Показать ещё Все новости
Показать ещё Все новости
Интервью Романа Широкова после ухода из «Динамо»
«Чемпионат»
Широков: в баню с подругами детства не хожу. Только с друзьями
Роман Широков выносит приговор российскому футболу и Хохлову. Первое интервью после ухода из «Динамо».
Футбол / РПЛ 0

Роман Широков отработал в «Динамо» чуть больше года, и весь тот период сопровождался слухами и недоговорками. Спустя пару месяцев после ухода из клуба Широков пришёл в редакцию «Чемпионата», чтобы рассказать о полученном опыте.

А в итоге сделал смелый каминг-аут на тему всего, что происходит в российском футболе.

— Выдохнули с облегчением, когда ушли из «Динамо»?
— Нет, это был интересный кейс. Благодарен Стржалковскому, который позвал меня в клуб. Я познакомился с интересными людьми, большими профессионалами. Нельзя сказать, что было много позитива, это правда. А негатив какой?

— От болельщиков, от слухов вокруг клуба, от недопонимания с тренером.
— У меня с тренером недопонимания не было. Мне всё понятно было с первой секунды. И отношение, и то, куда мы движемся.

— Куда двигались?
— В зону еврокубков, конечно. Как и сейчас.

— И почему не продвинулись?
— Это уже не только у меня спрашивать нужно. Значит, так работали. То, что задача на сезон не будет выполнена, стало понятно уже после первой части сезона. Но вообще, если посчитать процент набранных очков, то он по ходу всего сезона оставался на одном уровне. Примерно 10-12 очков за каждые 10 игр.

— Правда, что в случае поражения от «Урала» в декабре Хохлов был бы уволен?
— Нет, я ничего такого не слышал. Да, плохой отрезок, и задача не выполняется. Но тренер молодой – можно дать возможность себя проявить. Поймите, вылететь там было нереально – это всем изначально было понятно. Потому что команда по уровню на 6-8-е место.

«Может, болельщики «Динамо» думают, что я хочу развалить клуб?»
Роман Широков — об отношениях с Хохловым и «Спартаке».

О зимних трансферах (вернее, их отсутствии)

— Поэтому зимой пришёл только свободный агент Юсупов?
— Не видел смысла укрепляться на вторую половину сезона. Для чего? За выживание бороться? При этом у нас шесть человек были с истекающими контрактами, кого-то из них можно было продать. Это практически было сделано, но по каким-то причинам определённые люди заблокировали трансфер. Хотя на эти деньги можно было купить нападающего, который был так необходим главному тренеру.

— Что за люди были против?
— Непосредственно главный тренер. Мы со своей стороны обо всём договорились практически, эти трансферы помогли бы команде в будущем. На замену ушедшим мы планировали подписать бесплатно двух других футболистов, которые по уровню были бы не хуже, но с перспективами роста и при этом с более низкой зарплатой. Сэкономленные деньги позволяли бы купить нападающего.

— Ну а бесплатного форварда не было?
— Такого, который устраивал бы главного тренера, нет. Свободных агентов среди нападающих вообще мало. Плюс и у нас были хорошие форварды.

— Тогда почему всю весну главный тренер говорил о проблемах с нападающими?
— Он же главный тренер, сам должен эти проблемы решать. Наигрывать связки, создавать моменты, работать над реализацией.

– Тренеры в таких ситуациях обычно говорят, что не могут вместо игрока выйти на поле и ногу подставить.
– Значит, работайте больше с нападающими над завершением атак. Под давлением, без давления. Это задача главного тренера – сделать так, чтобы нападающие забивали. Они же до этого забивали. Тот же Луценко забивает по 10 за сезон, Панченко 20 забивал.

– В ФНЛ!
– Окей, но больше пяти везде было. Тот же Марков забивал и по семь за половину сезона. Луценко сейчас ушёл из «Динамо» бесплатно, но ушёл в клуб, который будет играть в Лиге Европы.

– Почему зимой Хохлов выступал против ухода игроков, а сейчас тот же Луценко уходит бесплатно?
– Сейчас деньги есть, как я понимаю У нас на тот момент просто не было возможности кого-то купить, не продав.

— Вернёмся к летним трансферам. Где вы застали фразу Сергея Степашина про Кардозу?
— Даже не помню.

— Что почувствовали? Злость или смешно стало?
— Смешного там мало. Но в итоге Кардозу забил чуть ли не больше всех. Кстати, мне была удивительна эта фраза, потому что в том матче Кардозу выглядел неплохо (матч против «Спартака». — Прим. «Чемпионата»). По предыдущим матчам ещё можно было понять, но в этом…

— Как себе это объяснили?
— Если проанализировать — наверное, его злость взяла. «Динамо» по его версии хорошо играло во втором тайме, но не смогло отыграться в матче с принципиальным соперником. Хотя я знаю, откуда это всё пришло.

— Откуда? Наговорили?
— Конечно. Там есть люди, которые рядом с ним сидели. Думаю, вы знаете кто. Человек, который не любит платить налоги, когда банкротит предприятие.

Роман Широков в гостях у «Чемпионата»

Роман Широков в гостях у «Чемпионата»

Фото: Павел Ткачук, «Чемпионат»

О Хохлове

– Вы говорите о доверии главному тренеру, но смысл в таком доверии, если у него идёт публичная перепалка с руководством?
– Ещё раз напоминаю: чуть ли не с декабря начались движения по смене собственника. У меня недопониманий с главным тренером не было, повторяю. Мне всё было ясно изначально.

– Вы говорите эту фразу вновь и вновь, но непонятен смысл, который вы в неё вкладываете.
– Футбол главного тренера вообще не изменился с момента, как он впервые пришёл в «Динамо» в октябре 2017-го. При этом занятое место стало ниже. 12-е место – результат работы главного тренера. Можно сколько угодно говорить о том, что тебе мешает, – есть результат. В «Локомотиве», судя по тому, что писали, тренер и руководство много спорили. При этом чемпионами становились, в Лигу чемпионов выходили, Кубок брали.

— По ожидаемым голам «Динамо» стало лучше.
— Слушайте, я ожидаю, что завтра буду миллиардером. К сожалению, завтра этого не случится. Может, чуть позже, но не завтра.

— А вы ещё не миллиардер?
— Смотря в чём считать. Я про самую крупную валюту.

— Не пробовали поговорить с Хохловым напрямую и решить все вопросы лично?
— Ему же говорят всё, а он верит. Поверил, что кто-то хочет его снять зимой, после того как он уже провёл сбор.

— А почему не сесть с ним, не сказать, что никто тебя не снимает?
— Так там целая коалиция вокруг была. Три человека, которые скооперировались. За время нашего правления мы купили в клуб то, что даже звёздам до этого не покупали, – те же медицинские снаряжения, датчики новые, что просили, всё исполнили.

— Давайте ещё раз к фразе о том, что вам всё было сразу понятно. Почему тогда Хохлов вообще работал в «Динамо»?
— Потому что провёл хороший сезон до этого. Я пришёл и объяснил руководству своё видение будущего команды при таком футболе. Мне сказали: «Посмотрим, может, будет иначе». Поговорили с Хохловым, он сказал, что хочет изменить футбол и играть больше в атаку. По большому счёту это не получилось.

— Что именно он обещал изменить?
— Чуть перестроить схему, изменить настрой игры на атакующий. У него было время внести все изменения: отработать высокий прессинг, улучшить контроль мяча. Тот же «Арсенал» изменился за 3-4 месяца по ходу сезона. В «Динамо» собраны футболисты, которые любят и умеют атаковать, но не получилось изменить игру.

— Вы эти попытки изменить игру видели по ходу первой части сезона?
— Нет, я не видел.

— Тот прогноз, который вы дали перед сезоном по будущему команды при таком футболе, сбылся?
— На 150%. Я говорил, что, если ничего не изменится, скорее-всего, мы займём 9-12-е место. Говорил я это в июне 2018-го.

— Но вас не устраивал его футбол, как вы могли работать с ним в едином русле и подбирать игроков?
— Помимо моего желания и мнения есть экономическая составляющая в клубе. Хорошо, когда денег много: одних поменяли, вторых. Здесь другая реальность, в которой денег нет.

— У Хохлова настолько маленькая зарплата, что никого другого на его место позвать было невозможно?
— Нет, у него хорошая зарплата, наверное. Но есть ещё его тренерский штаб. У всех отступные. Плюс приглашение нового главного тренера, которому заплатить надо как минимум столько же. И в бюджет не закладывается смена главного тренера.

Широков: в приоритете у «Динамо» – академия
Один из самых ярких и харизматичных персонажей российского футбола – о новом повороте в своей карьере. И снова неожиданном.

О деньгах

— Вам изначально были понятны эти условия и сумма бюджета, которым вы будете оперировать?
— А что тут понимать? Клуб только вышел из ФНЛ, занял 8-е место. Никто не хочет давать просто так деньги, даже если это «Динамо». Да и во что было вкладывать – даже своего стадиона не было на тот момент. Хорошо, что ВТБ давало примерно половину минимального бюджета. Плюс Стржалковский невероятными усилиями собирал остальные 50%. Если бы не он, может, давно в ПФЛ клуб бы вылетел.

— Тренер же не мог не понимать всего этого, когда говорил о новых трансферах.
— Не знаю. Может, раньше всё решалось по звонку. При мне так не решалось.

— Теперь стадион появился...
— Который надо обслуживать и который футбольному клубу не принадлежит. Новый стадион на «Динамо» будет приносить футбольному клубу деньги только в дни матчей. И то из этой суммы надо будет вычитать стоимость организации футбольной игры и фактической аренды стадиона. А если минус – что делать?

— В таких условиях реально что-то зарабатывать?
— «Зенит» и «Локомотив» очень хорошо пытаются это делать. У «Спартака» гигантские возможности. Но я так понимаю у них вокруг стадиона не всё гладко с территорией, идёт стройка и так далее. Возможно, вопрос желания.

— Вы назвали несколько клубов, но при этом не у всех в РПЛ даже интернет-магазин есть.
— Когда говорят о расширении, все говорят об экономике. А где она, экономика-то? Вы сначала заставьте экономику работать, заставьте команды хоть что-то зарабатывать. Надо начинать с малого: 10%, 20%, 30%. Может, со временем со спонсорами дойдёт и до 50% покрытия бюджета. А сейчас у нас почти все команды финансируются бюджетно из города или государства.

— Приходя в «Динамо», понимали, во что ввязывались?
— Год назад — не до конца. Сейчас окунулся внутрь, посмотрел, многое увидел, поработал. Поэтому и говорю, что для меня это очень хороший кейс. Например, я тоже раньше думал, что на матче можно зарабатывать. Но сейчас я узнал условия, при которых это возможно. Узнал средний чек, который тратится болельщиками, — он минимальный.

Поэтому «Динамо» сейчас надо много работать с аудиторией. Думаю, в районе открывшегося стадиона уже давно никто за «Динамо» не болеет, все забыли, что клуб тут играл когда-то. Первые 5-10 матчей люди придут посмотреть на новый стадион, а дальше что? Надо же их как-то оставить.

— Был шанс остаться в новом «Динамо». В том самом, со стадионом и спонсором?
— Желание, может, и было, но на каком-то этапе оно быстро улетучилось. Надеюсь, всё там будет нормально.

Роман Широков в гостях у «Чемпионата»

Роман Широков в гостях у «Чемпионата»

Фото: Павел Ткачук, «Чемпионат»

О стратегиях и детском футболе

— Учитывая ваше футбольное прошлое, вас искренне интересовала вся эта бумажная работа?
— Это не бумажная работа, а выстраивание стратегии развития клуба. Сразу на полтора года, например. «Динамо» потенциально – команда, которая должна бороться за еврокубки. И даже по трансферам стратегия прорабатывается сразу на три трансферных окна, а не на одно.

— Расскажите немного о стратегии.
— Например, у вас небольшой бюджет, но вы можете продать 2-3 игроков через полгода-год. Значит, на зиму надо поискать свободных агентов. Заняли место в еврокубках — получили 2,6 млн евро за выход в Лигу Европы. Там можно выйти из группы, а это ещё какие-то деньги. В то же время есть игроки, у кого по определённым причинам не пошло.

— Например?
— Причины могут быть разными. Я вот в «Спартак» пришёл — все думали, что будет комбинационный футбол. А мы стояли и смотрели, как мяч летает над головами. И нафиг я там нужен? Меня отправили в «Краснодар», где уже другой футбол, я смотрюсь по-другому.

— Эта ваша красивая история про продажи игроков и развитие упирается в одно «нет» от главного тренера…
— Сначала то самое «нет», потом передача собственности. Всё же с зимы пошло. Я уж не говорю про академию – это вообще основа. Но чтобы она начала хорошо работать, нужно минимум два-три года. Нужно набрать тренерский состав. Все говорят о методиках. Какие методики? Они не поменялись со временем никак. Нужно обучить качеству передач, точности передач, приёму, уходу и так далее. Просто всё это нужно наслаивать на скоростные моменты.

— Слуцкий сказал, что по нашим методикам вообще невозможно тренировать детей.
— Нет, он не так сказал. Он говорил про количество часов. По ГОСТу условно дети должны заниматься три раза в неделю по 4,5 часа. А он хотел, чтобы они занимались 7,5 часа. Естественно он хотел взять большее количество детей. Но у него немного другая ситуация, некое муниципальное задание. А тут академия, где отбирают лучших. К сожалению для «Динамо», они идут 3-4-ми. Потому что сначала идёт «Спартак», ЦСКА и «Локомотив», у которых есть манежи.

— Глобально надо начинать с постройки манежей?
— Со всей инфраструктуры в принципе. У «Динамо» раньше на Флотской улице было 3-4 поля. Если этот комплекс развивать дальше, то всё в одном месте. Основная команда недалеко, академия недалеко. Вот в этом ключе и развивайте. Кстати, что касается детишек Леонида Викторовича, то я видел их весной, а потом осенью. У них за лето, когда он был с ними, произошёл невероятный скачок.

— В Волгограде его навещали?
— Нет, он привозил их сюда играть с разными академиями. Там счета были такие, что вы удивитесь. Они московские академии обыгрывали и 5:1, и 8:1, и 9:0. Четыре или пять возрастов у него было.

— И по всем возрастам прогресс?
— Я видел 2008-2009 года весной и осенью. Это очень большой скачок. Он с ними занимался, рассказывал, что летом они могли чуть ли не весь день проводить вместе. Там методика была в том, что они позанимались 40 минут, а потом 20 минут сидят, болтают. И вот так они занимались 3-4 часа. Максимальная концентрация 40 минут — как урок в школе.

— К разговору о важности молодёжи. Считаете назначение Корытько в «Динамо» правильным поступком?
— Более чем. Считаю, ребята, которые занимались под руководством Корытько, очень сильно прибавили. Я считал, что результат вообще неинтересен. В первую очередь надо развивать игрока — что в академии, что в молодёжной команде. Развиваешь игрока, у тебя появляется не один он, а 20. Они становятся лучше, улучшается результат. Не надо делать ставку на победу в каждом матче. Ну, выигрывают они и что с того?

— Увольнять человека Хохлова из молодёжки «Динамо» — это не вмешательство в работу тренера?
— Это кто его человек? Главный тренер тренирует основную команду. Главный тренер не может выбирать тренеров для молодёжной и других команд. Кто какую команду тренирует, решает руководство клуба. А задача тренера выстроить коммуникацию с ним. Вот пусть и выстраивает. Какая разница ему, с кем говорить?

В «Динамо» готовится революция. Некоторые подробности уже известны
В начале следующей недели должно быть объявлено, что контроль над клубом переходит к ВТБ.

О переговорном процессе

— Когда оказались по другую сторону стола переговоров, открыли для себя что-то новое?
— Нет, ничего неожиданного. Раньше на одном месте сидел, теперь на другом. Мы заключили хорошие контракты. Тот же Евгеньев — когда мы заключали с ним, трудно было предположить, что он сыграет почти 20 матчей в основном составе.

— Опыт игрока в ведении переговоров мешает или помогает?
— Скорее помогает, потому что я понимаю, что им нужно в этом возрасте.

— Вы хорошо торгуетесь?
— Трудно сказать. По большому счёту мы и не торговались. Последняя сделка, которая была закрыта, это сделка по Юсупову. Там торга не было, она была закрыта ещё летом прошлого года.

— А как это происходит? Начинаете спорить, свои аргументы приводить?
— Не спорить. Делаем предложение — обосновываем, почему так и так.

— Если Евгеньев говорит: «Мало, надо больше»?
— Мало? Заработай. Мы предоставляем возможность заработать даже столько, сколько у ведущих игроков, со временем. У него контракт как в НХЛ. Есть базовая ставка, к которой он добавляет зарплату играми. Чем больше играет, тем больше зарабатывает. Но через два года, когда он выполнит все параграфы, ставка повысится.

— С кем были самые долгие переговоры?
— Особо долгих у нас не было. Смотря что значит долго. Я с «Зенитом» вёл переговоры месяцев девять. Это долго?

— Да.
— Ну вот, а здесь мы уложились в три-четыре месяца со всеми.

— Когда была ситуация Игнатьева в «Краснодаре», вы оценивали, как бы вы поступили в этой ситуации?
— Когда появляется агент, то с этим уже ничего не сделаешь. Но, честно говоря, я не понимаю, зачем в 18-19 лет агент. Он не может выбить сверх того, что есть.

— Ну, там было несколько удачных матчей…
— Несколько удачных матчей. Насколько я знаю, ему несколько раз удачно подняли зарплату. Они оценивали его вклад соответственно, постоянно поощряли. В 18-19 лет всегда кажется, что ты гений и можешь играть на уровне. Вторая часть сезона доказала, что он скорее игрок ротации. Что играл он потому, что не было Ари. А может, они сознательно не брали ещё одного игрока, чтобы он играл под Ари. Да и тот же Шапи выглядел намного ярче в первой части сезона. По крайней мере по статистике.

— Как относитесь к разговорам, что в «Краснодаре» строят футбольный коммунизм? Закрытая экосистема, в которой нежелательны агенты.
— Начнём с того, что в любой футбольной экосистеме агенты нежелательны. Но они есть, с ними надо контактировать. Футболисты в «Краснодаре», насколько знаю, получают адекватные деньги. Правильно говорит Галицкий: «Ну дам я ему миллион, а завтра он играть не будет. Что я буду, пять лет этот миллион тянуть?». Отдачи-то нет. Даётся всё постепенно, есть система бонусов. Играешь – получаешь. Никто же не просил Галицкого поднимать ему зарплату, он сам её поднимал, оценивая вклад.

— Когда вы были футболистам, как вы вели переговоры?
— Обычные переговоры. Если мы говорим о тех девяти месяцах с «Зенитом», то это агент с ними общался. Я пришёл в «Зенит», там был Дюков. Посидели час максимум, обо всём договорились.

— Как было со «Спартаком»?
— Они тоже с агентом говорили месяца два, потом я встретился с Федуном, поговорили 30 минут, контракт был подписан. По большому счёту расхождений быть не может. Условно, мне предлагают 500 тысяч, а я и стою 500 тысяч. Что я буду приходить и требовать 1,5 миллиона? Мне скажут: «Дурачок, что ли?».

— Но если это «Спартак»…
— Да даже если это «Спартак», они не будут так раскидываться. Тем более когда сам Федун приходит на переговоры. Он понимает максимальную и минимальную цену, которую может дать. Я вообще не понимаю, когда так долго ведутся переговоры. Начинается возня, дайте мне 20 рублей тут, 20 рублей там, оплатите бензин, электричку с метро. Это уже бред какой-то. По цифрам все сходятся плюс-минус.

— Сапатер в «Локомотиве» спрашивал, кто будет оплачивать интернет: он или клуб.
— Некоторые включают себе бензин. Но мне не надо. Интернет я себе тоже сам могу оплатить.

— LTE?
— 5G (смеётся.)

Роман Широков в гостях у «Чемпионата»

Роман Широков в гостях у «Чемпионата»

Фото: Павел Ткачук, «Чемпионат»

О Федуне и «Спартаке»

— Вы знаете, что Федун до сих пор считает, что обсуждение его истории боления за киевское «Динамо» началась с вас?
— Дай бог.

— А как всё было на самом деле? Вы же картинку запостили.
— Ага, сидел месяц в интернете выискивал: «Опа, наконец-то я нашёл!». Причём нашёл сразу после того, как он что-то сказал. Неожиданно вот так, хакеры российские мне её подкинули.

— Ну то есть её вам кто-то из друзей скинул?
— Ну да, мир не без добрых людей, ха-ха. Прикольно же, человек похож. Да и он сам говорил, что он за «Динамо» киевское болеет.

— Он потом долго объяснялся.
— Объяснять можно что угодно. Откройте интервью с Михаилом Шацем 1999 года, где говорится, что он за «Спартак» болеет. Он потом тоже долго объяснял, что он за «Зенит». Хотя он действительно зенитовец. Но интервью-то вышло.

— Панов вот ничего не объясняет.
— Панов – зенитовец. Красно-белый.

— У вас остались тёплые чувства к какой-то команде?
— Я переживаю за команды, где я играл. «Краснодар», «Зенит», ЦСКА. Ну да, я единственный такой.

— За кого больше всего?
— Могу сказать, за кого меньше всего, ха-ха. Просто мне больше нравятся «Зенит», ЦСКА и «Краснодар», потому что они мне ближе. Но и за «Спартаком» слежу, как играют.

— «Локо» только не хватает в этом списке…
— Он тоже мне очень даже симпатичен. Нравятся ребята, которые там играют. Я, кстати, мог там оказаться. В тот момент, когда я перешёл в ЦСКА.

— Почему не пошли?
— Денег не хватило у «Локомотива».

— Хватило на Игоря Денисова. Который внезапно уехал в Петербург посреди сезона.
— Ну, он же предоставил официальный больничный.

— При этом находился в другом городе.
— То есть делать операцию в другом городе это нормально, а болеть в другом городе нельзя? Я не знаю, что конкретно там было. Можно говорить, что он поругался, ушёл, но мы же не знаем, как всё было.

— Когда вы болели ангиной в «Зените», вы уезжали домой?
— Я не болел ангиной никогда, у меня всё хорошо было. У меня как-то ухо болело, я уезжал, но вместе с командой. Они просто в Москву летели, я с ними полетел.

— Удивились решению Денисова закончить карьеру? При этом всё вышло довольно скомкано.
— У него вторая часть карьеры скомканная. То там, то здесь, то возвращение, то ещё что-то. Хотя во второй части карьеры он стал чемпионом. Я думаю, что его карьера могла по-другому закончиться. Может даже с возвращением в «Зенит». Не сложилось, к сожалению. Возможно, решение вышло импульсивным. Видимо, люди, которые находились рядом с ним не смогли убедить.

В «Динамо» пришёл самый дорогой игрок со времён Ротенберга. Его хотел ЦСКА
Он из Польши.

О Глушакове и том самом фанате из аэропорта

—Теперь без клуба остался Денис Глушаков.
— Да, я его видел с утра. Точнее, их с Комбаровым.

— Где?
— Мы живём рядом.

— Что говорят?
— Ну, они, наверное, на тренировку поехали. Они за кофе зашли, мы перекинулись парой слов. Сказали, что в клуб поехали.

— Выражение лиц нормальное было?
— Хорошее, весёлое. Чего им переживать? Кофе с утра, настроение хорошее. Я Глушакову говорю: «Ты же уже всё, зачем в клуб?». Он говорит: «Пока только разговоры». А потом, когда я к вам ехал, в метро человек газету читал, где было большими буквами написано: «Глушаков и Комбаров уходят из «Спартака».

— На метро ехали?
— Да, а что такого? Мне на метро 20 минут было ехать, а так бы полтора часа потратил. Тем более у вас район такой — не уедешь потом!

— У вас есть «Тройка» (карточка для проезда в метро. — Прим. «Чемпионата»)?
— Не, у меня четвёрка! (Смеётся.) Я, кстати, раньше не знал про «Тройку». Мне только сейчас рассказали, что можно на год купить и сэкономить.

— Мужичок-то с газетой увидел вас?
— Он углубился в чтение — ему не до меня было. Вы думаете, прям все заходят в метро и думают: где здесь Широков?

— Вы теперь свободны от контракта. Чем намерены заниматься?
— Сегодня вечером? В баню пойду с друзьями. Вы, наверное, хотели услышать, что пойду… Как там было? С подругой детства? Но нет, я с друзьями пойду.

— С кем из футбольных руководителей вам было интересно общаться?
— По сути, было лишь два руководителя, с которыми я много общался. Дюков и Галицкий — с ними интересно. Один раз у меня была трёхчасовая беседа с Ольгой Юрьевной Смородской, вот это было вообще гениально. Мы обсудили всё!

— Футбол обсуждали? Вот это вот «в защите пошире»...
— До тактических нюансов не дошли, но всё равно было интересно. Это было, когда я вёл переговоры с «Локомотивом».

— История с Денисом Глушаковым, если брать её в общем, чей просчёт?
— Больше со стороны клуба. Они должны были погасить этот конфликт, если он был. У них же было время, когда они отсылали его в дубль. За две недели, а уж тем более за месяц можно было всё решить.

— Кстати, о конфликтах. Виделись с тем болельщиком, с которым у вас был тот неприятный разговор в аэропорту?
— Да. Если не ошибаюсь, на Кипре. Мы были на Кубке ФНЛ с Женей Алдониным. Подошёл ко мне, мы разговорились, а он говорит: «Я тот самый болельщик из аэропорта». «Ну поздравляю!» — говорю. Дома, видимо, не сидится.

Роман Широков в гостях у «Чемпионата»

Роман Широков в гостях у «Чемпионата»

Фото: Павел Ткачук, «Чемпионат»

О тлене российского футбола

— По поводу избрания Дюковым президентом РФС ожидания есть?
— Мало времени прошло. Ожидания были и есть. Та же история с расширением — это, наверное, больше идёт от РПЛ. Я своё мнение уже говорил. Где экономика? Покажите. Проведение матча, по большому счёту, убыток. При всём уважении к «Оренбургу» и «Уфе», где плюсы от их матча в среду?

— Критично отнеслись к этому решению?
— Тут же всё на поверхности. У тебя плюс четыре матча, два из них домашних. Кто туда придёт? «Реал», что ли, привезёте? Какая экономика с того, что я сыграю с «Тамбовом»? И тому же «Тамбову» вы нагрузили бюджет двумя выездами на три миллиона. И двумя домашними как минимум на пять. Вот вам плюс восемь миллионов. В годовом бюджете это копейка, но их же надо где-то взять. У нас и так клубов, которые генерируют хоть какую-то прибыль по пальцам пересчитать…

— И как работать в таких условиях?
— Да никак. Разве что нужен человек, который поверит в вашу стратегию и будет работать с вами в одном ключе.

— Вариант с отъездом в Европу не рассматриваете?
— Довольно плохо знаю английский. С другой стороны, если задаться целью, можно уехать и за полгода заговорить. Но тут надо знать перспективы — не будешь же семью перевозить на короткий срок. А в России… Понимаете, тут многие работают на убытках.

— Найдутся те, кто отнесёт вас к числу этих людей.
— Вопреки этим мнениям, это не так. Жоаозинью пришёл бесплатно, Юсупов — бесплатно. Никаких агентских там не было. Кардозо — единственный «денежный», но за него часть мы отдали в октябре, а часть — только когда пришёл транш от ВТБ, в середине февраля.

— После нашего разговора складывается ощущение, что Кубок Легенд — лучшее, что есть в нашем футболе.
— Кстати, думаю, его матчи смотрят больше людей, чем некоторые официальные матчи. На самом деле многие ребята получают хорошее образование, тот же спортивный менеджмент, просто не всем дают работать. Даже если ты попадаешь с каким-то идеями, то тебя заставят работать так, как им нужно. Я понял, что нужно приходить командой, чтобы руководство работало в одном ключе, тогда можно будет что-то сделать.

Скины, пьянь, ОМОН – на «Динамо» больше нет ада. Жить стало лучше?
За 10,5 лет, пока строился стадион, мы слишком сильно изменились. 20 наблюдений за другим футболом, другими людьми и другой Москвой.

О будущем

— И что теперь?
— Если заходить, то только на позицию генерального директора. Если ниже, то могут не совпадать взгляды. Также нужно просить минимум два года, тогда какую-то позитивную работу можно сделать. Даже если что-то не понравится, всё равно будет понятно, что какое-то развитие есть.

— Желание у вас есть, команда – тоже. Варианты?
— Вариантов нет. Трудно найти человека, который вам бы поверил, дал бы два года. А потом что важно – команда есть, но что она значит, если фундамента нет? Если у вас не развивается детский спорт, то смысл этой команды – играют одни приезжие. Взять условную команду ФНЛ – там хотя бы три-четыре человека были свои, но их же там нет. И никто не развивает там детско-юношеский футбол. Сколько там у них бюджет примерно у лидеров?

— Миллионов 400.
— Ну вот, побыли бы ещё года три в ФНЛ, отдали бы 300 миллионов на главную команду, а 100 – на академию. Построили бы за три года поля, тренерскими кадрами обзавелись и потихоньку начали бы двигаться вперёд. Тогда был бы прогресс, а так — какой смысл? Некоторые говорят, у нас пропала команда, условно, из Кирова. И что? У вас из Кирова-то ни одного человека не было. Толку, что вы на них смотрите?

— Готовы пойти в ФНЛ на пост гендиректора?
— А почему нет?

— А, скажем, в хоккейный клуб?
— В хоккее разбираться надо. Нужно понимать, что есть топовый спортивный директор, которому ты доверяешь. Ты же тоже должен понимать специфику, кто как катается и так далее. Я со многими общаюсь, кто в этом разбирается, а они говорят: «У того хоккеиста такие руки!». А какие руки — фиг знает, а профи всё это видят. Поэтому скорее нет.

— В медиа смогли бы работать?
— Типа умничать, как Андрей Сергеевич? Да, это интересно.

— Может, комментатором?
— Сначала нужно набраться опыта, комментировать сразу одному нереально. Сначала нужно в паре, но всё можно.

— Игнашевич вон тренером стал. Обсуждали его назначение в «Торпедо»?
— Я ему написал, поздравил. На самом деле это одно из радостных событий, я за него рад. Это классная история — он же сам воспитанник «Торпедо». Единственный минус — он мало работал главным самостоятельно. А так — тут одни сплошные плюсы. Правда, болельщики там специфические, восприняли его так: «Вроде наш, а вроде нет, может, будем за тебя болеть, а может, не будем».

— Булыкин в политику пошёл — для себя такой вариант рассматриваете?
— Здесь тоже нужно понимать, зачем ты туда идёшь, нужна своя команда. Булыкин самовыдвиженец в Мосгордуму. А я куда пойду? К Москве я отношения никакого не имею, по области, где я живу, – там небольшой округ, каждый может пойти. Читал интервью с Булыкиным. Ну, говорит он, что знает, какие проблемы есть, что бабушки должны сидеть на хороших скамейках. Ну, понятно: «Я за всё хорошее против всего плохого». Это я так тоже могу пойти. Но надо же знать реальные проблемы. Про Навального тоже хорошо сказал: он делает правильные вещи, но в то же время они и неправильные. Политик!

Беседовали: Максим Ерёмин, Иван Ковалёв, Андрей Панков, Максим Пахомов, Павел Пучков.

Комментарии (0)
Партнерский контент