Показать ещё Все новости
«У русских есть черта — говорить всё в лицо». Итальянец — о тренировках с нашими лыжниками
Екатерина Ефимова
Пеллегрино – о тренировках с нашими лыжниками
Комментарии
Федерико Пеллегрино готовился к сезону вместе с Устюговым, Ретивых и другими. Любопытный взгляд на сборную России изнутри, но со стороны.

Чемпион мира и призёр Олимпийских игр Федерико Пеллегрино – это, безусловно, один из главных соперников российских лыжников в спринте. Однако после финиша Федерико тепло приветствует многих россиян, а те даже улыбаются итальянцу в ответ.

Почему? Да потому что Пеллегрино вместе с Франческо Де Фабиани тренируется в составе группы Маркуса Крамера бок о бок с Устюговым, Мальцевым, Ретивых и другими сильными спортсменами сборной России. И, конечно, Федерико есть что рассказать и о себе, и о партнёрах по команде. Любопытная точка зрения: вроде изнутри, но со стороны.

Впрочем, Пеллегрино рассказал «Чемпионату» не только о силе русских, но и о поведении Клебо, конфликте россиян и норвежцев на лыжне, шансах стать профессиональным футболистом и даже о фанате, который ездит за ним с бензопилой!

«Поставил Клебо на место». Даже норвежцы восхищены победой нашего лыжника Терентьева «Поставил Клебо на место». Даже норвежцы восхищены победой нашего лыжника Терентьева

«Глеб Ретивых старался подтянуть итальянский»

– Мне нужно быть на тренировке в 9:30, опаздывать нельзя, – начал беседу Федерико. – За всё лето я всего дважды опоздал на минуту, в остальное время приходил вовремя или заранее. Но русские приходят заранее всегда. Даже, бывает, за 15 минут до начала тренировки.

– Недавно вы в «Инстаграме» написали «spasiba». Русский язык, значит, так и не выучили?
– Это я с ошибкой написал (улыбается)? Ну ладно, русские вообще называют меня «Федерика», всё никак не могут привыкнуть произносить твердое «о» в конце моего имени. Если уж они так ошибаются, то и мне, наверное, можно.

– А как дела с итальянским у ваших партнеров по группе?
– Вообще Глеб (Ретивых. – Прим. «Чемпионата») старался подтянуть итальянский, занимался понемногу. Особенно хорошо у него пошло после того, как на сборах Глеб три недели прожил в одном номере с Де Фабиани. Он тогда каждый день говорил мне несколько новых слов и даже пытался составлять предложения. Наверное, ему ещё помогал его друг-велосипедист, который живёт в районе озера Гарда, его зовут Саня.

– Возможно, Порсев?
– Не знаю. Саня и Саня. Я так понял, что в России почти все Сани (смеётся). Да, кстати, ещё физиотерапевт знает несколько слов по-итальянски. Хотя, конечно, нам всем удобнее говорить по-английски, так всё же проще понять друг друга. Но «право» и «лево» я, само собой, выучил ещё в начале нашей совместной работы.

– С кем из группы вы общаетесь лучше всего?
– Наверное, как раз с Глебом. Де Фабиани больше общается с Мальцевым, возможно, потому, что у них один и тот же спонсор. В этом году мы начали общаться с Мальцевым и Устюговым, было несколько раз, когда мы подолгу разговаривали. Иногда хочется побыть наедине со своими мыслями, а иногда интересно поделиться ими и спросить, что думает твой партнер по тренировочному процессу. Знаете, за время работы с русскими я понял, что они очень профессиональны и у них прекрасные отношения с тренерами. Это тоже такой особый уровень доверия.

Понимаете, бывают такие дни, когда кто-то не хочет тренироваться, и тренер идёт навстречу и соглашается. А бывает, что кто-то хочет поработать побольше, и тренеру порой трудно сказать: «Нет, не тренируйтесь слишком много». В этой группе есть большое взаимное доверие, и все им очень дорожат.

«Русские всегда говорят всё в лицо»

– В России про Сергея Устюгова говорят, что он бешеный, своенравный, делает то, что сам хочет. А вам он каким показался?
– Сергей очень силён. Тренируясь с ним бок о бок, я много раз задавал себе один и тот же вопрос: «Как мне удавалось побеждать его в 2017-м, когда он был на вершине?». Это спортсмен с каким-то запредельным талантом, я даже слов не могу подобрать, чтобы передать вам, насколько он силён. На прошлой неделе у нас было несколько гонок, и он хорошо пробежал все. Этот год вполне может стать его годом.

– А правда, что Устюгов постоянно ломает палки на тренировках?
– Да, есть такое. Сергей и Глеб каждую скоростную тренировку ломают палки. Понимаете, они очень сильны, и у каждого члена этой команды есть свои особенные черты. В каждом из этих спортсменов есть какая-то неведомая сила, подвластная только ему. У кого-то прекрасно работает голова, кто-то невероятно вынослив, кто-то хорош в классике, а кто-то и в классике, и в коньке. Работать с этой группой – это просто потрясающе, честное слово.

«Думали, он близок к закату карьеры». Лыжник Устюгов вернулся и выступит на Олимпиаде? «Думали, он близок к закату карьеры». Лыжник Устюгов вернулся и выступит на Олимпиаде?

– Хорошо, а как насчет командного духа?
– Я, Дефа (Де Фабиани. – Прим. «Чемпионата») и тренер Франсуа привнесли немного итальянского духа, шуток и хорошего настроения. Прелесть в том, что если в группе и были какие-то жёсткие обсуждения и споры, то, как правило, они проходили на русском языке. Так было даже лучше, по крайней мере, мы оставались вне дискуссий. И знаете, что меня ещё поразило? Мне кажется, это не только в группе Крамера, но такая черта вообще у русских – говорить всё в лицо. Когда были ссоры, то это было по-настоящему: ребята злились, удалялись из групп в WhatsApp, говорили друг другу что-то очень резкое. Но на следующий день всё забывалось и все снова были друзьями. Когда нужно было что-то сказать, это говорилось в лицо, в открытую. А в моей жизни были команды, где, бывало, что-то скрывалось, какие-то вещи не обсуждались, а потом со временем отношения ухудшались. Это не самая здоровая тактика в общении. А здесь мы увидели: люди понимают, что им ещё долго работать друг с другом и нужны реально хорошие отношения. Чтобы работа была плодотворной, все должны быть заодно. И в этой команде действительно есть доверие.

– Что дал вам Маркус Крамер из того, чего не было раньше в вашей подготовке?
– Скажем так: он дал мне подтверждение того, что всё, что я делал раньше, было правильным. Посмотрим, как это всё будет работать во время сезона. Даже если что-то пойдёт не так, это может быть связано не с тренировками, а с возрастом. Начинается мой 13-й сезон в карьере!

Работа с группой Крамера – действительно хороший опыт, которым я очень доволен. У него я утвердился во мнении, что не тренировочная программа делает спортсмена сильным, она лишь помогает ему. Больший упор нужно делать на простые вещи, чтобы не было риска ошибиться. Да, сейчас я тренировался намного больше, чем в предыдущие годы, но моя работа была более плавной и менее нервной и напряженной. И, познакомившись с таким методом работы, я вряд ли вернусь к тому, как работал в прошлом.

«Клебо кажется эмоциональным мальчиком»

– Каков Клебо перед гонками? Общается перед стартом или, наоборот, закрывается?
– Перед гонками Клебо кажется очень эмоциональным мальчиком, которому нужно побыть наедине с собой. Он всегда слушает музыку и немного отстраняется от остального мира. Может быть, именно так ему удается хорошо сконцентрироваться. Он очень профессионален, не хочет допустить минимального риска ошибки, даже зная, что он самый сильный. Но перед гонками особо никто не разговаривает, а вот после можно перекинуться парой фраз.

– Вы со стороны замечали какое-то напряжение в отношениях норвежцев и россиян в последние годы?
– Проблемы, которые были в Зеефельде между Клебо и Устюговым и в Оберстдорфе между Большуновым и Клебо, на мой взгляд, были созданы из-за не совсем ясных правил FIS, которые не всегда правильно интерпретировались судьями. Всё это создало путаницу для всех нас. Были моменты, когда мы не понимали, что нам можно делать, а что нет, как, например, в ситуации с обгонами у упавших российских лыжников на «Тур де Ски» – кажется, это были Белов и Якимушкин. Затем Большунов с финном, где после гонки Большунов перегнул палку. Мы надеемся, что это правило об обгонах будет реализовано на практике без различных толкований и что больше не будет проблем с ясностью правил.

– С кем бы вы хотели пробежать командный спринт, будь у вас выбор? С Большуновым или с Клебо?
– С большим удовольствием пробежал бы и с Большуновым, и с Клебо, потому что в обоих случаях мы были бы так сильны, что обязательно бы победили. И Большунов, и Клебо выигрывали чемпионат мира, так что было бы здорово с пробежать с обоими.

«Пусть проверяют всех». Сервисёр русских лыжников жёстко ответил на подозрения в читерстве «Пусть проверяют всех». Сервисёр русских лыжников жёстко ответил на подозрения в читерстве

– Вы так корректно отвечаете на вопросы. Вы всегда так вежливы и спокойны?
– Я злюсь только тогда, когда правила не соблюдаются — меня так воспитали. Потому что мир без правил полон войн. А ещё я злюсь, если кому-то не нравится какое-то правило, и он ничего не делает, чтобы это правило изменить. Если тебе не подходит 9 утра для тренировок — ты должен об этом сказать. А не приходить в 9 и жаловаться. Или вообще не приходить. Если тебе что-то не нравится – нужно говорить об этом. Кстати, в Team Cramer то, что говорит Маркус, является правилом. Но если какой-то из спортсменов не согласен с ним, он может поговорить с Маркусом, всё обсудить. Бывает, что Крамер разрешает спортсмену поступить так, как он хочет. Этот год был очень конструктивным, я злился намного меньше, чем в прошлом.

– На Олимпиаде в Пхёнчхане был классический спринт, в Пекине будет коньковый. Вам всегда лучше удавался свободный стиль, значит ли это, что на Играх в Пекине у вас будут отличные перспективы?
– В 2018 году я выиграл медаль в классическом спринте, что для меня было сложнее всего. Теперь я должен сделать то же самое в своём любимом свободном стиле. Выиграть медали в обеих дисциплинах на двух Олимпиадах подряд – настоящий повод для гордости. Это доказательство того, насколько ты силён и универсален. Это будет непросто, потому что легко вообще не бывает, но я бы невероятно гордился собой, если бы смог выиграть ещё одну олимпийскую медаль.

«Фанат приносит бензопилу, чтобы пошуметь»

– У вас есть свой фан-клуб, и на соревнования приезжает один особенный болельщик с бензопилой...
– О да, есть у нас такой дровосек…

– Лично я не очень представляю, как это выглядит? Он бегает с бензопилой по лесу? А как организаторы на это реагируют?
– Да ну что вы, с ума сошли (смеётся)? Он снимает лезвие, так что остается только безумный шум. Деревья-то он не собирается рубить, а бензопилу приносит, чтобы пошуметь как следует.

Вообще это такая классная группа болельщиков, которые следуют за мной уже много лет. 13 лет прошло уже с тех пор, как я впервые стартовал на Кубке мира, так что с годами эти фанаты стали спокойнее. А вот в начале своей «фанатской» карьеры они были достаточно безумны (смеётся). Будем надеяться, что ковид даст фанатам возможность поболеть вживую в Давосе.

– Знаю, что вы всегда возите с собой свою подушку.
– Да, а ещё плюшевого льва Греты – они всегда со мной. На самом деле, спать на своей подушке – это залог хорошего здорового сна. Она очень компактная, я всегда вожу её с собой в чемодане.

«Я бы боялась Губерниева, но он всегда такой милый». Откровенное интервью с Доротеей Вирер «Я бы боялась Губерниева, но он всегда такой милый». Откровенное интервью с Доротеей Вирер

– На сборах вы много времени проводите за книгами. Что читаете сейчас?
– Мне очень нравится читать исторические романы, особенно зимой – стараюсь черпать вдохновение для моих выступлений. Вчера закончил книгу про Алессандро Дзанарди, мне её подарили. Всегда прекрасно читать про этого потрясающего человека.

– В детстве вы занимались не только лыжными гонками, но ещё и футболом. Могли бы добиться высот и там?
— Да нет, конечно. Не будем обманывать людей (смеётся). Футболом я занимался профессионально, но не смог пробиться выше регионального уровня. Я очень быстро бегал, но плохо обращался с мячом, а одной скорости было недостаточно для футбольной карьеры. Но я люблю футбол до сих пор.

– Расстроились, что Роналду ушёл из «Ювентуса»?
– Конечно, думаю, все в Италии расстроились. Но каждый делает свой выбор. И наличие таких экстраординарных талантов в команде может сказаться отрицательным образом на мотивации остальных футболистов. Может быть, они думают, что, имея такой феномен, который в штрафной площади прыгает на полтора метра выше остальных, они могут работать меньше. Поэтому, возможно, это стимул для игроков, которые остались в составе «Ювентуса».

Комментарии
Партнерский контент