Показать ещё Все новости
Почему Мазепин проиграл Шумахеру минуту и жёстко общается с инженером. Никита ответил
Евгений Кустов
Свежее интервью с Никитой Мазепиным
Комментарии
В свежем интервью россиянин признался, что боялся второго схода на первом же круге, и честно рассказал о имеющихся проблемах.

Перед третьим этапом сезона-2021 Формулы-1 Никита Мазепин вновь провёл виртуальную пресс-конференцию для российских журналистов. Корреспондент «Чемпионата» тоже принял в ней участие и выслушал детальные и довольно откровенные ответы россиянина.

«Переживал, что гонка может закончиться прямо на том же круге»

— Никита, можете рассказать, какие проблемы возникли во время прошлой гонки в Имоле? На некоторых кругах вы шли вровень с Миком Шумахером, на других — проигрывали 2-3 секунды. В итоге после рестарта уступили целую минуту — почему?
— На самом деле всё предельно просто. После рестарта у нас было полкруга для того, чтобы прогреть шины, прежде чем машина безопасности уйдёт в боксы и мы начнём ехать в полную силу. Я не учёл, как сильно понадобится прогревать шины С3 по сравнению с компаундом С4, на котором ехал до этого. Когда нужно было поехать в полную силу, у меня не было необходимой температуры шин, чтобы уверенно держать машину на трассе. Соответственно, первые семь-восемь кругов приходилось ехать чуть медленнее.

Спустя эти семь-восемь кругов я начал получать синие флаги. А когда к тебе подъезжают лидеры, то точно не хочется с ними бороться на пределе и пропускать в последний момент: я понимал, что негатива от этого может быть больше, чем позитива. Поэтому замедлялся заранее. А когда приходится отпускать газ в конце прямой, то вот и получаются две-три секунды на круге.

Некоторые круги ехал быстрее я, некоторые — мой однокомандник, но главное отличие было в синих флагах. Также вы, возможно, заметили, что один раз я заехал в гравий, что тоже стоило потерянного времени — и на круге вылета, и пока я очищал резину.

«Как он умудрился проиграть Шумахеру минуту?» Что пишут иностранцы про Мазепина «Как он умудрился проиграть Шумахеру минуту?» Что пишут иностранцы про Мазепина

— Как повлияло на вашу машину столкновение с Николасом Латифи в начале той гонки?
— Относительно не сильно. Переживал, что гонка может закончиться прямо на том же круге. К счастью, я повредил лишь правую часть переднего антикрыла.

— Насколько вам удалось наладить рабочие отношения с гоночным инженером? Если слушать ваш радиообмен во время гонок, может сложиться впечатление, что эти отношения не идеальны.
— Мне досталась та сторона гаража, которая раньше работала с Грожаном, поэтому ко мне перешли его гоночный инженер и перформанс-инженер. Он англичанин, я за свою карьеру много времени провёл в Англии, хорошо владею языком, так что тут проблем нет.

Рабочие отношения у нас хорошие. Мне ещё надо привыкнуть, что когда ты занимаешься своей работой и находишься в стрессовой ситуации, то миллион людей по всему миру имеют возможность слушать твои переговоры. Я к такому ещё не привык, в Формуле-2 подобного не было. Очень часто речь, которую вы слышите от человека, не видя его лица, может восприниматься ошибочно.

Повторюсь, у нас с ним очень хорошие отношения. Мы ещё друг к другу привыкаем. Я стараюсь донести до команды, какую информацию хочу слышать во время гонок, а какую информацию мне знать не нужно: я её изучу после финиша. Мы друг к другу привыкаем, и я уверен, что в ближайшие несколько гонок окончательно привыкнем.

Новость по теме
Штайнер ответил, как на бюджете «Хааса» могут сказаться новые аварии Мазепина

«Самое главное — чтобы все ошибки произошли в этом году»

— В чем отличие работы на болидах Формулы-1 и Формулы-2?
— Конечно, я ещё привыкаю к болиду. И часто себе повторяю, что я привык к чемпионатам, которые длятся 9 или 12 гонок. Здесь же год намного длиннее. Есть больше времени, чтобы осознать свои ошибки и двигаться вперед.

Пока что я выступаю на машине, которая не позволяет мне бороться за очки. Главное отличие от топовых команд заключается в том, что твоя машина постоянно меняется в зависимости от температуры трассы и ветра. Подобные мелочные вещи играют для нас катастрофическую роль в выборе настроек и баланса. Трудно подстроиться под круг, потому что ты не знаешь, как машина будет себя вести.

— Как считаете, в чём вам уже удалось прибавить с момента дебюта в Ф-1?
— Формула-1 — это очень большая ступенька вверх, откуда бы ты в неё ни пришёл. Так что прогресс будет идти постоянно. Сейчас он наиболее заметен в стабильности моих кругов на трассе и в стабильности моей обратной связи с инженерами.

Новость по теме
Чемпион Ф-1 Андретти: неправильно, что Мазепин получил суперлицензию, а Херта — нет

— А какие минусы в вашем вождении и восприятии Формулы-1 можете отметить? Что нужно исправлять в первую очередь?
– На данный момент я не совсем точно понимаю, как сделать эту машину быстрее. Периодически мне требуется слишком много времени, чтобы подстроиться под условия трассы и погодные условия. В других сериях, к которым я привык, я был способен это сделать намного быстрее.

— Сколько гонок вы себе даёте, чтобы выйти на некий уровень, когда вы сможете, по крайней мере, самому себе сказать, что уже научились добиваться максимума от этой машины?
— Мне трудно ответить на такой вопрос. Мне всегда интересно у себя спросить: если ты сказал, что тебе потребуется пять гонок, а понадобилось шесть, то что делать в таком случае? Выброситься из окна? Наверное, не самый лучший вариант. Поэтому мы с командой реалистично подходим к этому вопросу, исходя из тех возможностей и тех целей, которые у нас намечены на этот сезон.

Внутри команды мы видим намного больше телеметрии, чем кто-то ещё. И я, и мои инженеры понимаем, когда кто-то выполняет хорошую работу, кто-то — плохую. И можем найти причины, почему то или иное с нами происходит. Не нужно забывать, что если бы мы постоянно выступали на одной трассе, то прогресса можно было бы достичь быстро. Но в ближайшее время начнутся гонки на трассах, где я никогда не был, и там потребуется вдвое больше времени, если мы говорим про Японию или другие страны. Это неостанавливаемый процесс. Самое главное — чтобы все ошибки произошли в этом году и следующий сезон был чистый. Как будет? Покажет время.

Новость по теме
Мик Шумахер: мы хорошо сработались с Мазепиным

«Моя уверенность находится на максимальном уровне за последние несколько месяцев»

— В двух первых квалификациях вас обвиняли в нарушении джентльменских соглашений, но по сути все эти обгоны соперников перед быстрым кругом или в его начале вызваны тем, что «Хаас» проводит за один сегмент сразу три попытки. Выходит, подобные проблемы и мелкие конфликты неизбежны?
– Когда вы пытаетесь проехать на одну попытку больше, чем остальные, то ваше время и количество кругов будет ограничено. Причина, по которой вы видели сейчас экстремальные ситуации, были связаны с тем, что у нас в обеих квалификационных сессиях были красные флаги, которые сокращают наше время для трёх попыток. Становится совсем тяжко.

Но я надеюсь, что в ближайшее время, может, даже в этот уик-энд, мы увидим чистую квалификацию: без красных флагов и чистые три попытки в нашей команде.

Мик Шумахер сказал, что представляет себе пилотов «Уильямса» лидерами гонки, чтобы хоть как-то мотивировать себя. А как находите себе мотивацию вы?
— Я бы сказал, что у меня пока не возникало проблем с тем, чтобы искать мотивацию во время гонки. Так или иначе, я проехал всего лишь одну полную гонку в Формуле-1, и для меня те ощущения, которые я испытываю на протяжении заезда, ещё очень новые. Пока мотивацию я терять не собираюсь.

Как вы сказали, Мик представляет других гонщиков лидерами. Это распространённая тактика, чтобы держать мотивацию и продолжать атаковать на том же уровне, как если бы ты боролся за победы. Ты представляешь, будто борешься за победу, просто во время клетчатого флага понимаешь, что черту кто-то уже пересёк до тебя.

Новость по теме
Мик Шумахер: представляю, что Латифи и Расселл — лидеры гонки, а мне надо их догнать

— Гюнтер Штайнер признался, что ему нелегко общаться с вами и Миком: ему приходится подбирать слова, чтобы сохранить вашу уверенность в себе. У вас сохраняется эта уверенность?
— Если честно, не слышал таких слов Гюнтера: всё-таки я с ним общаюсь лично, а не читаю его высказывания в новостях. Что касается уверенности, то сейчас она находится на максимальном уровне за последние несколько месяцев, чему я очень рад.

— Вы уже посетили несколько брифингов пилотов Ф-1. На них происходит что-то интересное, необычное?
— Из-за «ковида» мы не можем сейчас собираться очно: последние несколько брифингов проходили виртуально. Что касается интересной информации, то брифинги здесь проходят в более расслабленной атмосфере, чем в других сериях. Они длятся несколько меньше, ведь некоторые гонщики уже на протяжении 10-15 лет слушают одну и ту же информацию об этих трассах. Что касается меня, то это можно сравнить с переходом в школе в более старший класс: информация, которую преподаёт учитель, меняется.

— Недавно в Формуле-1 появились спринтерские гонки. Как относитесь к этому нововведению?
— Приветствую то, что Формула-1 очень открыто подходит к вопросу изменения формата уик-энда и прислушивается к своим зрителям. Я лично слышал достаточно много предложений об изменении формата Гран-при. Сам я пока провёл только два гоночных уки-энда и не могу сказать, что мне это надоело. И лично я готов выступать в любом формате, который преподнесёт Формула-1. Ничего против не имею точно. Приветствую, что к фанатам прислушиваются.

«Куплю ему зеркало заднего вида». Самый обидный сход в карьере Квята в Формуле-1 «Куплю ему зеркало заднего вида». Самый обидный сход в карьере Квята в Формуле-1
Комментарии
Партнерский контент