Показать ещё Все новости
Вяльбе заявила о «легализованном допинге» у Большунова. Как это понимать?
Валерия Кукалева
Комментарии
Вяльбе называла терапевтические исключения легализованным допингом, а теперь рассказала, что к такому способу прибегал Большунов.

Терапевтические исключения (сокращённо — ТИ, или TUE на английском языке) — больная тема для российского спорта. Функционеры, спортивные руководители и болельщики уверены, что ТИ используются иностранными конкурентами в попытках считерить и обойти антидопинговые правила, но это не совсем так.

В злоупотреблении терапевтическими исключениями в разное время обвиняли американскую гимнастку Симону Байлз и её прославленную соотечественницу из тенниса Серену Уильямс, а в зимних видах самой популярной мишенью были и остаются норвежские астматики: после получения терапевтического исключения они якобы незаконно принимают противоастматические препараты, которые им на самом деле не нужны.

Симона Байлз

Симона Байлз

Фото: amie Squire/Getty Images

Главной противницей ТИ всегда была глава ФЛГР Елена Вяльбе. Не таясь, она не раз называла терапевтические исключения легализованным допингом и предлагала больным норвежцам лечиться, а не выступать на соревнованиях. Но теперь она призналась, что лидер сборной России Александр Большунов перед стартом олимпийского сезона сам был вынужден прибегнуть к помощи ТИ.

«У нас в этом сезоне Большунов брал ТИ, которое для внесоревновательного периода даже не нужно, — у Саши возникали проблемы с зубами. Там был какой-то препарат, который во время операции можно было использовать. При этом врачи сказали, что в ТИ нет необходимости — до старта ещё далеко. Но мы всё равно его сделали. Саша относится к этому очень трепетно, строго. Чтобы, не дай бог, что-то не произошло… Но это было один раз. Продлевать никто ничего не собирался», — рассказала Елена Валерьевна в интервью Алле Шишкиной.

Новость по теме
Елена Вяльбе призналась, что Большунов брал терапевтическое исключение в этом сезоне

Так что же получается, Большунов с её позволения принимал допинг, пусть и легализованный? А потом это вылилось в три олимпийские победы? Давайте разбираться.

Что такое терапевтические исключения?

Продвинутому спортивному болельщику всё давно известно: это документ, который выдаётся национальным антидопинговым агентством по запросу атлета. Лекарство назначается именно для восстановления здоровья, а не для получения преимущества. И получить его не так просто: сперва одобрение должен дать врач.

В российских лыжах уже был такой подход?

Да — терапевтические исключения именно на лекарства от астмы использовали Александр Легков (лицо российских лыж в досочинском олимпийском цикле) и его спарринг-партнёр Илья Черноусов. Сперва лыжников «сдал» генсек Ассоциации лыжных видов спорта России Григорий Мнацаканов, затем пришлось отреагировать Елене Валерьевне.

«Они имеют терапевтическое назначение на приём этих препаратов, так как у спортсменов есть поставленный врачом клиники Давоса диагноз — астма, — объяснила Вяльбе в 2016 году. — Были прописаны разные для этих двух спортсменов лекарства, потому что астма по своей форме бывает разной. Диагнозы были поставлены Черноусову и Легкову несколько лет назад, принимают ли они средства сейчас — я не знаю».

Александр Легков (по центру) и Илья Черноусов (справа)

Александр Легков (по центру) и Илья Черноусов (справа)

Фото: РИА Новости

В начале сезона-2021/2022 ходили слухи о получении терапевтического исключения Татьяной Сориной — из-за сильного мороза и возникших проблем с дыхательными путями она сошла с гонки преследования на Кубке мира в Руке. «Татьяна не принимает никакие препараты против астмы. Возможно, мы будем проходить тестирование в Европе, чтобы понять, как можно улучшить ситуацию», — намекнул тренер и муж лыжницы Егор Сорин.

Поэтому и в терапевтическом исключении Александра Большунова нет ничего страшного: Вяльбе подчеркнула, что неназванный препарат был нужен исключительно при операции — то есть он никак не мог повлиять на соревновательные результаты. Подготовка из-за проблем со здоровьем действительно оказалась скомканной, и Сан Саныч начинал сезон непривычно вязко.

Вяльбе права, раскрыв подробности о Большунове?

В вопросе о медицинском подходе в спорте есть два мнения. Сама Вяльбе топит за то, что врачебная документация должна быть полностью открытой и прозрачной — это позволит избежать кривотолков с обеих сторон. «Пускай это будет оглашено для всех, что спортсмен из такой-то команды использует ТИ», — призывала президент ФЛГР.

Противоположный подход — у Вероники Степановой. 21-летняя олимпийская чемпионка запретила цитировать себя без личного разрешения даже со ссылкой на соцсети-первоисточники, так что извините, прямых слов не будет — придётся по памяти. Суть в том, что Степанова не распространяется о проблемах со здоровьем, анонсируя, например, пропуск какого-либо старта. Всё, что касается диагнозов, травм и восстановления, лыжница считает сугубо личной информацией. И имеет на это право.

«Нет ли у меня в трусиках запрещённого моторчика?» Самые яркие цитаты Вероники Степановой «Нет ли у меня в трусиках запрещённого моторчика?» Самые яркие цитаты Вероники Степановой

Соображений на этот счёт Большунова мы не знаем, но в любом случае слова об использовании им терапевтического исключения уже просочились в медиа. Возможно, Вяльбе сыграла на опережение, как раз следуя своему концепту: оглашать информацию о терапевтических исключениях необходимо открыто и честно.

С учётом того, что политически российские лыжи сейчас находятся в слабой позиции, это может оказаться правильным ходом. Лучше выложить карты сейчас и объяснить, для чего и когда было взято это терапевтическое исключение, чем если его раскопают норвежские журналисты и станут строить сомнительные теории.

Комментарии
Партнерский контент