной линии. Зрителя весь фильм пытаются убедить, что на этом матче «Локомотиву» была почему-то особенно необходима поддержка болельщиков, и заставляют согласиться с поведением этих болельщиков, которые пожертвовали многим, чтобы добраться именно на эту игру.

Вообще, насколько я понял, главной идеей фильма было показать, как сильно в Ярославле влюблены в «Локомотив». Прекрасный посыл, но в картине он исполнен весьма топорно. «Они и так самые лучшие!» — внезапно закипает Маня, когда заливщик, шутя, рассказывает, что может помочь команде победить, сделав разную твёрдость льда у ворот хозяев и соперников. «Вы же знаете, наша команда и так самая лучшая», — успокаивает один из администраторов «Локомотива» священника, который не успел освятить команду перед сезоном. «Никогда они не продуют! Ты не понимаешь, это же для «Локо», а не для кого-нибудь! Ты же их видела… И они всегда такие», — объясняет Артём Вике свою мотивацию везти нелегально баннер в Минск.

А какие это — такие? В фильме показано несколько сцен, которые по задумке авторов, видимо, и должны показать, почему «Локомотив» так обожают фанаты. Но и эти сцены чересчур неестественны. Скажем, навестить девушку Вику в больнице (ей попала шайба во время игры) пришла аж вся команда. Такого в жизни не бывает. А вот Вашичек в аэропорту дарит игровой свитер маленькому болельщику в инвалидной коляске и обещает привезти ему кубок. Такие моменты случаются сплошь и рядом в каждом клубе, здесь нет особого драматизма.

Глупо было бы требовать показа в фильме причин народной любви к «Локомотиву». У любви причин, как правило, не бывает, даже у фанатской. Но при просмотре картины так и не приходит ощущение, каких светлых, золотых, бесценных ребят мы потеряли. А это как раз очень важно, если мы рассматриваем это кино как наследие. В немногих сценах, где есть якобы настоящие хоккеисты, игроки ужасно озвучены чеканными, лишёнными интонаций фразами (будь то предложение девушке, вручение подарка администратору или банальный разговор по телефону «привет, как дела?»), а в те моменты, когда нам со спины показывают всю команду, ребята предстают какими-то обезличенными, угловатыми истуканами.

Фильм про погибших парней не вышибает слезу и не подводит ком к горлу, потому что этих парней в фильме мы никак не идентифицируем. Есть только общее «они самые лучшие» и никакого по-настоящему драматичного частного, личного, сокровенного. Картина не объясняет, почему для всего Ярославля эта трагедия стала гигантским горем. Этот факт в сознание зрителя просто пытаются вдолбить, и это со временем начинает надоедать.

«Перед смертью всё запишу, оставлю детям Вани правду». Неутихающая боль Леонида Ткаченко «Перед смертью всё запишу, оставлю детям Вани правду». Неутихающая боль Леонида Ткаченко

И всё это на фоне провальной актёрской игры

Сценарный провал в «Небесной команде», увы, подкрепляется плохой игрой актёров. В драму в этом фильме верится несильно, а в персонажей — ещё меньше. Даже известные актёры вроде Алексея Гуськова (тренер Артёма) или Ирины Розановой (Маня) откровенно заваливают свои роли, а за других порой так и вовсе становится стыдно. Худшие сцены — с подругами хоккеистов. Мало того, что молодые актрисы ужасно играют, так у их героинь прописаны ещё и такие диалоги, от которых за голову хватаешься. А уж как они называют в разговоре своих мужей по фамилии, чтобы зрителю было понятно, о ком идёт речь… Да и вообще, эта тема в фильме откровенно опошлена замшелым стереотипом: все невесты как на подбор, чирлидерши, на которых хоккеисты положили глаз во время хоккейных матчей.

«Небесная команда» — это «драма», в которой весь драматизм неестественен, игра актёров плоха, а главная идея фильма нераскрыта. Это фильм без понятного сюжета, с примитивными диалогами и без персонажей, которым действительно хочется сопереживать. К большому сожалению, этот художественный памятник погибшей команде оказался неудачным, и после просмотра картины предельно ясно, почему она вызвала резко негативные отзывы у всех родственников ушедших ребят.

Все материалы спецпроекта «Чемпионата» к десятилетию гибели «Локомотива».

Комментарии
Партнерский контент