Показать ещё Все новости
«Россия — великая нация. Без неё невозможно думать о высоком уровне хоккея»
Елена Кузнецова
Что сказал Люк Тардиф
Комментарии
Люк Тардиф после избрания на пост президента ИИХФ задал векторы развития хоккея — новые форматы, переговоры с НХЛ, азиатский рынок.

27 лет правления Рене Фазеля подошли к концу, сегодня в Санкт-Петербурге на конгрессе ИИХФ избрали нового президента. Им стал француз Люк Тардиф, который изначально рассматривался как тёмная лошадка, но смог обойти всех и победил в четвёртом туре голосования. После завершения конгресса Тардиф пообщался с журналистами и наметил основные векторы своей работы в новой должности.

Драма на конгрессе ИИХФ в России. Новым лидером мирового хоккея стал загадочный француз! Драма на конгрессе ИИХФ в России. Новым лидером мирового хоккея стал загадочный француз!

«Победа стала сюрпризом. Я подал заявку на выборы за несколько дней до дедлайна»

— Насколько неожиданной стала для вас победа? Фаворитами считались Петр Бржиза и Франц Райндль.
— Я решил подать заявку на выборы за несколько дней до дедлайна. А когда начинаешь соревнование, то хочешь победить. Это было нелегко, но я шёл шаг за шагом, старался убедить людей. Из-за ковида и невозможности поездок было непросто это сделать, но я совершил виртуальный мировой тур. Пообщался с каждой федерацией, объяснял им, что хочу сделать для будущего ИИХФ, узнавал их потребности, старался понять, что они ждут от нового президента и Совета ИИХФ. После этих консультаций я составил свою программу. Думаю, это мировое турне помогло мне убедить людей. Потребовалось четыре тура, чтобы я победил. После третьего тура понимал, что уже получил много голосов от друзей. Но победа стала сюрпризом. Счастлив, что меня выбрали президентом ИИХФ, это фантастика.

— О вас мало что известно, расскажите о себе?
— Я родился в Канаде, но уехал во Францию в 1975 году. Играл профессионально в Европе, большую часть карьеры провёл во Франции. Завершил карьеру в 1990 году и стал президентом «Руана». После этого меня пригласили в федерацию хоккея Франции, тогда она была ещё подразделением федерации ледовых видов спорта. В 2006-м мне удалось убедить министра спорта создать хоккейную федерацию, скоро будет 16 лет, как я являюсь её президентом.

В 2008 году я пришёл в ИИХФ в комитет по соревнованиям, в 2010-м избрался в Совет, Фазель попросил меня возглавить финансовый комитет. Эта должность помогла мне понять суть работы в переговорах с МОК, НХЛ и другими лигами, получал опыт.

Я долго убеждал себя, что надо попробовать выдвинуть кандидатуру на пост президента. Но в итоге я решил, что могу сделать больше, и подал заявку. Счастлив, что стал президентом.

— Означает ли ваша победа, что вам придётся закончить работу в федерации хоккея Франции и французском олимпийском комитете?
— Да, это так. Я работал в олимпийском комитете, имел честь быть главой французской делегации в Сочи, это был мой первый опыт Олимпиад. Я возглавлял нашу делегацию и в Пхёнчхане, то есть у меня есть опыт работы с МОК, в организации Олимпийских игр. В июне меня выбрали в правление олимпийского комитета, чтобы работать над организацией ОИ-2024 в Париже. Теперь мне придётся оставить эту должность и полностью включиться в хоккей. Это не проблема, и тем и другим заниматься не получится. Совсем скоро я уйду с поста президента федерации и из правления олимпийского комитета.

Кто станет главным человеком в мировом хоккее? На место Фазеля пять претендентов Кто станет главным человеком в мировом хоккее? На место Фазеля пять претендентов

«Велика вероятность участия игроков НХЛ в Олимпиаде, но сборным нужен план В»

— Учитывая то, что вы канадец, можно ли рассчитывать на то, что сотрудничество с НХЛ будет более активным, мы увидим больше турниров с участием игроков НХЛ на уровне сборных и клубов?
— Да, я буду более погружён в этот процесс. Мы работаем над этим. Рене, я, Франц Райндль и Боб Николсон вели переговоры с НХЛ, НХЛПА и МОК. Также я участвовал в переговорах с НХЛ по Пхёнчхану, но тогда у нас не получилось договориться.

Мы поняли, что есть шанс на приезд игроков НХЛ, МОК также это понял и согласился скорректировать этот процесс, чтобы помочь игрокам НХЛ приехать на Олимпиаду. В итоге мы достигли соглашения, но оно ещё не полностью завершено. Сейчас мы работаем над протоколами, которые будут в Китае, их надо представить НХЛ и НХЛПА. Основной вопрос обсуждения – когда будет дедлайн, ведь с ковидом никогда не знаешь, что будет завтра. Всем командам стоит готовить план В на случай, если НХЛ не поедет из-за ковида. Но если не будет никаких неприятных сюрпризов к середине декабря, велика вероятность, что НХЛ и лучшие игроки мира будут на Олимпиаде в Пекине.

— Что вы хотите изменить в хоккее, какие ваши цели? В своей программе вы упоминаете хоккей «три на три».
— Сейчас самое важное – утрясти все вопросы с НХЛ. Три недели назад закончилась олимпийская квалификация, теперь можно готовить расписание. Надо утвердить с НХЛ протоколы, это сейчас в приоритете.

Рене Фазель уходит после 27 лет работы, у нас новая команда, надо её организовать, мы будем работать коллективно. Совет уже начал совместно работать, нужны новые люди, чтобы встречать новые вызовы. Нужен человек, который возглавит развитие, это один из наших приоритетов. Мы хотим продвигать хоккей во всём мире, в том числе в Китае. Не хочу, чтобы после Олимпиад в Корее и Китае хоккей исчез, надо ловить момент и развивать хоккей в Азии, в этом регионе можно добиться прогресса, наша цель – работать на этом континенте.
На Олимпиаде в Токио вы увидели много новых дисциплин – баскетбол «три на три», регби, несколько лет назад появился пляжный волейбол. Нельзя упускать эту возможность, надо развивать новые форматы. Хоккей должен быть представлен обширнее, мы уже провели эксперимент с хоккеем «три на три» на юношеской Олимпиаде в Лозанне, он прошёл фантастически. Хотим улучшать эту модель, для нехоккейных стран это отличный вариант для начала. Этот формат может привлечь молодёжь в хоккей.

«Россия – великая страна, без неё невозможно думать о высоком уровне хоккея»

— У вас до сих пор есть идея с клубом КХЛ в Париже?
— Идея есть, да. Проблема в том, что её пришлось отложить из-за ковида, который длится второй год. Стоит вопрос с ареной, потому что на «Берси», где проходил ЧМ-2017, принимает и концерты, в график стадиона невозможно вписать расписание клуба КХЛ.

Арена – наша главная задача. Надеюсь, что скоро всё вернётся в привычную колею, ковид уйдёт, и мы вернёмся к этой идее. На самом деле мы уже над ней работаем, мы бы очень хотели, чтобы лучшие французские игроки вернулись во Францию, мы бы построили вокруг них команду из других наших профессиональных игроков. Это пойдёт на пользу и нашей сборной. Мы не отказываемся от идеи с клубом КХЛ во Франции, мы скоро возобновим работу над ней.

Новость по теме
Третьяк: у России будут хорошие рабочие и человеческие отношения с новым президентом ИИХФ

— Фазель тепло относился к России, а что вы думаете о нашей стране?
— Во-первых, я всегда буду помнить, что 25 сентября в Санкт-Петербурге я стал президентом ИИХФ. Невозможно думать о высоком уровне хоккея без России. В 2023 году здесь пройдёт чемпионат мира, и мне будет очень приятно работать с ФХР над организацией этого турнира. Плюс в Совет ИИХФ вошёл известный хоккеист Павел Буре. Здорово, когда хоккеисты включаются в организацию хоккея.

Рене был частью нашей семьи, я ещё с ним поработаю, он будет меня направлять в моей новой должности. Ничего не изменится. Я – гражданин мира, родился в Канаде, живу во Франции. Всегда чувствую себя комфортно в России, будет интересно работать с ней. Нам нужна Россия, потому что мы хотим подключить великие нации к реализации нашей программы развития, а Россия – великая нация. Мы будем просить ФХР о помощи по многим вопросам развития хоккея в странах.

Комментарии
Партнерский контент