Ферстаппен обвинил «Феррари» в мошенничестве
Дмитрий Захарченко
Ферстаппена можно ненавидеть, но нельзя не ценить. Без Макса Ф-1 было бы плохо
В последние два недели Ферстаппену достаётся и от судей, и от команды, и от собственного отца. И есть за что. Но он всё равно крут.
Авто / Формула-1 0

В последнее время Ферстаппен влипает в скандалы едва ли не чаще, чем в начале карьеры. В паддоке немногие сомневаются, что в будущем голландец станет чемпионом, но сейчас он то проигнорирует жёлтые флаги и начнёт хвастаться этим на пресс-конференции, то обвинит «Феррари» в нарушении регламента без веских на то причин.

«Перестали жульничать?» Супермотор «Феррари» вдруг сдал после козней соперников
Неужели соперники итальянской команды-легенды всё-таки обнаружили и придушили секрет её мотора?

Парень очень быстр, однако его поведение у многих вызывает отторжение и критику. Но разве не о таком гонщике Формула-1 мечтала долгие годы?

В 90-х-начале 2000-х в Формуле-1 не боялись высказывать своего мнения: Эдди Ирвайн, Жак Вильнёв, Хуан-Пабло Монтойя — это лишь малая часть тех, кто не стеснялся в выражениях, если чем-то был недоволен. Но затем в «Большие призы» пришли очень большие деньги, команды стали инструментом продвижения своих спонсоров, а гонщики — амбассадорами брендов. И в итоге 99% процентов интервью с пилотами превратились в краткие и политкорректные выжимки из вылизанных пресс-релизов — пиарщик для спортсмена стал чуть ли не важнее тренера.

Тут, впрочем, удивляться не приходится. Иные спонсоры каждый год выкладывают по сотне миллионов евро в год и меньшее, что можно потребовать за эти деньги, — предсказуемые и стерильные коммуникации в прессе.

Да, время от времени успешные и титулованные пилоты могут себе позволить нечто, идущее вразрез с корпоративной политикой. Паддоку, например, очень не хватает Фернандо Алонсо, который изрядно веселил публику шутками (шутками?) про «Хонду» и часто критиковал устройство Формулы-1 в целом.

Фото: Mark Thompson/Getty Images

Для «Макларена» его слова могли стать проблемой, «Хонда» наотрез отказывается сотрудничать с испанцем даже в других сериях (и даже ваш автор, рассказывая об этих событиях, будет исходить с позиций устройства автоспорта и критиковать двукратного чемпиона мира за несдержанность по отношению к партнёру).

Но ещё важнее для Формулы-1 не «Хонда» и даже не «Макларен», а болельщики. Без любой из команд чемпионат продолжит существование, а без зрителей — нет. А зрителю нужны искренние эмоции — и именно их давал Алонсо, раньше их обеспечивали Монтойя и Вильнёв. Да тот же Кими Райкконен — немногословный в интервью, в радиопереговорах с командой он весьма искренен.

И Ферстаппен в своём поведении совершенно искренен. Это, разумеется, не повод оправдывать его выходку в Мехико, когда 22-летний юнец решил, что видит лучше судей и маршалов и решил проигнорировать жёлтые флаги и повыпендриваться, хотя поул уже был в кармане. С другой стороны, если бы не Макс, никто так и не произнёс вслух то, о чём подумали все: «Феррари» потеряла в скорости в Остине из-за директивы ФИА.

«Хэмилтон лучше Шумахера, который играл грязно. Надеюсь, он перейдёт в «Феррари»
После шестого чемпионства многие журналисты окончательно решили: Льюис — лучший гонщик в истории Формулы-1.

И да, едва ли у Ферстаппена или кого-либо из «Ред Булл» есть неопровержимые доказательства махинаций «Феррари» с датчиками, а если есть, то стоило бы предъявить их общественности. Но Макс сказал то, что сказал, и тем самым показал, что внутри «Ред Булл» — или по крайней мере в некой его части — есть определённый консенсус по вопросу легитимности итальянских моторов.

Согласитесь, это добавляет завершающемуся сезону глубины — один из главных соперников косвенно обвиняет «Феррари» в мошенничестве. И пока на все обвинения «Скудерия» отвечает лишь «Нет, это не так». Вопрос далеко не закрыт — на кочковатом «Интерлагосе» «Феррари» наверняка опять будет проигрывать, но в Абу-Даби, где много прямых и гладкий асфальт, «Скудерия» должна быть среди лидеров. «Феррари» проиграла этот чемпионат, но теперь на кону честь команды: если в последних гонках итальянцы не прибавят, значит, Ферстаппен был прав?

Фото: Mark Thompson/Getty Images

И почему вообще Бинотто так сорвался на Хорнере? Глава «Феррари» совсем недавно заявил, что был бы рад получить от соперников протест и доказать, что машина легальна. И в Маранелло не придумали более остроумного ответа, чем предъявлять при журналистах Кристиану Хорнеру? Автору кажется, что будь руководителем «Скудерии» Маурицио Арривабене, ответ был бы круче. Однако и вариант Бинотто неплох: открытый разговор при всех эффектнее и ярче, чем перебранки за закрытыми дверями. Представьте, если бы Феттель и Леклер выясняли отношения открыто — сколько нового мы бы узнали о Формуле-1 вообще и «Феррари» в частности!

В поведении Ферстаппена важно отметить роль «Ред Булл» — в этой команде всегда приветствовали гонщиков-индивидуальностей. Порой это выходило боком, как когда Феттель ослушался приказа и обогнал в Малайзии Марка Уэббера. Тем не менее сам Себ, Риккардо, Ферстаппен — они все во многом продукты работы «Ред Булл», но каждый со своим собственным характером.

Квята лишили очков вторую гонку подряд. Судьи даже не стали его слушать
После второго «торпедирования» кряду против Даниила уже играет репутация?

Австрийский концерн пришёл в Формулу-1 по маркетинговым соображениям, хотя порой кажется, что для Дитриха Матешица гонки стали уже чем-то большим. Так или иначе, австрийцы понимают, что для продвижения своего напитка им нужны яркие и необычные герои, которые не только результатами, но и сами по себе вызывают интерес у публики, тем самым обеспечивая себе публикации в прессе.

Но вернёмся к Ферстаппену — помимо прочего, он ещё и отличный гонщик: быстр, агрессивен, упёрт, великолепен под дождём. То, что парень не всегда следит за языком не делает его хуже, как пилота, а говорить он может всё, что вздумается, ведь платят ему не за ораторские способности. И быстрый, но порой не сдержанный пилот Формуле-1 полезнее стерильного и предсказуемого водителя гоночной машины.

Ферстаппен довёл «Феррари» до угрозы подать в суд. 6 скандалов Макса
К 22 годам Макс успел поссориться с соперниками, судьями и даже тихим Райкконеном. И чуть не подрался.

А то, что он не следит за языком, только делает жизнь паддока интереснее. В конце концов, о чём ещё нам говорить после Гран-при Абу-Даби? Вы можете любить Ферстаппена, можете не любить, но признайте честно: без Макса в Формуле-1 было бы не так весело.

Комментарии (0)
Узнавайте о новых статьях первыми

Подпишитесь на рассылку и узнавайте о самых интересных и важных новостях первыми

Введите корректный e-mail
Загрузка
Произошла ошибка. Пожалуйста, попробуйте еще раз.
Спасибо!

Для завершения подписки остался один шаг. Проверьте свою почту.

Партнерский контент